Вернётся ли Русский язык на Украину?

 

 

Заявление главы Администрации президента Украины Андрея Богдана о том, что Донецку с Луганском можно разрешить использовать русский язык в качестве регионального, если они признают себя украинскими территориями, гораздо серьезнее, чем выглядит на первый взгляд

 

Понятно, что народным республикам совершенно незачем испрашивать разрешения у Киева. Свое право на родные язык и культуру они отстаивали с оружием в руках, поднявшись именно на их защиту в 2014 году. Именно за язык, который является не просто средством общения, но прежде всего культурным и ценностным кодом, была заплачена немыслимая цена - тысячи и тысячи человеческих жизней.

Кроме того, как сразу же заметил политолог Михаил Погребинский, только человек, не знающий и не понимающий Минские соглашения, может делать подобные заявления. По соглашениям области с особым статусом живут по собственным законам и правилам, имеют собственные выборные органы власти и свою милицию. Киев просто не вправе навязывать им некие нормы поведения, в том числе и языковые. По этим причинам слова Богдана кажется несколько легкомысленными и не увязанными с реальным положением дел.

Однако за кажущимся легкомыслием и безграмотностью кроется очень серьезный политический месседж. Проблема не в Донбассе, которому действительно до фонаря, что там ему разрешают или не разрешают украинские власти. Проблема в том, что на Юго-Востоке Украины есть и другие русскоязычные регионы, которые очень, думаю, внимательно выслушали Богдана и теперь думают, как получить от Банковой обещанное. Харьковская, Одесская и Николаевская области вне всякого сомнения хотели бы, чтобы русский язык, которого лишили статуса регионального, вновь получил прежние права.

Языковая политика, ставшая в период Петра Порошенко, одной из опорных точек политического курса страны, законодательно закрепила запрет на использование русского фактически везде, оставив ему узкое пространство в сфере бытового общения. Богдан не может не понимать, что, говоря о русском как о региональном, он покушается на уже принятые законы о языке и образовании. Речь идет о законодательных изменениях, которые новая президентская команда, по всей вероятности, считает не только возможными, но и желательными. Собственно, сам Владимир Зеленский, в период предвыборной кампании заявляя о необходимости защиты русского языка, наметил контуры грядущей языковой реформы.

Я предполагаю, что Богдан обращается не к Донецку и Луганску, понимая, что ничего, кроме кривой усмешки, его предложение у жителей ЛДНР не вызовет. Он адресуется к молчаливому большинству, отдавшему за Зеленского свой голос на выборах. Среди тех, кто голосовал за него, значительная часть - это как раз жители Юго-Востока, мечтающие о прекращении гонений на русский язык. Но напрямую сказать одесситам и харьковчанам, что мы вернем вам отобранное, новая власть не в состоянии. В этом случае неизбежен конфликт с националистами, которые считают изгнание русского из Украины своей большой и крайне важной победой. Поэтому Богдан вынужден беседовать с пустотой - с Донецком и Луганском, которые в этом вопросе его собеседниками никак быть не могут.

Боюсь ошибиться, но мне кажется, что новая команда, возвращая в политический обиход, казалось бы, навсегда вычеркнутые из него понятия, пока просто ставит маячки в тех местах, где планирует начать постепенно менять сложившийся при Порошенко порядок вещей. И кажущаяся легковесность тех или иных заявлений - это дань непростой политической обстановке, в которой радикалы все еще имеют очень крепкие позиции. Они продолжают управлять политической повесткой Украины. А лобовой конфликт с ними крайне опасен, поскольку на новый Майдан выйдут не гражданские лица, как это было в 2014 году. Органам правопорядка придется иметь дело с хорошо подготовленной и организованной, прошедшей через горнило войны силой, с ветеранами АТО, которые, не задумавшись, применят насилие. Ситуация может завершиться масштабным кровопролитием. При любом исходе власть окажется проигравшей стороной.

Изменения необходимы, но проводить их придется, во-первых, после парламентских выборов, а во-вторых, крайне аккуратно, не забывая расшаркиваться перед националистами.


Источник
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Андрей Бабицкий:
Все статьи автора
"Украинский кризис"
Все статьи темы