Адмирал Невельской и волны Океана

Геннадий Иванович Невельской - человек, чьим подвигом Русь открыла и обрела великие приамурские и уссурийские просторы. Наш славный адмирал Невельской, ведомый рукой Божией, осознавал, какое значение для России будут иметь его решительные и мужественные действия...

Помнят благодарные потомки русских богатырей. Помнят подвиги своих дедов и прадедов, утвердивших Русь у Океана Великого. И пусть помнят об этом наши моряки. И тот матрос из Благовещенска, что несет вахту на палубе парусного фрегата у причала в бухте Золотой Рог. И пусть из этого мальчишки и его сверстников, влюбленных в море и нашу великую Родину, вырастут новые Невельские, новые герои, которые возродят и прославят Русь. Нашу великую морскую Державу! Наше Отечество православное!


 

Русское Приморье у зеленых волн Океана. Июнь теплый, в туманах, пропитанных морем и ароматами трав. Туманы тихие топят сопки в соленой влаге. Ночь и бутоны пионов в саду у волн Амурского залива. Владивосток в большом облаке. Волны слабо накатывают на мокрую гальку. Огни уличных фонарей и кораблей в заливе как цветные акварельные пятна на картине ночного тумана. Фрегат кормой у причала. Спущенные паруса пропитаны влагой. Скучает дежурный матрос. Сон и туман уносят его на родные амурские берега. Мы видели этого матроса несколько дней назад. Тогда он тоже нес вахту. Днем мы посещали этот корабль и спросили матроса - молодого курсанта морского училища, откуда он приехал во Владивосток.
- Из Благовещенска, с Амура, - ответил юноша в белой безкозырке, - всегда мечтал о море, мечтал стать моряком...

Так искренне, как будто по-детски, ответил юноша-курсант. Сейчас он опять несет вахту. Ему выпало стоять в ночь...

«Ой вы ночи, матросские ночи, только небо да море вокруг...» - эта песня звучала с кораблей у причалов Владивостока в былые времена, лет сорок тому назад. От одного из причалов отходил катер на Диомид. Катер шел среди волн, и эти волны вспенивались за иллюминатором нижней палубы... Далекие обрывки из детских воспоминаний. И Владивосток с детских лет запомнился как город Русских моряков, город - морская крепость.

Названия бухтам и заливам, островам и мысам, окружающим Владивосток давали русские моряки. И все здесь связано с героической историей нашего Флота, с подвигами воинов и великих первооткрывателей.

...Улица Светланская - она несет свое имя в честь фрегата «Светлана», заходившего во Владивосток. По улице, вдоль берега Золотого Рога, минуя Успенский храм, выходим к небольшому скверу. Это место хорошо видно на старых дореволюционных фото. Тогда не было многих зданий и как один из символов Владивостока виднелся над бухтой изящный памятник великому русскому адмиралу, исследователю Дальнего Востока - Геннадию Ивановичу Невельскому. Памятник в форме шпиля, увенчанный Двуглавым орлом, распахнувшим крылья над земным шаром. В нише этого монумента - бронзовый бюст адмиралу Геннадию Ивановичу Невельскому.

Закладку памятника произвел сам Царь Николай Александрович Романов, когда будучи юным Цесаревичем, Наследником Престола, он посещал Владивосток. После длительной и нелегкой морской экспедиции, путешествуя на восток, Государь Наследник ступил на русский берег Тихого океана. И здесь во Владивостоке совершил много славных дел. Закладка монумента в честь адмирала Невельского - одно из тех памятных событий. Этот памятник адмиралу Невельскому во Владивостоке стал первым из всех, сооруженных в дальнейшем в России. В 1897 году был закончен и открыт.

Геннадий Иванович Невельской - человек, чьим подвигом Русь открыла и обрела великие приамурские и уссурийские просторы. Геннадий Иванович родом из Костромской губернии, из Солигаличского уезда. Там 5 декабря (н.с.) 1813 года в усадьбе Дракино в дворянской семье он появился на свет.

В пятнадцать лет поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, руководил которым адмирал Крузенштерн. После окончания кадетского корпуса принят в Офицерские классы. Получил прекрасное морское образование. На Балтике и северных морях обрел свой начальный морской опыт. С юности мечтал о Тихом океане, об исследованиях устья Амура. Дальний Восток стал местом подвига морского офицера Невельского. Многие помнят, что адмирал Невельской открыл устье Амура, исследовал Сахалин, доказав, что это остров, и тем прославился в истории. Но ведь не только...

Великая река Амур судоходна до самого впадения в Охотское море - это известие, полученное рискованной морской экспедицией под командованием Невельского, стало началом масштабного утверждения России на всем амурском левобережье, на берегах Уссури, озера Ханка и до Корейского полуострова.

Вот как пишет в своей замечательной работе «Книга об адмирале Невельском» Сергей Алексеевич Пономарев: «Примечательно, что генерал-губернатор восточной Сибири, генерал Н.Н. Муравьёв, желая скорее получить данные экспедиции, сам вышел на баркасе навстречу младшему по чину и должности - капитан-лейтенанту Г.И. Невельскому. Под бортом «Байкала» он услышал усиленные рупором исторические слова Невельского: «Сахалин - остров, вход в лиман и реку Амур возможен для мореходных судов с севера и юга. Вековое заблуждение положительно развеяно, истина обнаружилась!». Для того, чтобы услышать эти слова, Н.Н. Муравьёву - первому из правителей Сибири - пришлось из Иркутска добраться до Якутска, а оттуда по 1120-километровому Якутско-Аянскому тракту, построенному в 1844 году Российско-Американской компанией, - до побережья Охотского моря.»

И одно это героическое обследование низовий Амура, сделанное Невельским с огромным риском для собственной жизни и карьеры морского офицера, должно было увековечить память о нем в веках. Но не для увековечивания собственной памяти служили Отечеству русские люди. Они вообще мало думали о себе. Они целиком отдавали себя Родине, всей своей жизнью прославляя великую нашу страну.

Несмотря на опасения высоких чиновников в Санкт-Петербурге, Геннадий Невельской установил русский пост в устье Амура, впоследствии ставшим городом Николаевском-на-Амуре. Водрузил Невельской Русский флаг над великими просторами Приамурья и Приморья. А министр иностранных дел Нессельроде очень опасался тогда, что подобным действием будут возмущены китайцы и даже западные державы. Однако Нессельроде, похоже, больше переживал о спокойствии иностранных граждан, нежели заботился о национальных интересах России. Китаю вообще не было дела до низовий Амура, поскольку китайцы слабо представляли себе эти места, которые фактически и даже формально не принадлежали им. Никаких китайских поселений в низовьях Амура не обнаружилось и опасения министра иностранных дел не оправдались.

«Оставив здесь военный пост (будущий Николаевск-на-Амуре), а именно Петрова с матросами, малокалиберной пушкой (фальконетом) и шлюпкой, Невельской пешком вернулся через горы в Петровское, а затем - пришедшим транспортом - в Аян. Оттуда он сделал доклад Н. Муравьёву, указав, что действия его лишь в пределах данного ему повеления могли привести к возможной потере для России Приамурского края. «Поэтому вся моральная ответственность перед Отечеством пала бы справедливо на меня, если бы ввиду этих фактов я не принимал всевозможных мер к отстранению этого».

Сам Геннадий Иванович Невельской впоследствии вспоминал в своих записках о том, как встречался с Государем Николаем I по вопросу занятия русскими устья Амура: «В особой аудиенции государь Николай Павлович, выслушав со вниманием объяснение генерал-губернатора о важных причинах, побудивших меня к таким решительным действиям, изволил отозваться, что поступок мой он находит молодецким, благородным и патриотическим {Передано мне Н.Н. Муравьёвым и Л.А. Перовским.}, и изволил пожаловать мне орден св. Владимира 4 ст., а на журнале Комитета написал: «Комитету собраться вновь под председательством наследника великого князя Александра Николаевича {Впоследствии императора Александра II.}, - и сказал: где раз поднят русский флаг, он уже спускаться не должен».» (Г.И. Невельской. Подвиги русских морских офицеров на крайнем востоке России (1849-1855 г.)

Наш славный адмирал Невельской, ведомый рукой Божией, осознавал, какое значение для России будут иметь его решительные и мужественные действия. Вот как еще пишет Геннадий Иванович в своих трудах: «...Если бы я, несмотря на ответственность, не решился бы по собственному усмотрению, без прямого на то повеления идти из Петропавловска прямо в Амурский залив, чтобы раскрыть истину, то мы, русские <...> под давлением распространившегося тогда <...> мнения о положительной недоступности <...> устья Амура, могли бы не обратить на этот край должного и энергичного внимания. Тогда бы в минувшую войну доблестные защитники Петропавловска, имущество этого порта со всеми судами, а равно и экипаж японской экспедиции были бы в самом критическом положении и могли бы, возможно, составить трофей в несколько раз более сильного, чем мы, неприятеля. Кроме того, плававшие около этих мест иностранные суда могли бы занять берега Татарского пролива и даже устье самой реки, и тогда суда неприятельской эскадры не имели бы повода блокировать эти места, а вследствие этого не имели бы повода фактически признать их принадлежащими России, а не Китаю. На это обстоятельство, при заключении трактата с Китаем, сослались как на один из главных аргументов. Из этого ясно, что без своевременных исследований и занятия устья реки и неразрывно связанных с ней берегов Татарского пролива, эти места могли бы быть навсегда потерянными для России».

...Подымаясь по одной из улиц Владивостока, ведущей от Светланской вверх, мы заглянули в книжную лавку. Найти что-то вдохновляющее, связанное с подвигом нашего народа на берегу Тихого океана, не удалось. Немного краеведческой литературы, где описание каких-то местных исторических деталей без связи с величественной картиной многовекового государственного, церковного, народного, миссионерского движения Руси на восток. В основном пошлая современная литература околобульварного происхождения. Претензии на создание какой-то «особой тихоокеанской литературы» тоже мало оправданы. Несколько приморских авторов, воспевающих советское прошлое и космополитское настоящее Дальнего Востока с «правыми рулями», американскими актерами и японскими разведчицами.

Но где же величественный образ России, крепко вставшей на берегу Океана Великого благодаря подвигу Невельского, Муравьева-Амурского, святителя Иннокентия (Вениаминова), Завойко, Путятина?.. Где чувство почвы родимой под ногами и любви к Отечеству, Богом данному?

Где же тот русский дух богатырский, которым был преисполнен адмирал Невельской и его сподвижники?! Да помним ли мы, ради чего жертвовали собой наши славные предки?

«Цель, которую решился преследовать я с моими сотрудниками, собравшимися к 1852 году в Петровское, состояла в том, чтобы указать правительству на важное значение для России Амурского бассейна с его прибрежьями и тем положить твердое основание к признанию навсегда за Россией этого края.
Мнение Николая I о моём поступке по занятию устья реки Амура, как о поступке благородном и патриотическом, несмотря на то, что это действие мое было несоответственно его повелению, сочувствие, оказанное этому делу наследником Александром Николаевичем и великим князем генерал-адмиралом Константином Николаевичем, патриотическая преданность и рвение к этому делу генерал-губернатора Н.Н. Муравьёва и, наконец, полное наше убеждение в важном значении этого края для блага отечества - одушевляли меня и моих сотрудников. Мы все до единого, как бы одна родная семья, несмотря ни на какие опасности и ничтожество имевшихся в нашем распоряжении средств, твердо решились идти к предположенной цели и достичь её.

Такова была миссия, выпавшая на нашу долю, и мы встретили 1852 год с твердой решимостью, не отступая ни перед какими преградами, исполнить долг свой перед Отечеством!» (Г.И. Невельской)

...Вдруг пожилая продавщица в книжной лавке, обратив внимание, что мы ищем книги о пути России к Океану, говорит восторженно: «Знаете, какие люди строили Владивосток! А какие люди Дальний Восток открыли! Я очень сильно почитаю Невельского. Он столько здесь сделал, столько сделал... Если бы не он, нас бы и не было здесь...»

Оказалось, что женщина-продавщица из старожилов, предки ее еще до революции поселились во Владивостоке.

Помнят благодарные потомки русских богатырей. Помнят подвиги своих дедов и прадедов, утвердивших Русь у Океана Великого. И пусть помнят об этом наши моряки. И тот матрос из Благовещенска, что несет вахту на палубе парусного фрегата у причала в бухте Золотой Рог. И пусть из этого мальчишки и его сверстников, влюбленных в море и нашу великую Родину, вырастут новые Невельские, новые герои, которые возродят и прославят Русь. Нашу великую морскую Державу! Наше Отечество православное!

...Пахнущая липой и морем тишина на берегу. И слабые волны Океана. Волны, словно из далеких дней великих открытий, подвигов и свершений Русского народа и его выдающихся сынов... Эти волны - они такие же, как в те славные годы зарождения нашей Дальней России. Великий Океан, Амурский залив, полуостров Муравьева-Амурского и строки великого русского поэта Ивана Саввича Никитина, написанные в 1850 году.

В зеркало влаги холодной
Месяц спокойно глядит
И над землёю безмолвной
Тихо плывёт и горит.
Лёгкою дымкой тумана
Ясный одет небосклон;
Светлая грудь океана
Дышит как будто сквозь сон.
Медленно, ровно качаясь,
В гавани спят корабли;
Берег, в воде отражаясь,
Смутно мелькает вдали.
Смолкла дневная тревога...
Полный торжественных дум,
Видит присутствие Бога
В этом молчании ум.

Романов Игорь Анатольевич,
Центр церковно-государственных
отношений «Берег Рус»

Русь Державная

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Игорь Романов:
Реклама смертной казни на убийстве девочки?
Не за смертную казнь нам нужно бороться, а за спасение души
12.10.2019
Господь накажет
Кому выгодна ситуация конфликта на российско-корейской границе?
03.10.2019
Крест на мысе Басаргина
Старейший приморский митрополит Вениамин (Пушкарь) в День Крестовоздвижения освятил восьмиметровый Крест у входа в пролив Босфор Восточный
01.10.2019
Экологический фашизм и День тигра
Так грубо обманывать можно только больных шведских девочек
30.09.2019
Дизайнер из Москвы и мэр из Владивостока
О загадочной встрече владивостокского градоначальника с Артемием Лебедевым
25.09.2019
Все статьи автора