Идеи «шпрехенфюрер» Монаховой: «гомогенный монолит украинства», ЛГБТ и «размосковление»

Источник: Одна Родина

Татьяна Монахова

Трансформацию власти в пространстве между Порошенко и Зеленским можно сравнить с матрёшкой: куклу с физиономией Порошенко прикрыли куклой с физиономией Зеленского. Кровь на чёрнозёме придавили ковриком из пластмассовой зелёной травки. Приём понятен: так удобнее переваривать захваченную Украину, продолжая дело Порошенко тоньше и на более качественном уровне.

Поэтому вполне понятно, почему при выборе уполномоченного по вопросам защиты государственного языка хозяева остановились на кандидатуре доктора филологических наук Татьяне Монаховой.

Со стороны глянуть – симпатичная женщина («ни разу не Фарион») с русской фамилией да к тому же из славного города черноморских корабелов. Она ведь не может быть оголтелой русофобкой, ненавидеть язык Пушкина, Толстого, Бунина?! Ага. Увы! 28 лет пребывания Украины в магнитных полях Запада, целенаправленно разжигавшего ненависть ко всему русскому, со счетов не сбросить.

Монахова – жертва известного процесса. Мы к этой милой даме сейчас присмотримся. Но для начала выясним, зачем и кому это нужно – должность уполномоченного по защите государственного языка? Ответ понятен. Нужно не народу, нужно другим. Парубий-Рада, принявшая в 2019 году под свой финальный свисток антиконституционный закон «Об обеспечении функционирования украинского языка», предусмотрела такую должность. Пресловутый «закон о языке», который намеревался пересмотреть Зеленский (соврал!), действует, и в согласии с ним 6 ноября 2019 года была образована Национальная комиссия по стандартам государственного языка. Это – центральный орган исполнительной власти со специальным статусом. Деятельность «языковой комиссии» направляет и координирует кабмин через министра образования и науки. Среди задач этой бюрократической глыбы – разработка и утверждение стандартов государственного языка; проверка уровня владения языком для приобретения гражданства Украины или занятия определённых должностей. Кроме того, защита и популяризация языка!

Вот за всем этим и будет надзирать Татьяна Монахова и штат её конторы. Именно ей теперь можно направлять жалобы на нарушение языкового закона. Если, допустим, кондуктор предложит вам заплатить за проезд не на мове или стоматолог скажет «шире откройте рот», или, что ещё ужасней, чиновник сообщит на «языке оккупанта», что он и сам мечтает о снижении тарифов, – жаловаться надо Монаховой. Можно анонимно. А она разберётся и накажет рублём, то есть гривной!

Языковой надсмотрщик Татьяна Монахова родилась в тот год, когда олимпийский мишка отправился в свой удивительный полёт. В 2002 году ей выдали диплом Николаевского педуниверситета по специальности «учитель украинского языка и литературы и английского языка и зарубежной литературы». Надо заметить, очень правильно она сориентировалась. В 2015 году защитила докторскую, явив себя плодом революции достоинства. Разумеется, её обработали и западными грантами. В том же 2015 году в Черноморском национальном университете Монохова опубликовала научную монографию «Народничество, модернизм и постмодернизм в лингвистике», которая вобрала в себя все лингвистические открытия автора.

Журналисты уже вытянули на свет откровения Монаховой по поводу необходимости насильственной украинизации: «Всегда была мечта взрастить, построить или сконструировать мощный гомогенный монолит украинства – общества единомышленников, говорящих на государственном языке, не имеющих расхождений по ключевым государственническим вопросам. Монолит создают и кнутом, и пряником».

Заметим, монолит – это заведомо нечто мёртвое, что оживить может лишь гений скульптора, убрав резцом лишнее. Монолит убивает живое. У Монаховой про монолит не оговорка. Мертвечина атакует Украину. Монахова готова искусственно создавать из украинского общества мёртвую глыбу, гробовую плиту. Речь её и забота её – о насильственной украинизации, процессе искусственном, ибо так надо владельцам Украины, имеющим свои виды на эту территорию. В её тексте, на который ссылка дана выше, есть пикантная составляющая. И она в том, что Монахова, ратуя за «гомогенный монолит украинства», одновременно ратует за толерантность к ЛГБТ-сообществу. Здесь ей «гомогенный монолит» не нужен! Она пишет как о наболевшем: «В декабре 2018 года… из 1207 респондентов по всей Украине (не охвачены Крым и Донбасс) 37% готовы примириться с геем-туристом… И лишь 1% опрошенных готов смириться с появлением у себя в семье представителя ЛГБТ-сообщества». Это пани Монаховой представляется ужасным. Она буквально жить с этим не может: «В декабря 2013 года ЛГБТ-организации и дружеские к ним сообщества обнародовали заявление о «еврореволюции» и роли ЛГБТ-сообщества в нём. В этом обращении было отмечено, что представители ЛГБТ стоят на Евромайдане, чтобы «бороться за лучшую жизнь для себя и своих близких по высоким европейским стандартам». В одной и той же голове уполномоченной по защите языка уживаются «высокие европейские стандарты» по отношению к ЛГБТ-сообществу и «гомогенный монолит украинства», не предполагающий иного языка и инакомыслия вообще.

Монахова предлагает взяться за кнут: «Процесс социальной регуляции сложных и уязвимых общественных тем и должен происходить сверху вниз – от интеллектуальных элит к повседневной практике обывателей». Интеллектуальных элит, забыла добавить, воспитанных на западные гранты. Это относится и к украинизации, и к навязыванию «ценностей» гей-сообщества. Для неё это одна тема. Ненависть (нетолерантное отношение) к русскому языку и любовь (толерантное отношение) к ЛГБТ-сообществу у неё в одной связке. Причём и ненавидеть, и любить «обыватель» должен по указке неких «интеллектуальных элит».

Скажем о её монографии. Бросилось в глаза: автор, говоря о признаках постмодернизма – слиянии трагедии и фарса, телесности, иронии, карнавале, словесной игре, ни разу не упомянул имени М.М. Бахтина. Это как говорить о классической геометрии и не вспомнить Эвклида. Зато Монахова использует понятие «постколониальный комплекс» десятки раз. «Тематика дискурса, обозначенного постколониальным комплексом, довольно разветвленная: анализ вредных последствий фактического российско-украинского билингвизма, суржик как языковая болезнь, история украинского лингвоцида, лексикосемантичные студии по возврату забытой или запрещенной лексики», – пишет она.

В чём именно обнаруживаются вредные последствия «российско-украинского билингвизма» и для кого они вредны – история умалчивает. Вероятно, вредны для тех, кому поперёк горла была космическая держава Украина в составе Русского мира. Поэтому представляется заведомой ложью сам термин «постколониальный». Он вброшен жуликами от науки.

Вот Монахова говорит о книге Олеся Бузины «Вурдалак Тарас Шевченко», которая «возмутила украинских читателей»: «Национальный союз писателей Украины обратился в прокуратуру Подольского района Киева с просьбой возбудить… Прокуратура признала, что журналист разжигал неприязнь к украинской нации… О. Бузина судился из-за «Вурдалака» с обществом «Просвита». Такая общественно-правовая реакция на текст свидетельствует о народнической нравственности и целомудрии украинского общества». Научная монография подписана в печать 14.05.2015, вскоре после убийства Олеся, что показательно.

Однако у Монаховой есть и хорошие «постмодернисты» типа Андруховича и Подеревянского. Правда, замечает автор, они «нарушают языковые табу, раскрывают тему телесности, употребляют наркоманский сленг», к тому же «очевидным остается факт, что писатели-постмодернисты имеют читательскую аудиторию значительно меньше, чем писатели-классики», но, если в школьную программу включить, –читательская аудитория вырастет. Но и без насаждения в школу тиражи их печатной продукции, вероятно, уже подтянулись к тиражам Олеся Бузины – после того как его книги запретили и начали жечь.

С очевидной мстительностью Монахова подбирает оскорбления в адрес Олеся, черпая их у свидомых и выдавая за «словотворчество». Сообщает: «Так, в словаре «Словотворчество независимой Украины» зафиксированы такие лексемы: бузиниада… бузиноид…» Намерена ли Монахова утверждать подобные оскорбления в качестве «стандартов», став языковой обмудсвумен? Не исключено. Отмечены и положительно прокомментированы доктором наук «находки», нацеленные на разжигание межэтнической розни: «Москализатор – лицо, делает других москалями или насаждает порядки и т. д. москалей». Так что слово «москаль» теперь, не исключено, будет внедряться как норма.

Интересно, что слово «хохлушка» лингвистка наделяет однозначно негативным смыслом, чего на самом деле в русском языке нет, отсюда в монографии и «самоохохлонизация». Это о том, когда «украинка говорит о себе: «Я – хохлушка». Идет добровольная само-ох-ох-лонизация. Ох, какой же позор!» – трактует и цитирует Монахова какого-то «стыдливого» писателя.

А вот слово «размосковливаться» (розмосковлюватися) – хорошее: «Размораживает душу!» Тут как раз уместно бы про «Лохляндию» из её монографии вспомнить. Да и про «Натоландию» (от НАТО).

Но вот как быть с таким явлением, зафиксированным Монаховой как «росийськопризвищний» («русскофамильный»)? Причина: «Брутальная московская политика привела к тому, что миллионы украинцев оказались не только русскоязычными, но и русскофамильными», – цитирует Монахова своего львовского коллегу. Что же делать!?? Понятно, что. Если можно запретить русский язык, так и фамилии – запретить. С чем Монахову и поздравляем. Слова «монах» в украинском словаре нет. Значит, придётся Монаховой «размосковливаться» и менять фамилию на Чернець.

Мы думали, что Вятрович и его Украинский институт национальной памяти, переписывающий историю, – это дно. Но снизу опять постучали: теперь Монахова с идеями «размосковливаться», менять фамилии, не называть себя хохлами и хохлушками, избавляться от придуманных языковым омбудсменом вредных последствий билингвизма (это тянет на открытие, поскольку мировая наука считает ровно наоборот) и строить «гомогенный монолит украинства». Остаётся пожалеть украинских обывателей, над которыми «интеллектуальные элиты» продолжают проводить чудовищные эксперименты.

Источник: Одна Родина

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий