Рядом с мучениками

Три исторических романа Татьяны Александровой — доктора филологических наук, старшего преподавателя кафедры древних языков и древнехристианской письменности Православного Свято-Тихоновского университета, переводчика с латинского и древнегреческого — я прочитала, один за другим, в самые тяжелые недели пандемии, когда приходили тревожные вести из Италии, Испании, когда непонятно было, что нас всех ждет… Совершенно не до книг, казалось бы, тем паче исторических — но тут сработало нечто противоположное. Я с трудом отрывала себя от этих страниц.

Книги Александровой помогали мне — не тем, что уводили от нашей реальности в далекое прошлое, нет, напротив: они придавали мне сил, чтобы принять происходящее и не пасть духом. Потому что это книги о вере; точнее, о том, как обретает человек истинную веру, а вместе с нею и любовь, и мужество, ранее недостижимое.

Все три романа посвящены эпохе раннего христианства, судьбам людей латинской культуры, пришедших ко Христу. Что она для нас значит — та эпоха с ее людьми? С одной стороны, мы знаем массу имен мучеников первых веков новой эры: они постоянно присутствуют в церковной жизни, мы помним дни их памяти, не забываем поздравить именинников и именинниц. С другой — сам факт их мученичества стал для нас чем­то привычным, даже трафаретным… а что­то мы вообще воспринимаем как легенду. Слишком давно все это было, слишком непохожей на нашу была та жизнь. Слишком много позднейших событий отделяет нас от горящих крестов и залитых кровью арен Римской империи.

Татьяна Львовна Александрова, прекрасно знающая римскую культуру, уклад тогдашней жизни, ее быт — шаг за шагом, страница за страницей приближает нас к людям той эпохи, дает нам почувствовать их внутреннее состояние, вместе с ними сделать тот — не просто трудный, а страшный выбор, который делали они. Выбрать мучительную смерть… и вечную жизнь со Христом.

Действие романа «Перед жертвенником лугдунским», входящего в сборник «Вечный град» (издательство ПСТГУ), происходит во II веке по Р. Х., во времена Марка Аврелия. Главный герой романа — Марк Веттий Эпагаф, исторически реальное лицо (о нем можно прочитать в «Церковной истории» Евсевия Кесарийского), молодой провинциал из сословия всадников. Он прибывает на корабле из родного Лугдуна (ныне французский Лион) в Вечный город — Рим. Веттий ищет не карьеры, не славы, а мудрости: он желает учиться философии, риторике и прочим наукам у римских, а затем, возможно, афинских учителей. Первоначальный восторг от Вечного города сменяется разочарованием — искреннему и чистому юноше претит культ изысканных наслаждений; общение с признанными в Риме философами рождает в нем чувство пустоты. Веттию интересна философия Платона, он посещает лекции платоника Сервилиана, но и здесь не находит удовлетворения. Учитель утверждает, что истинность высказывания определяется здравым смыслом, а молодой человек в ответ спрашивает, чем руководствоваться, если речь идет о предметах, превышающих здравый смысл и обыденное понимание. Тут поневоле вспомнишь апостола Павла: мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость (1 Кор. 1, 23–24).

Сервилиан же в ответ беспокойному ученику говорит: «Мы здесь учим вас не для того, чтобы вы стали мудрецами, но для того, чтобы вы стали знатоками мудрости — чувствуешь разницу?» Но как раз эта разница и не устраивает молодого человека. Диалог с учителем­платоником дает нам понять, что Марк Веттий Эпагаф уже из тех призванных, о которых писал апостол; но ему предстоит еще долгий путь до встречи с Истиной и Жизнью.

Как всякий молодой человек Веттий влюбляется; его избранница — 19‑летняя вдова, которую, как многих знатных римлянок, выдали замуж в четырнадцать лет — за шестидесятилетнего. Марцелла, так зовут избранницу, приводит юношу в псевдохристианскую гностическую секту, которые тогда уже росли, как грибы, опережая само христианство. Но и встреча с настоящими христианами не заставляет себя ждать: Веттий становится свидетелем мученического подвига Юстина — святого Иустина Философа, открыто исповедовавшего христианство и защищавшего истину от ересей. В ночь после казни Юстина и с ним пострадавших Веттий не может заснуть: он чувствует некую странную связь с казненными…

Дальше события набирают обороты: вырвавшись из гностической секты, но не будучи в силах предотвратить гибель Марцеллы, Веттий и сам оказывается на краю гибели. Его спасает встреча с великим Поликарпом Смирнским и в его лице — с любовью, настоящей, согревающей, спасающей, живущей в сердцах христиан. Марку Веттию Эпагафу предстоит увидеть мученическую кончину Поликарпа, вернуться в Лугдун, узнать, что его горячо любимая мать, вдова Вибия, давно, еще до его отъезда, стала христианкой… И принять мученический венец вместе с нею и с ее слугами, которых она обратила ко Христу. Мучения христиан в подземной тюрьме и затем на арене цирка описаны автором так, что нас встряхивает, и мы поневоле задумываемся о том, какова наша вера в сравнении с их верой.

Роман «Сад заповедный» (роман входит в сборник «Вечный град») отражает более позднюю эпоху: конец IV — начало V века. Христианство в империи уже легально, но существует наряду с культом «добрых старых богов». Роман посвящен судьбе весталки — жрицы, прошедшей путь от алтаря богини Весты ко Кресту. Это была тяжелая дорога: девочек из аристократических семей посвящали Весте в шести­семилетнем возрасте, и после этого они уже не возвращались домой, к родителям — так и вырастали при храме, в жестких условиях, в постоянном труде, под страхом наказаний. Зато это было почетно — стать весталкой, поддерживать священный огонь, участвовать в красивых церемониях. Жрицы Весты пользовались в Риме особым уважением. Но если весталка вдруг чем­то заболевала, ее тут же исключали из сообщества и оставляли без всякого попечения — телесный изъян для служительницы Весты недопустим! Пройдя все — и соблазн почета, и боль отверженности, осознав духовное бесплодие языческого культа, героиня находит спасение во Христе — и молитва, на которую она собрала всех, даже и неверующих, останавливает варваров, разрушивших уже Рим (476 год).

Наконец, «День рождения Лукана» — книга о любви и верности. Этот роман посвящен судьбе римского поэта Марка Аннея Лукана, прожившего на свете всего 25 лет и казненного по приказу императора Нерона. Трагическую историю Лукана мы видим глазами его вдовы Поллы Аргентарии, присутствовавшей при смерти мужа (Лукану, как и его дяде Сенеке, было позволено умереть дома, вскрыв себе вены с помощью врача), а затем спасшей от нероновских палачей его эпическую поэму «Фарсалия».

Текст Татьяны Александровой ярок и многообразен, богат подробностями далекой от нас и столь интересной нам жизни. Рим первых веков новой эры она описывает так, будто исходила его весь сама. Наш взгляд останавливается то на прекрасном, то на низком и отвратительном. Мы видим дома богатых римлян и так называемые инсулы — тогдашние многоэтажки для бедняков; восхищаемся безупречным вкусом римских красавиц, изумительными садами и стенными росписями… А затем ужасаемся грубости и жестокости римских развлечений. И вновь спрашиваем себя, как же это возможно: чтобы весть о Распятом и Воскресшем, принесенная сюда апостолом Павлом за сто лет до событий, описанных в первом романе (см. Деян., глава 28), вопреки всему обрела в этом мире столько последователей, и не просто последователей — мучеников…

Остается добавить, что сфера научной деятельности Татьяны Львовны Александровой весьма обширна; ее перу принадлежат вступительные статьи и комментарии к изданиям святителей Григория Нисского и Амвросия Медиоланского; целый ряд ее книг и статей посвящен поэзии Серебряного века. Наконец, что она была редактором книги воспоминаний митрополита Питирима (Нечаева) «Русь уходящая».

Газета «Православная вера» № 09 (653), июнь 2020 г.

Марина Бирюкова

Источник: Православие и современность

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Марина Бирюкова:
Все статьи автора
Последние комментарии
Таблетки алчности
Новый комментарий от Туляк
2020-09-28 20:38
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Валерий Медведь
2020-09-28 19:43
Зачем Греф превращает Сбербанк в Сбер?
Новый комментарий от Русский Сталинист
2020-09-28 19:26
Мишустина не хотят пускать на Афон
Новый комментарий от Георгий
2020-09-28 18:35
По ковид-панике неопровержимыми цифрами и фактами
Новый комментарий от Владимир С.М.
2020-09-28 13:50
Христиане и выборы
Новый комментарий от Сант
2020-09-28 10:23
Воспитание в духе веры, преданности Отечеству и уважения к семье
Новый комментарий от Валентин Николаевич
2020-09-28 10:18