«Наша религия – это любовь ко Христу, и больше ничего!»

Часть 1

Источник: Православие.Ru

9 июня 2020 года, на 92-м году жизни, отошел ко Господу известный церковный композитор, заштатный клирик храма Мученика Иоанна Воина на Якиманке г. Москвы протоиерей Николай Ведерников – старейший клирик Москвы.

Говорите Ему все, Он обязательно отзовется

– Как совмещать повседневную жизнь и обязанности православного христианина?

Дело в том, что каждый из нас, мы должны знать это, является храмом живущего в нас Духа Божия. Это же известные слова: «Разве вы не знаете, что вы – храм Божий» (1 Кор. 3, 16), так говорит апостол Павел. Он говорит именно об этом. То есть цель посещения храма (вещественного, так сказать, храма) – это забота о нашем нерукотворном храме. То есть каждый из нас является храмом, а это очень многое значит.

Я прихожу в храм Божий, чтобы встретиться с Господом Иисусом Христом. Я всегда говорю всем на Исповеди, что наша религия – это любовь ко Христу, и больше ничего! Именно любовь ко Христу!

Очень часто люди забывают об этом: забывают о том, что нет другой цели у нас, кроме как стяжания благодати Святаго Духа.

Так преподобный Серафим Саровский и говорил: «Цель христианской жизни – стяжание благодати Святаго Духа». А как ее получить? А получить можно таким образом, чтобы использовать все те средства, которые у нас есть. Что есть главное? Это, прежде всего, встреча со Христом.

Люди иногда думают, что вот: поставил свечку, отбил поклоны, вычитал правило какое-то, – и что это будто бы главное. У них внимание уходит на второстепенное. А главное – это встреча со Христом, это – любовь ко Христу.

Я прихожу в храм Божий, чтобы встретиться с Господом Иисусом Христом

Поэтому я и говорю людям: смотрите, чтобы каждый день не пропал у вас даром, в смысле встречи со Христом. Поэтому я всем рекомендую одну главу Евангелия прочитывать ежедневно.

Важнее всех молитвенных правил является прочтение одной хотя бы главы Святого Евангелия каждый день, потому что это – встреча со Христом.

Кроме чтения этой главы, я всегда говорю: лично, своими словами беседуйте с Господом. Рассказывайте Ему, как прошел у вас день, какие обстоятельства в вашей жизни случились, какие трудности встретились на вашем пути. Говорите Ему все, Он обязательно отзовется.

Лично, своими словами беседуйте с Господом

То есть, когда вы встаете с утра, говорите: «Господи, благослови меня на предстоящий день, помоги мне, чтобы он прошел без греха...». А в конце дня – обязательно благодарите Господа, надо об этом не забывать. Люди забывают! К сожалению, потому что знают вроде бы об этом, но вместе с тем и забывают.

Рекомендую перед тем, как ко сну отойти, в обратном порядке просмотреть свой день. И если я чем-то согрешил, принести мысленно покаяние. Это независимо от Исповеди у священника – а просто: «Господи, прости! Вот, я осудил человека... Встретил человека, у нас состоялся разговор, и я осудил ближнего мысленно! Господи, прости!» И Господь обязательно простит, если ты искренне покаешься в этом. Это не значит, что ты потом не пойдешь на Исповедь и не будешь исповедоваться: ты потом принесешь свою Исповедь священнику и через таинство получишь разрешение грехов, но, независимо от этого, каждый из нас может покаяться пред Господом, и Господь сразу же его простит, если он искренне это сделает. И обязательно благодарить за прошедший день...

Послужить людям. А через людей – Господу

У нас с матушкой были замечательные духовники. Первым был отец Николай Голубцов, всем известная личность, а после него был отец Владимир Смирнов, который служил в храме Илии Обыденного. А последний, самый значительный духовник – это был отец Василий Серебрянников, очень известный духовник. Он умер очень стареньким, но тем не менее мы регулярно с матушкой у него исповедовались. Это был замечательный духовник!

В настоящее время, к сожалению, таких встретишь редко! Последним, у кого я исповедовался, был отец Герасим Иванов, который скончался в возрасте 94 лет. Это был художник замечательный и замечательный священник. А теперь, вот, я осиротел в этом плане. Но, думаю, поскольку Господь меня еще держит на земле, то пошлет и священника, которому я могу поисповедоваться. Мне этого очень хочется...

– Отец Николай, вы опытный священник, в течение многих лет предстоящий престолу и совершающий литургию. Вы многих и многих исповедуете. Не могли бы вы сказать, какие грехи наиболее частыми являются, например, в течение последних десяти лет?

Люди каются почти в одном и том же

– Прямо могу сказать, что люди каются почти в одном и том же. Это – раздражительность. Это – осуждение людей. Это – зависть. Ну, и, конечно, празднословие. Некоторые каются в сквернословии, если бывают, к сожалению, такие случаи. Реже – это злопамятство. Это когда помнят обиды. Я стараюсь, прежде всего, искоренить всякое злопамятство в людях. Но вот главное: осуждение и раздражение, гневливость, обидчивость. Вот эти частые грехи. Подходит человек на Исповедь, и как раз эти грехи называет...

    

Еще у меня такая обязанность, о которой я не сказал: это два раза в год провести общую Исповедь. Первую Исповедь я провожу накануне субботы первой недели Великого Поста, потому что по традиции у нас полный храм причащается на первой неделе в субботу. Все прослушали канон Андрея Критского, который длился в течение первых четырех дней недели, и вот, в пятницу вечером я всегда провожу общую Исповедь. Храм всегда переполнен... А потом уже подходят ко мне на индивидуальную Исповедь – какие грехи у кого есть, я их разрешаю.

И вторая Исповедь – перед Великим Четвергом. В Великую Среду вечером так же провожу такую же общую Исповедь, а потом все причащаются на Тайной Вечери в Четверг.

Вот такие у меня обязанности, которые отец настоятель на меня возложил. Потому что тем самым я помогаю ему. Ему трудно, он немощен, слаб здоровьем (речь идет о протоиерее Николае Смирнове, бывшем настоятеле храма Иоанна Воина на Якиманке, Ред.), но что хорошо – у него зрение есть, поэтому он может служить. Если бы у меня было зрение, я бы, конечно, за штат не уходил, хотя и возраст у меня уже почтенный. Но тем не менее, слава Богу, хоть что-то у меня осталось (хоть что-то!), чем могу послужить еще Господу. Это согревает мою душу и радует, что все-таки Господь держит меня на земле, и я что-то могу делать.

Хоть что-то у меня осталось, чем могу послужить еще Господу

К этому еще можно добавить, что как-то так сложилось, что по понедельникам вечером у меня дома я собираю своих духовных чад, мы говорим о слышанном в воскресный день Евангелии.

Обычно в понедельник вечером собираются люди... Сначала я рассказываю о Евангельском чтении воскресного дня, а потом каждый делится фактами своей духовной жизни. Так происходит общение между людьми, человек 10–15, иногда до 20 доходит количество человек, приходящих ко мне в понедельник на собеседование. И вот, они делятся друг с другом своей духовной жизнью, общаются. Это радует их, они хотят этого. Конечно, мне это не очень легко физически, но тем не менее это происходит.

А потом чаем всех угощаем, этим наш вечер заканчивается. Беседуем мы на разные темы: у каждого какие-то проблемы в личной духовной жизни. Они высказывают это и делятся друг с другом, хотят этого общения. И меня это радует, потому что хотя бы этим я могу послужить как-то людям. А через людей – Господу.

Вот, примерно, я обрисовал то, в чем моя деятельность заключается.

Учиться молчанию

– Сегодня, в эпоху современных электронных технологий, при сумасшедшем ритме жизни, очень редко встречается такой человек, который усердно молится Богу, посвящает много времени молитве. Чаще всего духовное заменяется материальным, но еще есть и отвлекающие моменты: телевизор, Интернет, социальные сети, развлечения... Как научиться молитве, как преодолеть в себе духовную лень и расслабленность?

– Это болезнь века, конечно: Интернет, телевидение... Я этого не одобряю в других и стараюсь предостеречь. Сам я не могу лично к этому быть причастным, потому что нет зрения, но меня это совершенно и не интересует! Единственно, что я могу сказать, это что ежедневно я уделяю время прослушиванию передач радио «Радонеж». В какое-то время слушаю интересующую меня программу, и меня это очень радует. Я очень доволен этим, благодарю сотрудников радиостанции и всех, кто устраивает эти передачи.

 

    

Поскольку я имею еще светское музыкальное образование, то меня очень радует, что по средам замечательный музыкант Иван Соколов рассказывает о произведениях Иоганна Себастьяна Баха, трактует их в духовном смысле, в смысле религиозном... Эту передачу, в частности, я стараюсь не пропускать.

Во всяком случае, единственное, что я сейчас слушаю, это именно «Радонеж». А что касается телевидения, то меня сейчас все это абсолютно как-то отталкивает. Поэтому я и не одобряю тех, кто к этому пристрастен.

Это заполняет жизнь и дает иллюзию какой-то деятельности... Что еще могу сказать? К сожалению, это бич наш современный. Вместо того, чтобы хотя бы прочитать даже хорошую книгу, из художественной литературы что-то прочитать, люди заполняют время этой пустотой. Это ужасно, это меня очень огорчает!

Это, конечно, многих касается: такое увлечение всеми этими средствами. Люди как бы живут переживанием чужих событий, к ним совершенно не относящихся.

Поэтому я считаю, что надо учиться молиться. Молиться и вместе с тем учиться молчать. Учиться молчанию.

Надо учиться молиться. Молиться и вместе с тем учиться молчанию

То есть мы часто привыкли очень много говорить, тем или иным образом участвовать в событиях другого человека, а вот сосредоточиться на своей внутренней жизни мы часто не любим. Не любим делать какое-то усилие над собой. В чем это усилие заключается? В том, чтобы научиться молчанию, внутреннему покою.

Если ты не научишься внутреннему покою, ты не сможешь воспринять и другого человека, даже твоего близкого, который живет с тобой рядом.

Потому что, чтобы встретиться с человеком, надо уметь выслушать его. То есть надо уметь слушать. А мы сейчас этого не любим: нам говорит человек, а мы ему – свое в ответ. Стараются сейчас люди сразу придумать, что и как ответить, вместо того чтобы просто услышать человека. Просто услышать, встретиться с ним. К сожалению, этому надо учиться.

Я стараюсь это в себе воспитывать. Я уже старый человек, немощный, и я лично стараюсь каждый день внутренней молитвой заниматься. То есть, в частности, я очень дорожу Иисусовой молитвой, и стараюсь, чтобы каждый день – хоть сколько-то времени – но я бы был в молитве.

Помните всегда слова апостола Павла: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь и за все благодарите!» (1 Фес. 5, 16) За все! Это ведь апостола Павла слова! Вот, я стараюсь эти слова и людям говорить, и сам, елико возможно, исполнять, насколько у меня хватает сил. Непрестанно молитесь, и за все – и за радость, и за скорби, и неприятности, и за все, что угодно, – благодарите Господа в конце дня. Понимаете, вот что нужно! То есть личные отношения с Господом Иисусом Христом.

За все – и за радость, и за скорби, и неприятности, – благодарите Господа в конце дня

Это самое главное. Наша религия – это личная встреча со Христом и любовь ко Христу. И больше ничего! Вот, если все это делать, если в этом упражняться, то, я считаю, ты будешь уже на пути спасения.

Потому что если ты со Христом, то кто же тебя сможет сбить с толку? Никто! Потому что, если я со Христом, то я как бы в защите, в большой защите. И главное – уже на земле исполнять слова: «Ищите прежде Царствия Божия и правды его, а все остальное приложится вам» ( Мф. 6, 33).

«Ищите прежде Царствия Божия и правды его»: я всегда стараюсь людям напоминать эти слова. И надо, естественно, с себя начинать, потому что одно – говорить людям, а другое – исполнять самому. И если я хоть что-то в этом направлении сделаю по отношению к себе, то я почувствую, что я имею как бы право – моральное и духовное – говорить другому. А если я этого не делаю, то я подобен фарисею, как Христос говорит: они учат, а сами и пальцем не шевельнут, чтобы это исполнить самим. Поэтому очень важно трудиться над собой.

И хотя я человек немощной, меня как-то поддерживает сознание, что я живу не зря, что дни жизни Господь дает зачем-то. Я не знаю, сколько он даст еще, но мне уже очень   много лет все-таки. Люди умирают в разном возрасте, а я уже сколько времени живу...

Нужно послужить еще

– Мы должны молиться и за врагов, но как прийти в такое состояние, чтобы со смирением принимать то, что тебе делают враги – люди, которые сознательно хотят тебе зла?

– У меня врагов нет и никогда не было (смеется) ни в молодости, ни в старости. И я за это благодарю Господа. Христос говорит: «благотворите врагам...» (ср. Мф. 5, 43). А какие враги, если у меня их нет?! У меня в опыте не было такого, чтобы у меня был кто-то враг, кто-то мне активно делал зло... Таких людей не было и нет сейчас, мне кажется. Просто не было, понимаете?

Ну, как можно сказать? В период обучения, в студенческие годы, в школьные, тем более, годы... И дальше – служение в Церкви... Никаких врагов у меня не было! Поэтому и опыта такого нет у меня, опыта общения с врагами. И это слава Богу!

Все, кто рядом со мной, для меня дороги

Все, кто рядом со мной, для меня дороги, и мне хочется послужить им как-то, понимаете? Послужить хоть чем-то.

В данном случае круг этих людей довольно ограничен – это те, о ком я вам сказал, кто приходит ко мне на беседы, на Исповедь в храм. Есть самый близкий мне человек, который и духовно мне близок...

 

    

Есть раб Божий Александр, который постоянно обо мне заботится: о питании, о том, чтобы приготовить обед (хотя у него своя семья – и жена, и родственники). Я считаю, что этим подвигом он просто зарабатывает Царствие Божие, и Господь посылает ему Свою милость за то, что он мне так помогает. И это ведь сложилось еще очень давно, очень давно... Я сейчас даже не помню, но это можно уточнить, как он попал в круг моей жизни, и продолжает сейчас иметь ко мне отношение, ухаживать за мной и делать все, что нужно.

То есть все люди, которые меня окружают, – люди мне дорогие. Никаких врагов, никаких трений у меня ни с кем нет. Может быть, тут причиной мой характер, уж я не знаю, но, во всяком случае, я очень этому рад и благодарен Богу за это.

А уж когда Господь возьмет меня, на это уж Его святая воля. Тут я ничего не могу сказать. Поскольку дает еще жизнь, наверное, нужно послужить еще! Хоть чем-то, хоть что-то – но все-таки еще сделать для людей. И таким образом, может быть, Господь меня тоже спасет для вечной жизни.

– Наша Церковь сегодня живет и осуществляет свое служение, будучи независимой от государства. Но церковные новости и проблемы часто обсуждаются и в Интернете, и в СМИ – на телевидении, в прессе, на радио. И кажется, что Церковь подвергается гонениям настоящим иногда, так что до полной свободы далеко. Например, вспомним пляску кощунственную скандальной группы в храме Христа Спасителя. Верующие, оскорбленные в своих религиозных чувствах, вынуждены реагировать на эти выпады. И создается иногда порочный круг: нас обвиняют – мы защищаемся... Может быть, людям православным не стоит так остро реагировать на разные провокации со стороны?

– Да, пожалуй. Вспомним слова Спасителя: «Научитесь от Меня, потому что Я кроток и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим...» (Мф. 11, 29). Кроток и смирен сердцем...

То есть мы вспоминаем всегда поведение Спасителя среди Его окружения: меня всегда больше всего ранит, когда я читаю Евангелие о последних днях земной жизни Спасителя.

У меня вызывает какое-то отвращение это окружение Спасителя в те дни: эти первосвященники, фарисеи, книжники... Это отвратная, мерзкая публика. Я считаю, что враги Христа – это и мои враги, понимаете? Как я о них что-то могу думать хорошее? Конечно, не могу.

И я читаю все это с болью в сердце каждый год, потому что это связано с церковным кругом богослужений, предпасхальным периодом: все то, чему подвергся Христос перед распятием. Так вот, если Господь подвергся такому, то что же говорить о нас? Что же говорить о нас?!

Я жил в советское время, я родился в 1928-м году, и Господь меня уберег (я очень благодарен еще Господу за то, что Господь меня уберег) от всякой военной службы. Не говоря уже о том, чтобы на фронте быть. Понимаете, Господь меня уберег! Он дал мне родиться в такое время, что я нигде в этом не участвовал... Я всегда говорил, что не хочу изучать военное дело – способы убивать людей. Конечно, я проходил этот предмет – военное дело, но учиться убивать людей – для меня это было очень тяжко.

Но тем не менее Господь все так устроил, что все это кончилось на моей памяти, и я не принял в этом никакого участия. Не говоря уже о фронте, о войне.

Война случилась, когда мне было 13 лет, всего-навсего 13 лет. Некоторое время мы жили в голоде и в холоде, а потом дедушка меня взял к себе. Это мой дедушка по матери, он был профессором глазных болезней. Я окончил седьмой класс и учился в Уфе. А потом вернулся в Москву.

То есть моя церковная карьера, если можно так сказать, началась с того, что я прислуживал во время архиерейских богослужений. С этого началось все!

Когда меня начали учить музыке, я чувствовал, что у меня нет такого дарования и любви к музыке, которые нужны были бы для того, чтобы создать карьеру в этом плане. Но я не бросил заниматься. И рад тому, что не бросил. С семи лет я начал учиться музыке на скрипке, потом композиции, консерваторию закончил по двум факультетам: по оркестровому факультету и по композиции. Это я все завершил и поставил точку, так сказать.

С удовлетворением повторю, что я не бросал, у меня такой просто характер: исполнить послушание все, до конца довел и поставил точку.

А параллельно моим увлечением всегда было богослужение, наше православное богослужение. В этом смысле Господь мне даровал возможности общаться с замечательными иерархами. Прежде всего, конечно, это был Патриарх Сергий (Страгородский), у которого я был книгодержцем во время богослужения. У него Патриаршество было небольшое, сравнительно короткое, по-моему, 8 месяцев всего. Мы много общались, я ему играл на фисгармонии церковные песнопения, очень любил его. Хотя он в 78 лет скончался, он был по здоровью очень дряхлым.

Потом, конечно, Патриарх Алексий (Симанский). Это человек, который был для меня образцом во многом. И в смысле манеры богослужения, и отношения ко всему, к вещам. Для меня было большим счастьем иметь общение с таким человеком.

Сначала я ему прислуживал, потом он рукоположил меня в сан диакона, в 1958-м году. А в священники рукоположил меня уже будущий Патриарх Пимен (Извеков), в 1961-м году. Вот, в 1961-м году я был уже в сане священника. А с июня 1958 года был диаконом. Это все были великие церковные иерархи, так что я считаю счастьем, что имел с ними общение во время богослужения и в жизни.

– Вы сказали о том, что заканчивали консерваторию. А какое место заняла в вашей жизни музыка? Что вы можете сказать о церковной музыке, о церковных песнопениях, о клиросе? Вы когда-нибудь сами занимались на клиросе, пели?

У меня сейчас есть произведения, которые исполняются в храме

– Я даже много сочинял церковной музыки, у меня сейчас есть произведения, которые исполняются в храме. Сочинять церковную музыку я начал в тот период, когда происходили выборы Патриарха Алексия I. Когда я прислуживал в соборе, то регент Патриаршего собора знал, что я учусь музыке и могу ему помочь. Подготовка к первому духовному концерту как раз, по-моему, происходила во время выборов Патриарха Алексия I. Это был духовный концерт в Большом зале консерватории, на котором пел Патриарший хор, там пели Козловский, Шпиллер, еще целый ряд выдающихся солистов. И вот, я помогал регенту давать тон на скрипке. Это было за кулисами во время концерта. А потом регент просил меня написать мое первое песнопение: «От Восток солнца до запад», на встречу церковных иерархов.

В то время в храме Воскресения Христова в Сокольниках проходили заседания по избранию Святейшего Патриарха. И туда приезжали иерархи разные. И я помню, что я написал песнопение «От Восток солнца» – первое, что меня просил регент. Ему хотелось разнообразить богослужение – когда иерарх торжественно входит в храм, надо именно это песнопение исполнять: «От Восток солнца до запад хвально имя Господне, буди имя Господне благословенно от ныне и до века...». Это первое, что мне пришлось написать...

Потом он просил меня написать «Богородице Дево», такое маленькое песнопение.

После этого я занимался тем, что написал Литургию, а также и Всенощное бдение. Оба этих сочинения были написаны на древние напевы. Последнее, что я сделал, – я написал «Херувимскую песнь» и четыре одночастных концерта, хоровых. Рождественский, святителю Николаю – «Правило веры», Великого Поста – «Душе моя» и Пасхальный концерт «Плотию уснув».

У известного журналиста и издателя Андрея Золотова жена – регент. Она очень хороший регент, и она исполняла концерт «Путь к Пасхе», начиная с композиторов прошлых столетий до современности. И там как раз исполнялось мое песнопение «Плотию уснув», Пасхальный концерт одночастный.

К сожалению, сейчас из-за отсутствия зрения запись музыки представляет для меня большое затруднение. Я не могу писать, потому что фактически ничего не вижу. То есть я могу наиграть что-то, но кто-то другой должен записать, перевести на ноты. Я просто сейчас не могу записывать.

Так вот, что касается духовной музыки, у меня практика есть.

– А что касается классической музыки, как вы к ней относитесь: например, к произведениям Бетховена, Шопена, Брамса... Если да, то что вас особенно в ней привлекает, какие струны души затрагивает?

– Мой любимый композитор – Иоганн Себастьян Бах, это я могу сказать еще с тех пор, когда, помню, был первый концерт в Рахманиновском зале. Помню, не то «Декабрьские вечера», не то еще какие-то сезоны, в общем, осень какая-то была, когда исполнялось мое произведение. Это было давно. И тогда меня как раз спросили: «Какой у вас самый любимый композитор?» Я ответил, что Иоганн Себастьян Бах. У других композиторов отдельные произведения, конечно, есть для меня ценные. Я люблю и сам играл и Бетховена, и Шопена. Но главное для меня, конечно, Бах. Это как Евангелие для меня, это я чувствую, как свое дыхание, понимаете?

Главное для меня, конечно, Бах. Это как Евангелие для меня

Какие я слушал произведения всегда? Месса си-минор, «Страсти по Иоанну», «Страсти по Матфею».

Помню, было событие, когда в Москву в 1950-е годы впервые приехал хор мальчиков из Лейпцига (где был кантором Бах в свое время), и такой регент – Гюнтер Рамин, который руководил этим хором, и исполняли они «Страсти по Иоанну».

Я эту вещь очень люблю, у меня записи были, которые я слушал... Так что произведения Баха для меня – это некое питание. Я чувствую так, что он жил как будто в то время, когда и Христос жил. Он настолько был проникнут вот этим Евангельским духом, что, пока я учился музыке, я любил играть, прежде всего, именно Баха.

У других композиторов отдельные произведения я любил. Бетховена играл 14-ую сонату, 23-ю сонату и 32 вариации. Ну, и, конечно, более простые произведения, когда учился в музыкальной школе.

Моцарта сонатины играл. Моя жена тоже была музыкантом, она училась у Зака, в свое время закончила консерваторию по классу фортепиано.

(Окончание следует)

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Николай Ведерников:
"Мы называли его апостолом любви"
Интервью с клириком храма святого Иоанна Воина на Якиманке протоиереем Николаем Ведерниковым
05.08.2005
"МЫ НАЗЫВАЛИ ЕГО АПОСТОЛОМ ЛЮБВИ"
Интервью с клириком храма святого Иоанна Воина на Якиманке протоиереем Николаем Ведерниковым
12.09.2003
Все статьи автора
Николай Бульчук:
«Я поворачиваюсь к зоне и кричу: “Ад! Где твоя победа?!”»
Беседа с христианским правозащитником Александром Огородниковым. Часть 5
10.12.2019
«Отец Иоанн принимал меня так, что я плакал как ребенок...»
Беседа с христианским правозащитником Александром Огородниковым. Часть 2
04.07.2019
«У меня была идеальная советская биография»
Беседа с христианским правозащитником Александром Огородниковым
10.06.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
Воцарение коронабеса
Новый комментарий от
2020-07-04 18:28
В чём причина спора о поправках?
Новый комментарий от
2020-07-04 18:09
Власть - это Божие установление
Новый комментарий от Игорь Бондарев
2020-07-04 17:36
На обломках России и за счет России?
Новый комментарий от поп Андрей
2020-07-04 15:52
Является ли симфония властей ложной концепцией?
Новый комментарий от Александр Семиреченский
2020-07-04 15:01
Почему победил Путин
Новый комментарий от Советский недобиток
2020-07-04 14:21
Если Патриарх утвердит решение, он станет простым монахом
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-07-04 12:23