Праворасхитители

4.Неустранимое противоречие в служении закону и России

Полный текст апелляционной жалобы незаконно осуждаемого общественника-патриота, эксперта-психиатра в сфере противодействия деструктивным сектам к выступлению в Ростовском областном суде 19 марта 2020 года с дополнительным комментарием.

 

Часть 1: https://ruskline.ru/analitika/2020/07/20/pravorashititeli

Часть 2: https://ruskline.ru/analitika/2020/08/10/pravorashititeli

Часть 3: https://ruskline.ru/analitika/2020/08/28/pravorashititeli

 

Часть 4. Путешествуя по волнам лжи, фальши и лицемерия

через призму УК и УПК РФ…

 

 

 

***

 

- «Мы потому клеймим ложь наибольшим позором, что из всех дурных поступков этот легче всего скрыть и проще всего совершить».

/Вольтер, из высказываний о лжи и лицемерии/

 

            - «Свирепы волны житейского моря, - на нем господствуют мрак и мгла; непрестанно воздвизаются на нем бури лютыми ветрами – духами отверженными; корабли лишены кормчих; благонадежные гавани превратились в водовороты, в гибельные пучины; “всяка гора и остров от духовных мест своих двигнушася” (Апок. 7, 14), потопление представляется неизбежным. Оно и было бы неизбежным, если б непостижимый Промысл Бога и столько же непостижимое милосердие не спасали избранных Его… Из этого состояния подаю голос отцам и братьям – голос заботливого предостережения. Так поступает путешественник, претерпевший страшные бедствия в многотрудном и продолжительном путешествии. Свои заметки, драгоценное сокровище, он передает тем, которые намерены предпринять подобное путешествие…».

 

/Святитель Игнатий Брянчанинов «Приношение современному монашеству», из предисловия (1886)/

 

            Автор нижеследующего текста не предлагает читателю с учетом двух цитат великих мыслителей прошлого разных эпох и даже абсолютно полярных духовных воззрений пройти его многотрудным, тернистым путем, следуя которому он оказался в итоге по результатам сфабрикованного в отношении него уголовного дела и неправомерных решений судов первой и второй инстанции в исправительной колонии общего режима, однако обращает внимание всех интересующихся состоянием современной судебно-правовой системы в России взглянуть на нее через призму и этих цитат, и текста ниже, и предыдущих трех частей. Вопрос «Где же ваша совесть?!», которым закончилось выступление в Ростовском областном суде 19 марта 2020 года тогда подсудимого, а ныне осужденного врача психиатра-нарколога, кандидата медицинских наук, председателя регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае Николая Каклюгина остается по сей день актуальным не только применительно к его конкретному делу, см. материал о том дне на «Русской народной линии»: https://ruskline.ru/news_rl/2020/03/21/gde_zhe_vasha_sovest, но и к массе других подобных заказных дел, кураторами которых нередко являются, к сожалению, сотрудники российских спецслужб. Стоит напомнить, что так было и в этом случае, о чем в свое время достаточно подробно писало издание «Коммерсант» в статье «Наркологу объяснили, откуда у него наркотики» в октябре 2019 года: https://www.kommersant.ru/doc/4133484. А сам врач-эксперт в сфере антинаркотической и антисектантской деятельности в своих выступлениях на судебных заседаниях в прениях в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону назвал всех лиц, причастных к фальсификации материалов уголовного дела; обосновал степень их участия в фальсификации на конкретных фактах и примерах; указал на тех, кто, желая остановить его расследование по этим направлениям, в том числе полковника ФСБ России из центрального аппарата данной службы, см. часть 4 выступления на тот момент подсудимого в публикации «Нечистые духом и сердцем. 2.0»: https://ruskline.ru/analitika/2019/12/12/nechistye_duhom_i_serdcem_20.

            Тем не менее приговор был вынесен обвинительный – ложь, которую по Вольтеру «легче всего скрыть и проще всего совершить», восторжествовала: https://www.znak.com/2019-11-12/v_rostove_narkologa_borovshegosya_s_sektantami_prigovorili_k_4_godam_za_sbyt_narkotikov.

            И вот борьба за законную свободу и наказание сектантской нечисти и их обслуги в погонах продолжилась в суде апелляционной инстанции. Доводы обвиняемого в том, что он никогда не совершал и совершить не мог, безупречны, мошенничество и подтасовки фактов во время судебного разбирательства со стороны гособвинителя, свидетелей обвинения, так или иначе связанных с заказчиком дела – сектантским «Национальным антинаркотическим союзом», и судьи Попова ОЧЕВИДНЫ. Читатель сам все оценит. Как и в дальнейшем уверен автор, Следственный комитет РФ вместе с Генеральной прокуратурой. Для этого и публикуется данный текст в полном объеме.

«… Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». Этот фрагмент из Новозаветного Послания святого апостола Павла к Ефесянам объясняет необходимость принятия таких решений: публиковать и использовать в дальнейшей борьбе Правды с ложью, Света с тьмою.

 

***

 

Предваряя итоговую фабулу апелляционной жалобы с просьбой на основании всего мной и моими защитниками-адвокатами вышеизложенного отменить приговор суда первой инстанции и принять новое решение, в котором меня оправдать, считаю необходимым особо отметить момент, прописанный в статье 7 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Она определяет законность в качестве принципа уголовного судопроизводства, базовым, основополагающим принципом которого является требование о строгом и неукоснительном соблюдении действующего законодательства Российской Федерации всеми государственными органами и должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

Суд, установив при рассмотрении того или иного уголовного дела факты нарушений законности при производстве дознания, предварительного следствия, способствовавшие необоснованному привлечению лица в качестве обвиняемого, аресту, либо иным нарушениям прав и законных интересов, должен в обязательном порядке реагировать, путем вынесения определения (постановления). В свою очередь, такое определение (постановление) служит основанием для применения к нарушившим закон лицам мер дисциплинарного воздействия.

Если же в действиях (бездействии) должностного лица содержатся признаки уголовно-наказуемого деяния, оно подлежит привлечению к ответственности по соответствующим статьям УК РФ.

В процессе судебного следствия по данному уголовному делу федеральным судьей Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону, председательствующим с момента передачи его в суд 25.02.2019 г. на всех судебных заседаниях единолично, не было вынесено НИ ОДНОГО определения (постановления) о привлечении причастных к многочисленным должностным нарушениям, злоупотреблениям и превышению должностных полномочий лиц к дисциплинарной ответственности. Ни одно должностное лицо из так называемых правоохранительных, в реальности же назовем их праворасхитительными, структур, однозначно, исходя из выступлений моих защитников-адвокатов в прениях суда первой инстанции, совершивших в отношении меня не административно, а уголовно-наказуемые деяния, не было по инициативе судьи Попова привлечено к уголовной ответственности, в отношении них по ходатайству председательствующего не было инициировано ни одной доследственной проверки.

Между тем, выступая в рамках своего судебного допроса 03.10.2019 г. на судебном заседании в Пролетарском районном суде, я перечислил те статьи Уголовного кодекса Российской Федерации, которые были нарушены теми или иными сотрудниками тех или иных следственных, прокурорских, судебных органов, пенитенциарных и иных служб, о чьих нарушениях были заслушаны как свидетельские показания, так и сделаны выводы стороной защиты в прениях. В материалах судебного уголовного дела этот фрагмент моего выступления, который оставил без внимания судья Попов А.Е., размещен с моим дополнительным комментарием на листах 114-115 тома №5. 29.10.2019 г. опубликован на интернет-портале информационно-аналитической службы «Русская народная линия» под названием «Нечистые духом и сердцем, часть 1»: https://ruskline.ru/analitika/2019/10/29/nechistye_duhom_i_serdcem.

Привожу здесь этот фрагмент как процессуально значимый, но судьей Поповым А.Е. показательно оставленный без внимания. Надеюсь, суд апелляционной инстанции, если мне позволят процитировать его до конца, верно расставит акценты при принятии своего решения:

«Мы, граждане Российской Федерации, налогоплательщики, имеющие достаточно весомые заслуги перед Отечеством, подтверждённые не только на бумаге – в наградных листах, почётных грамотах и благодарностях от различных правительственных и неправительственных, социально- и патриотически-ориентированных некоммерческих организаций, но и в конкретных многочисленных добрых делах и поступках во благо наших соотечественников – сообща способны обратить внимание наших Правительства и Президента на бесчинства, откровенный правовой беспредел, который творят таким образом за счёт наших же средств, налогов, против нас же, добропорядочных граждан, определённые должностные лица. Почему-то вдруг возомнившие себя в конкретных уголовных делах НАД российским законодательством и Конституцией Российской Федерации и правомочными делать всё, что им заблагорассудится с нами, гражданами Российской Федерации.

Именно поэтому я благодарен Богу, что возбуждённое в отношении меня 20.10.2018 года следователем ОРП на ТО Отдела полиции №7 СУ УМВД  России по городу Ростову-на-Дону, капитаном юстиции Бортниковой М.А, инициированное и сфабрикованное первично после подброса заранее расфасованных наркотических средств в крупном размере и психотропных веществ в значительном размере 19.10.2018 г. оперуполномоченными 3-го отдела Управления  по контролю за оборотом наркотиков Главного управления МВД России по Ростовской области Болдыревым А.Ю. и Скогоревым Д.Г. с командой пока умело скрывающих свои Ф.И.О. за позывными сотрудников  спецназа "Гром" [«Гром110», «Гром114», «Гром115», «Гром116»] и связанных…/…/… личными связями, как потом выяснится, с теми же оперативниками и понятыми Гравшиным В.Н. и Паклиным М.М, уголовное дело №11801600095001525,которому здесь, в суде, присвоен №1-169/2019, стало достоянием широкой общественной огласки и выявило в рядах областного УКОН, следственного отдела ОРП на ТО Отдела полиции №7 города Ростова-на-Дону, Главного следственного управления ГУ МВД России по Ростовской области, прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, Ростовской областной прокуратуры, Следственного отдела по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Ростовской области, Управления ФСБ России по Ростовской области, также суда Пролетарского района г. Ростова-на-Дону…/…/.., Ростовского областного суда [вопросы по продлению меры пресечения] и центральных аппаратов некоторых силовых структур [в частности, см. статью Н.В. Каклюгина «Голос правды и печали» от 03.11.2019 г.: https://ruskline.ru/news_rl/2018/11/03/golos_pravdy_i_pechali], показало «оборотней в погонах», организованное преступное сообщество, стремящееся с одной стороны всем своим единым силовым противозаконным, но, якобы, в рамках правового поля, только ими самими [на каком-то странном основании] определяемого, блоком определить меня в места заключения на долгие годы.

Сфальсифицировав результаты ОРМ…/…/.., следственных действий, собрав лжесвидетелей: бывших [и действующих, активных, как М.Г. Красильников] наркозависимых, представителей того самого "Национального антинаркотического союза" (все из них взаимосвязаны с этой организацией, ширмой деструктивной секты), игнорируя ходатайства со стороны защиты, обращения авторитетных представителей Русской Православной Церкви, священнослужителей, депутатов Государственной Думы, членов Совета Федерации, которые давали запросы в прокуратуру о правомочности  действий, которые со мной проводились, руководителей и активистов патриотических и православных общественных объединений, научных экспертных сообществ, журналистов федеральных и региональных печатных и интернет-изданий с просьбой об изменении мне меры пресечения  (в связи с моим состоянием здоровья), пересмотре дела, в его объективном, непредвзятом досудебном и судебном расследовании, передаче его на досудебном этапе из коррумпированных органов ГУ МВД России по Ростовской области в Следственное управление Следственного комитета России по Ростовской области под контроль центрального аппарата СК России, с другой – заблокировав все попытки обратить внимание следствия и органов прокуратуры на причастность к подбросу мне 19.10.2018 года во время задержания наркотиков  и сбору лжесвидетелей обвинения во главе с председателем правления "Национального антинаркотического Союза" Никитой Лушниковым, который предпочитает до сих пор оставаться в тени…/…/…

Все это ни что иное, как состав преступления, прописанный в статье 210 Уголовного кодекса Российской Федерации, части 3-й:"Создание и участие в преступном сообществе (преступной организации), совершенные лицом с использованием своего служебного положения" вместе со статьями УК РФ в зависимости от того, должностное ли лицо участвовало в совершении противоправных деяний в отношении меня или гражданское.

Есть целый перечень статей [нарушенных в отношении меня в рамках данного уголовного дела]:

- это статья 303 УК РФ, ч. 3: "Фальсификация  доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекших тяжкие последствия";

 - статья 303 УК РФ, ч. 4: "Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации";

- это статья 305 УК РФ: "Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта";

- это статья 306 УК РФ, часть 3: "Заведомо ложный донос о совершении преступления, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и искусственным созданием доказательств обвинения";

- это статья 307 УК РФ, часть 2: "Заведомо ложные показания свидетеля соединённые с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления;

- статья 310 УК РФ "Разглашение данных предварительного расследования", об этом я скажу позже;

- статья 285 УК РФ, ч. 1: "Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства";

     равно как и часть 3 ст. 285 для областного прокурора, начальника ГУ МВД России по Ростовской области и ряда руководителей иных силовых структур региона, знающих о незаконности моего задержания и ареста, необоснованности уголовного преследования, но активно скрывающих происходящий беспредел от федерального центра: "То же деяние, совершённое лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, повлекшее тяжкие последствия";

- статья 286 УК РФ, ч. 1: "Превышение должностных полномочий, совершенных должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства",

- ч. 3 ст. 286 УК РФ: "То же деяние, совершённое лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, совершённое с причинением тяжких последствий",

- статья 293 УК РФ, ч. 1, так же о моём деле: “Халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций,  либо охраняемых законом интересов общества или государства”.

- Здесь же статья 128 УК РФ, ч.2: “Незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях” – когда меня поместили в МОТБ-19 вместо отделения терапии в психиатрическое отделение, и областная прокуратура, прокуратура Пролетарского района по какой-то причине до сих пор считает, что я был помещен в терапевтическое отделение и отделывается отписками, о чём я тоже расскажу позже – “с использованием своего служебного положения”. Это статья, которая записана в Уголовном кодексе. Меня после двух отказов от приёма пищи в знак протеста против необоснованного уголовного преследования, только через 3 месяца поместили в больницу, где меня ждала веревка на решётке [в палате] в психиатрическом отделении, вместо того, чтобы я был  помещён в терапию, и пролечен,  на что вообще закрыла глаза прокуратура,  и сидит до сих пор, сидит и молчит.

- статья 128.1 УК РФ: "Клевета" – это в отношении всех свидетелей, которые писали статьи различные клеветнические,

- это ч. 2 ст. 128.1: "Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации",

- это ч. 3 ст. 128.1: "Клевета, совершённая с использованием своего служебного положения",

- это ч. 4 ст. 128.1 УК РФ: "Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих (это статья Дмитрия Гриба, он же Дмитрий Григорьев, опубликованная буквально через10 дней после моего задержания (см. об этом: https://ruskline.ru/news_rl/2018/11/02/o_razoblachitelnoj_state_pornodelatelya_dmitriya_griba), в Питере, почему-то с информацией, которую могло знать только следствие, о том, что, якобы, я там страдаю и так далее, плюс добавлена информация, которая… Это уже оглашение было со стороны следствия, это вопрос к следователю Бортниковой,

- ч. 5 ст. 128.1 УК РФ: "Клевета, соединённая с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления".

Все эти преступления в той или иной степени, части, статьи Уголовного кодекса Российской Федерации совершены конкретными лицами с определёнными званиями, должностями в органах полиции, следствия, прокуратуры, суда и госбезопасности в рамках организованного преступного сообщества при участии адептов и лоббистов неопятидесятнического (харизматического) тоталитарного деструктивного культа "Царство Бога", начавшего свою деятельность в городе Харьков на Украине в 2003 году, к настоящему времени в России обретшего ширму-прикрытие под наименованием "Национальный антинаркотический союз", с покровителями в органах государственной власти, включая Министерство иностранных дел Российской Федерации, персонально – министра иностранных дел Сергея Викторовича Лаврова. Нечего стесняться, нужно называть вещи своими именами».

Кое кто до сих пор смущается, затирает следы моих выступлений на страницах подконтрольных им интернет-порталов. А кто-то, как судья Попов А.Е., просто сидел, слушал, и никаких действий в рамках судебного следствия не предпринимал. Лишь блокировал все здоровые инициативы, направленные на объективизацию расследования, со стороны моей защиты, удивительным образом позабыв и о другой статье Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, которой обязан был следовать неукоснительно на протяжении всего времени судебного следствия.          

В том же своем первом уже выступлении в рамках судебного допроса 03.10.2019 г., я напомнил Алексею Евгеньевичу Попову ее номер и дал развернутый комментарий по ней. Это листы дела №120-122 тома №5 копии материалов судебного уголовного дела, предоставленных мне для ознакомления.

Цитирую выборочно этот фрагмент, не потерявший актуальности к дню сегодняшнего апелляционного заседания, нисколько: «Я был против  русского Майдана, я писал статьи, с сектантами боролся, но я считаю, что хуже, чем… сейчас хуже сектантов… это вот эти  вот “оборотни в погонах”!!! Они формируют  у людей желание выйти с протестами на улицы. Им не нужен даже сейчас Навальный, сейчас достаточно показать вот передачу об "оборотнях в погонах" по моему делу… А люди православные уже готовы выйти на улицы! Понимаете? Вот до чего довела ситуация с моим делом…/…/… Такой же сидит [господин] Анапольский в областной прокуратуре, нарушая статью 9 главы 2 УПК РФ, постоянно пишет непонятно о чем. …/…/…

Видимо, всем им чуждо, незнакомо такое понятие, которое они в силу своего служебного положения, статуса и занимаемой должности ОБЯЗАНЫ знать. Знать и беспрекословно учитывать во всех своих действиях, не нарушая постоянно права и свободы избранных и “заказанных” их заказчиками жертв. Это понятие регламентировано статьей 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и прописано в ней как ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ. …/…/…

Пункт 2 статьи 14 УПК РФ: "Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения".

Никто даже не объяснялся никому ни в чём…». Конец цитаты.

И тут же, в том же выступлении, которое, как и адвокатские прения, было категорически проигнорировано судьей Поповым, развиваю мысль, которая в случае адекватности председательствующего на суде первой инстанции, а не скованности его безусловного уровня профессионализма некими обязательствами перед исполнителями организованного известными лицами заказа, могла быть развита вплоть до возбуждения конкретных административных или уголовных производств в рамках все того же проваленного судебного следствия: «Господин судья, я не понимаю, что происходит в моей стране? Что такое? Шизофрения? Тотальная? В органах правопорядка? Следствие... прокуратура? Где вопрос: "Каклюгин, вы кому продавали наркотики?". Зато Татьяна Петровна Кузьмина [свидетель обвинения] в своих показаниях... вообще ни о чём... вдруг ни с того ни с сего говорит: "Я никогда не занималась сбытом".

[Дословно из протокола допроса свидетеля от 24.12.2018 г.:

«Вопрос следователя: Подходил ли кто-нибудь к Каклюгину Н.В. в парке?

Ответ Т.П. Кузьминой: Пока он находился в зоне моей видимости, то к нему никто не подходил. Хочу дополнить, что я никогда не употребляла наркотические средства, я не сбывала и не подкидывала их Каклюгину Н.В.» См. лист 155, том №2 судебного дела.]  

Да её никто об этом не спрашивал, почему она вдруг ни с того, ни с сего говорит [такие слова] в конце своих показаний?.. Её спрашивали  просто о встрече с Каклюгиным. Причем здесь это? Она приходит сюда [на судебное заседание] с адвокатом, Лушникова [Любовь Игоревна – другой свидетель обвинения] приходит сюда с адвокатом». Конец цитаты.

Вопрос простой – чего они боятся? Боялись, приходя на заседание под юридической охраной – уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний в судебном заседании, согласно части 2 статьи 307 УК РФ, за такие деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления? Безусловно, в этом есть логика и здравый смысл.

Но что со здравым смыслом и профессиональной компетентностью у судьи Попова А.Е.? Почему весь судебный процесс я постоянно вынужден был доказывать свою невиновность, реагируя на появление все новых и новых лжесвидетелей обвинения, их клеветнические показания, за которые никакой ответственности суд с них не потребовал?!

Комментируемая норма пункта 2 статья 14 УПК РФ не требует, чтобы доводы, приводимые лицом в свою защиту, были обоснованными, как бы для не юриста это ни звучало. Они считаются истинными до тех пор, пока не будут опровергнуты стороной обвинения в установленном законом порядке. И этой же точки зрения обязан был, следуя букве закона, следовать и председательствующий на судебном процессе в суде первой инстанции федеральный судья Попов. Но вместе с представителями гособвинения, попеременно чередующимися от заседания к заседанию с марта по ноябрь 2019 года, до вынесения мне обвинительного приговора, то Д.П. Вернигора, то С.О. Барановым, судья этого не сделал.

Поэтому совершенно справедливый комментарий моего защитника-адвоката Евдокимова В.Н., озвученный им в рамках прений 07.11.2019 г. в отношении просто дикой, по другому и не сформулируешь, позиции обвинения со стороны прокуратуры Пролетарского района г. Ростова-на-Дону, относится и к недвусмысленному, явно обвинительному уклону судебного следствия, который демонстрировал в мою сторону с марта 2019 года этот человек в судейской мантии. Привожу здесь выдержки из данного комментария, как свидетельства предвзятой позиции в отношении меня председательствующего на судебном процессе в суде первой инстанции, определившей в полном слитии с гособвинителем принятое незаконно судебное решение с обвинительным приговором: «Ознакомившись с материалами данного уголовного дела, а также присутствуя в судебном разбирательстве, у меня сложилось такое впечатление, что органы предварительного следствия и государственный обвинитель, даже, скажем так, государственные обвинители, которые присутствовали в данном судебном заседании…/…/… довольно таки своеобразно трактуют как Уголовный кодекс, так и Уголовно-процессуальный кодекс, которым в силу полученного образования, полученной профессии, занимаемой должности, данные лица должны безукоризненно следовать и их соблюдать.

…/…/… Потому что в данной ситуации, с одной стороны, государственное обвинение и следствие как бы в своих документах приводят статьи Уголовного кодекса и статьи Уголовно-процессуального кодекса, а в другом случае – трактовка данного законодательного материала происходит только в интересах обвинительного уклона…/…/…

В судебных стадиях в уголовном процессе прокурор – единственный уполномоченный выразитель интересов государства в уголовно-правовом споре, цель которого заключается не в привлечении подсудимого к ответственности любыми средствами и способами, а в обеспечении законности и обоснованности уголовного преследования в пределах своей компетенции. …/…/…

Я очень надеялся, что при судебном разбирательстве, а также в прениях, государственное обвинение, выполняя возложенные на него государством функции, даст соответствующую оценку работе органов предварительного следствия, потому что задача прокуратуры не только в поддержании обвинения, но также в оценке доказанности или недоказанности того обвинения, которое выдвинуто против подсудимого. Но, выслушав на предыдущем судебном заседании [31.10.2019 г.] выступление государственного обвинителя, я усомнился в тщетности моих надежд на данное чудо». Прервусь на мгновение и далее просто поставлю акцент, что речь, по сути, в следующих словах адвоката Евдокимова В.Н., пойдет и об обвинительном приговоре 12.11.2019 г., вынесенном мне судьей Поповым А.Е., поскольку он практически слово в слово повторяет действия, механизм принятия решения по нему, его обоснование от гособвинителя. Читаю «гособвинитель», в уме держу «судья Попов»: «Государственный обвинитель даже не удосужился дать оценку показаниям свидетелей обвинения, которые они давали в ходе данного судебного разбирательства. Данные показания, они довольно-таки значительно разнятся от того, что говорилось на следствии. Государственный обвинитель абсолютно проигнорировал те нарушения уголовно-процессуального кодекса, которые были допущены в ходе расследования данного дела, как будто этих нарушений закона для него не существует. …/…/…

Что касается свидетельских показаний со стороны защиты, то государственный обвинитель у нас просто ограничился фразой, что все свидетели со стороны защиты – это знакомые подсудимого и к ним надо относиться критически, так как их цель направлена только на облегчение позиции подзащитного… то есть, обвиняемого. Но я хотел бы тогда спросить государственного обвинителя, а кем тогда являются свидетели обвинения, на которых ссылался государственный обвинитель? Люди – Павлюченкова, Новопашин, Лушникова, Красильников, Добреля? Они знакомые гражданина Каклюгина. Тогда получается по логике вещей, что те знакомые, которые говорят против Каклюгина – это хорошие свидетели, а те знакомые и лица, которые работали с Каклюгиным, и говорят про него хорошо, их показания вызывают недоверие государственного обвинения, и они – плохие свидетели, и по отношению к ним надо относиться критически.

Это о чём говорит? О том, что государственное обвинение в данном процессе совершенно не имело своей целью установление истины по данному делу. А вся цель государственного обвинения свелась только к одному вопросу – вопросу вынести обвинительный приговор».  Так отмечал, абсолютно верно и справедливо, начиная свое выступление в прениях мой защитник-адвокат Евдокимов В.Н. на судебном заседании в суде первой инстанции 07.11.2019 г. См. листы 186-187 данного протокола в томе №6 копии материалов судебного уголовного дела (или листы 1-3 Приложения [ссылка на приложение]: https://ruskline.ru/analitika/2020/04/16/opravdatelnyi_prigovor__edinstvennoe_reshenie_posle_rassmotreniya_dela_po_suwestvu). В нашей версии стенограммы защиты содержание текста идентично.

Еще раз полностью подчеркну полную тождественность с обвинительным уклоном ведения судебного расследования в мою сторону с прокуратурой Пролетарского района города Ростова-на-Дону, представлявшей позицию гособвинения в процессе, у судьи Попова А.Е., приведя фрагмент из обоснования его обвинительного приговора от 12.11.2019 г.: «В ходе судебного следствия по делу был допрошен ряд свидетелей защиты (Смирнов Е.В., Литвиненко Е.В., Меркудинов Д.И., Барабанов В.О., Бегляров В.Ю., Лазарев А.В., Адливанкин В.А. [здесь опечатка – И.А.]., Каклюгин В.Б.). Суд считает, что их показания не могут служить бесспорным основанием невиновности подсудимого Каклюгина Н.В. в совершении преступления, поскольку очевидцами его задержания они не являлись». См. лист 7 обвинительного приговора на листе 263 тома №6 материалов судебного дела. Но и перечисленные выше адвокатом Евдокимовым в своем выступлении 07.11.2019 г. пять свидетелей обвинения так же не являются свидетелями моего задержания, однако их ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ о моей наркотической зависимости и регулярном потреблении наркотиков ничем не подтвержденные, о моем, якобы, лечении и реабилитации у священника Анатолия (Берестова) в г. Москве, что разбил в пух и прах он сам своей справкой.

Фото 2, 3. Копия справки за подписью руководителя Душепопечительского православного центра во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии, д.м.н., игумена Анатолия (Берестова).

 

О чем я говорил ранее здесь, легли в основу обвинительного приговора мне вот с такой, еще раз подчеркну, вычленив из своей краткой апелляционной жалобы, формулировкой:

«Суд считает, что вина подсудимого подтверждается всеми собранными и исследованными по делу доказательствами», и далее среди них:

« - показаниями свидетеля Красильникова М.Г. о том, что примерно с 2007 года он знаком с Каклюгиным Н.В., который при нем употреблял наркотические средства».

Уточню – активного, действующего наркомана, которого в этом обвинил свидетель обвинения Н.О. Новопашин, что осталось незамеченным судьей Поповым, как и факт наркотического опьянения Красильникова М.Г. во время его выступления в рамках судебного допроса 04.07.2019 г.

« - показаниями свидетеля Новопашина Н.О. …/…/.., Павлюченковой Ю.А., аналогичными показаниями Лушниковой Л.И.».

И здесь должен был сработать при окончательной редакции, формулировке обвинительного приговора в совещательной комнате, включиться как «Отче наш» у любого православного христианина в состав утреннего молитвенного правила пункт 4 статьи 14 УПК РФ, который гласит: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях». Должен был, но не сработал. В данном уголовном деле судье Попову он явно мешал. Хотя в неудобные для него моменты судебных допросов свидетелей защиты, когда, к примеру, возникали попытки выяснить мотивы фабрикации в отношении меня всех этих обстоятельств, приведших на скамью подсудимых, председательствующий тут же об этом пункте вспоминал.

Такой показательный момент произошел во время того, как я задал неудобный для стороны обвинения, а значит и для судьи Попова, вопрос свидетелю Е.В. Смирнову на судебном заседании 12.09.2019 г. во время его судебного допроса. Цитирую фрагмент из стенограммы, согласно расшифрованной стороной защиты версии, так как с судебной есть существенные, на мой взгляд, отличия.

«Каклюгин Н.В.: Ну вот мы фильм сделали… Потом меня задержали… Можешь ли ты какие-то, у тебя есть какие-то предположения, кто может быть..?

Судья Попов А.Е.: Предположения здесь нельзя, здесь только то, что лицо в том, в чем оно твердо уверено.

Каклюгин Н.В.: В чем ты уверен?

Судья Попов А.Е.: А предположения, домыслы и другие…

Каклюгин Н.В.: Есть уверенность, в чем причина моего задержания, какая уверенность?

Смирнов Е.В.: Да. Я считаю, что это связано именно с деятельностью, как раз-таки вот этого фильма, которого мы подготовили даже целую серию этих фильмов по антисектантской деятельности вот этого Национального антинаркотического союза,[Евгений Владимирович помогал монтировать видеофрагменты к документальным фильмам, которые выпускало возглавляемое мной в Краснодарском крае региональное отделение Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков»] что там еще, НАС, потом “Царство Бога на земле”, тоже вот эта организация, потом… сейчас я запомню, вспомню, НАС и “Царство Бога”, ну и плюс…

Каклюгин Н.В.: Центр здоровой молодежи.

Смирнов Е.В.: А, да, Центр здоровой молодежи…

Судья Попов А.Е.: Подсказывать не надо. Только то, что лицо знает.

Смирнов Е.В.: Я просто много не помню, но мы же сидели вместе монтировали.

Судья Попов А.Е.: То, что помните.».

Это версия стенограммы судебного заседания от 12.09.2019 г., подготовленная стороной защиты на основании аудиозаписи, сделанной защитником-адвокатом Пешиковым П.С. Опубликована 06.03.2020 г. на сайте РИА «Иван-чай» по ссылке: https://ivan4.ru/news/society/it_is_in_fact_detained_so_as_not_to_give_out_this_film_/.

В судебном варианте, вшитом в материалы судебного уголовного дела, см. лист 36 тома №5, отсутствуют следующие реплики судьи Попова, и искажена первая, насчет предположений в суде. После моего вопроса о предполагаемых Е.В. Смирновым мотивах моего задержания в судебной версии стенограммы судья Попов высказывается: «Предположения нельзя» и больше ни слова не говорит, якобы, давая возможность свидетелю защиты высказаться. В реальности же он, прерывая меня, выдал целую тираду: «Предположения здесь нельзя, здесь только то, что лицо в том, в чем оно твердо уверено, а предположения, домыслы и другие…». Когда я подсказал Евгению Владимировичу другое наименование в России секты «Царство Бога», ее местную ширму-прикрытие, судья занервничал и тут же произнес под запись: «Подсказывать не надо. Только то, что лицо знает». Однако, это затерто секретарем судьи Попова А.Е. и в судебной версии стенограммы отсутствует.

Я уже говорил здесь ранее, что если поднять все стенограммы, предоставленные судом и вшитые в материалы судебного дела как подлинные, сравнить с аудиозаписями, сделанными стороной защиты, будет масса вопросов. И если время еще не упущено, мы это обязательно сделаем. Ведь факт подтасовок и в этом моменте со стороны однозначно заинтересованного в именно таком, необъективном освещении всего хода судебного процесса, всех выступлений свидетелей обвинения и защиты, комментариев к ним гособвинителей и судьи, только тех, что он посчитает возможным сохранить в стенограммах, этот факт уже однозначен. Доказан мною здесь и выше. Теперь нам важно его задокументировать в полном объеме и выдвинуть обвинение в рамках действующего законодательства.

Что касается неоднократного напоминания мне и свидетелям защиты, адвокатам, задействованным в данном судебном процессе, что предположения не могут лечь в основу обвинения, где эпизод с судебным допросом Е.В. Смирнова лишь один из примеров, то в отношении государственного обвинителя Д.П. Вернигоры конкретно федеральный судья Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону А.Е. Попов никаких действий по пресечению оформления пространных домыслов и порой откровенной клеветы свидетеля Ю.А. Павлюченковой в конкретные обвинения в мой адрес не предпринял.

Так, 02.04.2019 г. во время судебного заседания было допрошено данное лицо в статусе свидетеля обвинения. После длительной, изобилующей клеветой и откровенными оскорблениями речи, не пресеченной ни разу судьей Поповым, отмечу, гособвинитель Вернигора Д.П. сразу же с молчаливого согласия председательствующего, ни слова не сказавшего, что предположения запрещено согласно УПК РФ закладывать в основу обвинения, произвел следующие действия. Цитирую:

«Гособвинитель: Скажите, пожалуйста,  Вы в своем достаточно подробном изложении об известных вам обстоятельствах по поводу Каклюгина, неоднократно упомянули  о том , что Вам из разных источников становилось известно, прежде всего о том, что Каклюгин доставлял людей в реабилитационные центры, которые находились в состоянии наркотического опьянения.

Павлюченкова Ю.А.: Да.

Гособвинитель: Второе: то, что он по Вашим же словам подсадил, то есть вновь вовлек в употребление наркотиков Лушникову Любовь?

Павлюченкова Ю.А.: Да …/…/….

Гособвинитель: Скажите, пожалуйста, вот по поводу наркотиков. Вы не в курсе, какие наркотики или какой вид наркотиков употребляла Лушникова в период своего проживания с подсудимым?

Павлюченкова Ю.А.: Я знаю с ее слов, мы с ней разговаривали. Я знаю, что разные. Но вот прямо до подробностей». Конец цитаты. См. лист 243 тома №3 копии материалов судебного уголовного дела.

Тут же и фантазии одержимой идеей мести Павлюченковой за мои публикации о ее многолетней связи с украинской харизматической сектой «Царство Бога» через возглавляемый ею как президентом Национальный антинаркотический союз о проживании Л.И. Лушниковой со мной, а не временно у меня в Краснодаре, становятся вроде бы фактом и моей жизни. А предположение одной дамы со слов другой при попустительстве судьи о моем наркопотреблении им же впоследствии закладываются в фундамент обвинительного приговора, за который я получаю 4 года исправительной колонии общего режима. [Прим. ред. – хотя и тут ложь: о том, что Павлюченкова Ю.А. и Лушникова Л.И. разговаривали «по душам» после незаконного ареста Николая Каклюгина. Вот в опровержение очередной лжи, в этом моменте, Павлюченковой Ю.А. фрагмент из судебного допроса Лушниковой Л.И. 16.07.2019 г.:

«Адвокат Пешиков: И скажите по поводу, знакома ли Вам Павлюченкова?

Лушникова: Да.

Адвокат Пешиков: А кем она Вам приходится и в каких отношениях Вы?

Лушникова: Она коллега моего бывшего супруга, а-а…, президент национального антинаркотического союза, по-моему.

Адвокат Пешиков: И в каких отношениях Вы с ней находитесь?

Лушникова: … Ну-у, ни в каких, она просто знает, что я жена, бывшая жена Никиты Вячеславовича (закончила фразу, едва шевеля языком)

Адвокат Пешиков: Дружеских отношений нет между вами?

Лушникова: …(едва слышно) Нет… (пауза) но как бы я уважаю эту женщину, а там.., вроде как, мы не дружили.

Адвокат Пешиков: А когда вы в последний раз общались?

Лушникова: В последний раз? Давно, может быть, года три назад.»].

Статья 15 УПК РФ «Состязательность сторон», пункт 3 гласит: «Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав». Не выполнен председательствующим на данном судебном процессе в суде первой инстанции Поповым А.Е. абсолютно!

Ведь суд обязан предупреждать стороны о наличии у них определенных процессуальных обязанностей, как это сделал, например, в своем замечательном выступлении, его вводной части, процитированный мною выше защитник-адвокат Евдокимов В.Н. 07.11.2019 г., и суд далее требует равного исполнения этих процессуальных обязанностей сторонами. В случае их неисполнения, ненадлежащего исполнения или злоупотребления одной из сторон правами за счет другой стороны, что происходило в судебных заседаниях по данному уголовному делу с явным обвинительным уклоном в мою сторону многократно, о чем я упоминал выше не раз, приводя конкретные примеры, суд обязан принимать меры по устранению подобных нарушений и восстанавливать процессуальный паритет.

Было это сделано судьей Поповым хотя бы один раз здесь, в моем деле? Нет, ни разу.

Между тем, закрепленное в части 4 статьи 15 УПК РФ положение о равноправии перед судом сторон обвинения и защиты конкретизировано правилами статьи 244 УПК РФ, в соответствии с которой в судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в прениях сторон, представления суду письменных формулировок по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора, на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Согласно данной статье УПК РФ, суд не может быть связан мнением сторон и обязан принимать решения, руководствуясь исключительно стойким морально-волевым внутренним убеждением, профессиональным опытом и в строгом соответствии с действующим российским законодательством и нормами международного права, которым Российская Федерация все еще по некоторым аспектам юридической теории и практики подчиняется.

Соблюдены ли здесь, в данном уголовном судебном процессе эти нормы вместе со всеми четырьмя позициями статьи 15 УПК РФ «Состязательность сторон»? Однозначно НЕТ.

Все устали слушать, анализировать, думать, понимаю. Близко завершение моего выступления.

Привожу, воспроизвожу в памяти явные нарушения принципа состязательности сторон в данном судебном процессе. Только в одном судебном заседании 17.10.2019 г. судом первой инстанции при поддержке государственного обвинителя С.О. Баранова было отказано сразу в 8-ми ходатайствах о допросе важнейших свидетелей. См. листы 63-66 тома №6 копии материалов судебного дела.

  1. Специалиста, работавшего с видеозаписями камер наружного наблюдения ресторана «Ялла», момента моей встречи с Т.П. Кузьминой 19.10.2018 г. и ее ожидания меня до моего прихода. На первом файле, представленном следствием, есть следы монтажа, обрезания первых 20 минут видеозаписи, поэтому к специалисту Пономаренко Р.Н. появились вопросы, так как на тех 20 минутах могли быть зафиксированы готовившие к встрече Т.П. Кузьмину оперативники 3 отдела УКОН Болдырев А.Ю. и Скогорев Д.Г, например. Отказано судьей Поповым в удовлетворении данного ходатайства на очень зыбких основаниях: «Поскольку, действительно, данная видеозапись была просмотрена в ходе судебного заседания, все участники процесса смогли ее посмотреть. Кроме того, что содержится информация, содержащаяся на этой записи, не оспаривается ни стороной обвинения, ни стороной защиты». А вот как раз стороной защиты вопрос и задан по обрезанному фрагменту, потому эксперта, работавшего с этим видео, и попытались вызвать на судебный допрос. Судья Попов воспрепятствовал.
  2. Тогда же, 17.10.2019 г. заявлено ходатайство стороной защиты о вызове на допрос в качестве свидетеля Лушникова Никиту Вячеславовича, с пояснением: «О котором указывает ряд свидетелей обвинения, ряд свидетелей защиты, так же подсудимый Каклюгин Н.В. указывает, что это как раз и есть инициатор незаконно возбужденного дела. Данный гражданин находится на территории РФ. Адрес его известен, номер телефона так же Павлюченкова указывала…/…/… чтобы он лично подтвердил, либо опроверг показания Каклюгина Н.В.». Отказано в удовлетворении ходатайства судьей Поповым при активной поддержке гособвинителя. Основания: «Данный свидетель не был включен в список обвинительного заключения ни как свидетель защиты, ни как свидетель обвинения». Вполне понятно, что следствие активно скрывало изначально заказной характер данного уголовного дела, как и судья Попов. Потому ни первые, ни второй не учли протокол дополнительного допроса меня 25.10.2018 г. где я прямо заявил, написал и после подписал свои показания: “Подозреваю в организации подброса мне наркотических веществ председателя правления Национального антинаркотического союза, ширмы-прикрытия харьковской харизматической секты неопятидесятников «Царство Бога», против которого я выпустил недавно фильм – это Никита Вячеславович Лушников, 13.08.1982 г.р., уроженец города Белгород. С ним у меня сложились неприязненные отношения на профессиональной почве. За пару дней до моего задержания я выпустил вторую часть фильма «Наркополитика 2010-2018 гг.» [см. по ссылке: https://youtu.be/5fyS-k-ju88] в сети интернет на «Ютубе» на моем канале. Первый фильм назывался «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя» [см. по ссылке: https://youtu.be/8S0TPsR4_ds]”. См. листы 124-125 тома №1 копии материалов судебного дела.

И вот, 17.10.2019 г. почти ровно через год моих мытарств, мучений в СИЗО со своими нелечеными болезнями, обострившимися после многонедельных протестных отказов от приема пищи, давления следствия и т.д., и т.п., полного игнорирования всех моих показаний, показаний свидетелей, защитников-адвокатов, заявлений и ходатайств коллег, соратников, включая авторитетных священнослужителей Русской Православной Церкви, работающих с начала 1990-х в этом сегменте социальной помощи такому трудному контингенту как наркозависимые со мной плечом к плечу, словно издеваясь над всеми нами, судья Попов отказывает вызывать в суд главного виновника всех этих длительных злоключений в моей судьбе, Лушникова Н.В., однако же, имитируя принцип состязательности сторон, предлагает стороне защиты… пригласить заказчика данного преступления, подброса мне наркотиков, в суд самим!!! Такого хамства, наглости и цинизма вообще трудно было представить ранее. Но вот оно, пожалуйста, цитирую дословно судью Попова: «Принимать чью-либо сторону суд не вправе, поэтому, если сторона защиты обеспечит его [Лушникова Н.В.] явку в здание суда и заявит данное ходатайство повторно, то мы не сможем отказать, поскольку данный свидетель будет находится в здании суда. Соответственно, мы вернемся к рассмотрению данного ходатайства. Следующее ходатайство». Конец цитаты. См. лист 65 тома №6 материалов судебного уголовного дела.

3-8. Что говорить об отклоненных других ходатайствах, лицах, которых просила пригласить в суд для дачи разъяснений по тем или иным спорным моментам сторона защиты, которые были отклонены судом? Перечислю фамилии тех, кого тогда же судья Попов за один раз вычеркнул из списка значимых для объективизации судебного следствия лиц: оперуполномоченный 3 отдела УКОН ГУ МВД России по РО Егоров; полковник полиции Н.Н. Разумная, экс-начальник отдела дознания Отдела полиции №7 г. Ростова-на-Дону; следователи ОРП на ТО ОП №7 М.А. Бортникова и И.С. Швецова; оперуполномоченных 3 отдела того же областного УКОН Болдырева и Скогорева в связи с вновь выявленными противоречиями  в их показаниях с показаниями сотрудников Отряда специального назначения (ОСН) «Гром», прописанными в уже устаревшем Постановлении в отказе в возбуждении уголовного дела в отношении него и ряда иных должностных лиц от 15.04.2019 г. за подписью следователя районного СО по Пролетарскому району г. Ростова-на-Дону СУ СК России по РО М.А. Азизова, он отказался вызывать в суд еще 12.09.2019 г., т.к. по его мнению в прошлый раз им был задан исчерпывающий перечень вопросов. Полный бред!

Ранее по тексту я описывал и ситуации с отказами судьи Попова вызвать других лиц в суд для дачи веских, значимых для стороны защиты показаний. Не буду повторяться. Никакого равноправия сторон обвинения и защиты.

Не менее значимым для моей защиты стал момент с очень странным заключением старшего эксперта отдела исследований наркотических средств и взрывотехнических экспертиз экспертно-криминалистического центра ГУ МВД России по Ростовской области, подполковника полиции Сухамленовой С.С. №4/2443 от 14.11.2018 г. согласно которым «на поверхности салфетки со смывами веществ с ладоней правой и левой рук Каклюгина Н.В. (объект №1) имеются следовые количества наслоений веществ массой менее 0,001 г., содержащие в своем составе вещество α-пирролидиновалерофенон, которое является производным наркотического средства N-метилэфедрон». На поверхности контрольного образца, естественно, ничего не обнаружено. См. экспертизы в материалах судебного дела: листы 132-134 тома 31. При этом там же, в начале листа 133 указано: «Взвешивание производилось на электронных лабораторных весах Acculab ALC210d4, точность измерения 0,001 грамма». То есть, обнаруженные, со слов данного эксперта, у меня на ладонях следы синтетического наркотика по весу меньше погрешности измерения прибора! Следовательно вопрос – значим ли такой результат и мог ли быть вписан в заключение как положительный.

А второй вопрос у стороны защиты возник чуть позже – была направлена просьба провести сверку наркотиков, якобы обнаруженных у меня на руках и тех, что находились в свертке, якобы, найденном во время задержания 19.10.2018 г.

 

Фото 4. Фрагменты латексной медицинской перчатки и zip-пакетиков с синтетическими наркотическими средствами и психотропными веществами, якобы, обнаруженными у Николая Каклюгина 19.10.2018 г.

 

Ответ был – вещества не осталось на салфетке. 24.10.2019 г. вызвали эксперта – отказ.

То же, в нарушение п. 3 ст. 15 УПК РФ, согласно которой суд обязан создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, не выступать на стороне обвинения или стороне защиты, произошло в моменте отказа 24.10.2019 г. судьей Поповым в ходатайстве моему защитнику-адвокату Пешикову П.С. о вызове данного эксперта, заведующей лабораторией судебно-медицинских молекулярно-генетических исследований Государственного бюджетного учреждения Ростовской области Бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Ростовской области Одинцовой Е.О.

Формулировка ходатайства Пешикова, озвученная на судебном заседании 24.10.2019 г.: «В материалах дела исследовано постановление о назначении данной [молекулярно-генетической судебной] экспертизы, но заключение отсутствует, и имеется ответ в виде письма, про которое так же указывал в своих показаниям подсудимый Каклюгин Н.В., что он был с защитником [Карноушенко В.В.] на то время ознакомлен с заключением, которое пропало и отсутствует в настоящее время в материалах дела. В связи с тем, чтобы этот вопрос выяснить, нужно у эксперта соответствующего уточнить, выдавалось ли заключение о проведении экспертизы по ДНК. Поскольку отличается, согласно показаниям Каклюгина Н.В., письмо, имеющееся в деле, с заключением, с которым он был ознакомлен». См. лист 149 тома №6 копии материалов судебного дела.

Действительно, я, следователем ОРП на ТО ОП №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону в конце ноября 2018 года вместе с адвокатом Карноушенко В.В. в одном из следственных кабинетов ФКУ СИЗО-3 ГУ ФСИН России по Ростовской области (г. Новочеркасска) был ознакомлен с бланком заключения молекулярно-генетического исследования в рамках судебной экспертизы 6-ти свертков из белой изоленты, 29 пакетиков-гриппер и фрагмента медицинской перчатки из латекса, в которую это все было завернуто, содержащим текст содержания абсолютно иного, чем то, что представлено нам в ответе Е.О. Одинцовой №711 от 08.11.2018 г. См. лист 118 копии материалов судебного уголовного дела, том №1.

Данный документ привлек внимание стороны защиты еще и потому, что в нем был дан отказ на проведение экспертизы на абсолютно нелогичных основаниях, в связи с тем, что: «…полиэтиленовые пакеты относятся к разряду бытовых предметов общего пользования, на них будет присутствовать материал большого количества фигурантов. Учитывая, что изъятие проводилось сотрудниками без медицинских масок, а также было проведено исследование в ЭКЦ [20.10.2018 г. химическое исследование наркотических средств и психотропных веществ в свертке №4/2556], можно с достоверностью утверждать, что на пакетах будет присутствовать смесь биологического материала от неопределенного круга случайных лиц. В результате на объектах исследования будет получена сложная картина типирования, по которой идентифицировать конкретное лицо не представится возможным, что не позволит ответить на вопросы, поставленные Вами в постановлении». Удивительный ответ для эксперта.

При чем здесь медицинские маски во время изъятия? Кто-нибудь видел когда-нибудь оперативных сотрудников изымающих наркотики с лицами, спрятанными за медицинскими масками? В перчатках – да, но в масках? Хотя в моем случае и перчаток не было. Чтобы потом экспертам удалось найти на емкостях, во что они упакованы, следы ДНК потенциальных наркодельцов. Стараются все делать аккуратно. Это что за идиотизм в ответе?!

Или ранее что – исследование в экспертно-криминалистическом центре ГУ МВД России в любом субъекте РФ изъятых веществ на предмет их соотнесения со Списком наркотических и сильнодействующих, утвержденных Минздравом России, проводится в нестерильных условиях, и после него на этих самых емкостях, упаковке наркотиков именно поэтому невозможно будет «идентифицировать конкретное лицо», так как «на пакетах будет присутствовать смесь биологического материала от неопределенного круга случайных лиц»? Ведь это полный абсурд, особенно с учетом того, что результаты первой молекулярно-генетической экспертизы всей этой обертки из-под, якобы, обнаруженных в правом кармане моей куртки наркотиков, были совсем иные, описаны абсолютно иначе.

Поскольку 24.11.2019 г. судьей Поповым мне была вменена статья 228 часть 2 УК РФ «Приобретение и хранение наркотиков без цели сбыта», вынесен обвинительный приговор, а не оправдательный, наличие или отсутствие на наркосвертке ДНК, либо тех, кто занимались его подбросом мне в вещественные доказательства вины, является одним из ключевых моментов во всем уголовном деле, а значит – эта экспертиза существенна в огромной степени для усиления позиции стороны защиты и ослабления – обвинения. Поэтому воспроизведу то, что пояснил в рамках судебного допроса 17.10.2019 г. на судебном заседании в Пролетарском районном суде под председательством судьи А.Е. Попова, что он проигнорировал в дальнейшем:

«Адвокат Пешиков П.С.: …/…/… Вы были ознакомлены следователем Бортниковой с Постановлением о назначении молекулярно-генетической судебной экспертизы от 25 октября 2018 года и заключением по нему, были или нет?

Подсудимый Каклюгин Н.В.: Да. В следственный кабинет [СИЗО-3] приезжала ко мне [следователь] Бортникова М.А. Тогда был уже наш знакомый адвокат Карноушенко назначен…/…/… В какой-то момент приезжала она с результатами этой молекулярно-генетической экспертизы. И мы с адвокатом увидели, что там было указано, что в связи с тем, что большое количество лиц в этой экспертизе, установить мое ДНК не представляется возможным. Больше я это постановление не видел. То, что сейчас я увидел в материалах дела, так это не то постановление. Это подмененное постановление.

…/…/…

Адвокат Пешиков П.С.: А сейчас в материалах дела есть письмо.

Подсудимый Каклюгин Н.В.: Да, есть письмо. Но это – [в судебной версии стенограммы отсутствуют эти слова] не то заключение, которое было нам с Карноушенко предоставлено.

Адвокат Пешиков П.С.: То есть, Вас ознакомили, но на данный момент в материалах дела его нет?

Подсудимый Каклюгин Н.В.: В материалах дела его нет. Мне кажется, возможно, там были ДНК Болдырева и Скогорева, возможно, Красильников участвовал. Я бы хотел об этом потом сказать, что возможно Красильников [один из ключевых свидетелей обвинения, трижды судимый наркозависимый, связанный с НАС, заказчиками дела] – соучастник расфасовки». Конец цитаты. См. лист 49 тома 36 материалов судебного дела.

И вот, нарушая равновесие (листы 149-150 тома №6), принцип состязательности сторон в уголовно-судебном производстве, эксперта Е.А. Одинцову судья Попов отказался вызвать в суд для дачи разъяснений по столь странному содержанию ее письма от 08.11.2019 г. Формулировка: «Ответ, действительно, на невозможность проведения экспертизы имеется. Но очевидцем преступления эксперт не является». Нет слов.

Отдельно подчеркну еще одну статью УПК РФ, которая была, исходя из всего вышеизложенного не учтена при рассмотрении возбужденного в отношении меня уголовного дела 19.10.2018 г. судом первой инстанции.

Это статья 17 «Свобода оценки доказательств».

В части 1 данной статьи закреплено правило, согласно которому должностные лица уголовного судопроизводства, включая судей и прокуроров вместе со следователями оценивают имеющиеся в уголовном деле доказательства по своему внутреннему убеждению, руководствуясь исключительно законом и совестью.

Согласно 2-му изданию постатейного научно-практического комментария Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации доктора юридических наук, профессора кафедры уголовного права, уголовного процесса и криминалистики МГИМО, Московского государственного института международных отношений (университет) МИД РФ по этому разделу автор разъясняет основной понятийный аппарат следующим образом:

«Оценка доказательств представляет собой мыслительную деятельность должностных лиц уголовного процесса, заключающуюся в определении соответствия между обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, и доказательствами, которые получены при производстве по конкретному уголовному делу, а также в установлении доброкачественности таких сведений. В результате оценки доказательств принимается соответствующее процессуальное решение.

Внутреннее убеждение — это такое состояние должностного лица уголовного судопроизводства, при котором оно приходит к однозначному выводу о доброкачественности доказательств и об их достаточности для формирования решения о виновности либо невиновности лица в совершении преступления и других решений, определяющих направление и результаты производства по уголовному делу…/…/…

Наличие внутреннего убеждения у должностных лиц уголовного судопроизводства является необходимым условием законности и обоснованности решений, принимаемых по находящимся в их производстве уголовным делам». См. стр. 74-75, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, постатейный научно-практический комментарий, 2-е издание.

Внутреннее убеждение судьи Попова определяется исходя из всего вышеизложенного – явно обвинительный уклон ведения судебного следствия без всякой надежды на оправдательный приговор в суде под его председательством, и из ярчайшего примера – допущения личных оскорблений в мой адрес со стороны свидетеля обвинения Ю.А. Павлюченковой во время ее судебных допросов 02.04.2019 г. и 23.04.2019 г. без вынесения каких-либо предупреждений и иных положенных в таких случаях взысканий [прим. авт. – см. материал о данной персоне в аналитике “«И не введи нас во искушение, но избави НАС от лукаваго…», часть 3”: https://ruskline.ru/analitika/2016/07/07/i_ne_vvedi_nas_vo_iskushenie_no_izbavi_nas_ot_lukavago. Ее проклятия и оскорбления в адрес автора были замечены и раньше].

 

Фото 5. Коллаж с изображением президента сектантского «Национального антинаркотического союза» Павлюченковой Ю.А. с некоторыми ее нелицеприятными высказываниями в адрес оппонентов,

2015 год.

 

Здесь показательны два момента из судебных допросов свидетеля обвинения Павлюченковой 02.04 и 23.04.2019 г., в которых отражены ее клевета, не нашедшая отражения в итоговых решениях судьи Попова А.Е. в части возбуждения в отношении нее уголовного дела по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний, об уголовной ответственности за то, что она извещалась в соответствующем порядке, см. лист 239 тома №3 материалов судебного дела, и административного – за оскорбления моих чести и достоинства.

Первый момент от 2 апреля 2019 года. Фрагмент соло клеветницы Павлюченковой, пока безнаказанно оскорбляющей меня, с молчаливого согласия Федерального судьи Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону Попова А.Е.:

“- Но когда из последнего, когда я узнала, что Николай склонил к сожительству Любу Лушникову, тогда еще жену Никиты Лушникова, воспользовавшись тем, что она в прошлом наркоманка, заинтересовав ее тем, что: «Люба, я тебе расскажу с кем твой муж и что твой муж», и в итоге подсадив ее на наркотики, привозил ей… Она стала сожительствовать с ним, проживать у него, он привозил ей наркотики, неоднократно с ней отдыхал, выкладывал это в соцсети, выкладывал фото и видео ее обдолбанную в соцсети. Вот для меня это, понимаете, вот край. Если до этого я считала, что, ну тварь, ну обиженная тварь, то после этого для меня этот человек, просто как человек.

Подсудимый Каклюгин Н.В.: Что за оскорбление?

Свидетель Павлюченкова Ю.А.: Тварь – это литературное слово. Сотворенный. После этого человек перестал быть для меня человеком”. См. лист 242 том №3 копии материалов судебного уголовного дела.

Обиженная тварь – так назвала в том эпизоде судебного допроса государственным обвинителем Д.П. Вернигора 02.04.2019 г. меня свидетель Павлюченкова. И председательствующий на том судебном заседании судья Попов не пресек это прямое оскорбление в мой адрес, не остановил, не вынес предупреждение о недопустимости такого поведения данному лжесвидетелю, оскорбившему меня в тот раз.

Потому такое агрессивное, унижающее мои личность и достоинство поведение со стороны, напомню, президента Национального антинаркотического союза Павлюченковой, председатель правления которого, Н.В. Лушников, по-прежнему остается основным подозреваемым мною и стороной защиты в инициации создания предпосылок к возбуждению и доведению до суда данного уголовного дела, снова повторилось.

Далее привожу фрагмент стенограммы судебного заседания 23.04.2019 г. с судебным допросом, в оригинале записанным адвокатом Пешиковым П.С. и обработанным, напечатанным дословно, не как в судебной версии стенограммы, откуда были изъяты реплики судьи Попова. И в первом и во втором случаях нарушена ст. 9 УПК РФ «Уважение чести и достоинства личности».

Свидетель Павлюченкова Ю.А.: Это в открытом доступе, в том числе в открытом доступе выложена информация. Я могу суду обратить внимание на этот ролик. Собственно, я как раз в тот период, когда Николай был задержан, а-а, и-и., наконец-то Люба получила отсутствие психологического давления на нее, отсутствие физического давления, ее перестали пеленать в простыни и закрывать на 5-6 часов в квартире, ее перестали лечить в кавычках от наркотиков и от всех. Люба пришла к психологам, Люба пришла к Никите, Люба пришла к родителям и сказала: «Господи, что же я натворила, у меня теперь нет детей, эта тварь разрушила мою семью».

Адвокат Евдокимов В.Н.: Ваша честь! Я прошу сделать замечание свидетелю.

Судья Попов А.Е.: Она цитирует, товарищ адвокат, это она приводит цитирование.

Свидетель Павлюченкова Ю.А.: Я сейчас про Любу говорю.

Подсудимый Каклюгин Н.В.: Это сказка, а не цитирование, она выдумывает.

Адвокат Евдокимов В.Н.: В данном случае…

Свидетель Павлюченкова Ю.А. (перебивая): Мы можем…

Судья Попов А.Е.: [Делает замечание мне, а не Павлюченковой]: Николай Владимирович, встаньте, пожалуйста. Вам объявляется замечание. При повторном замечании я имею право удалить Вас из зала суда до последнего слова. Вам понятно? Вам будет предоставлено слово, Вы нам выскажетесь, дадите свои показания, а сейчас, пожалуйста, слушайте Павлюченкову.

Подсудимый Каклюгин Н.В.: Она меня оскорбляет.

Судья Попов А.Е.: Если будете задавать вопросы, задавайте вопросы. Вы меня слышите? Никаких выкриков и слов с места произносить нельзя. Еще одно замечание и Вы будете удалены до последнего слова. Присаживайтесь.

Адвокат Евдокимов В.Н.: Уважаемый суд! Позвольте в данном случае сказать, что это не цитирование, потому что:

- во-первых, свидетель Лушникова в суде не допрашивалась и об этой информации ничего не говорила – раз;

- а во-вторых, свидетель Павлюченкова уже повторно употребляет данное выражение. И первый раз [02.04.2019 г. в своем судебном допросе, см. выше] она это выражение употребляла непосредственно по отношению к обвиняемому, к подсудимому.

Судья Попов А.Е. [игнорируя правовые нормы, подтверждающие возможность цитировать в судебных заседаниях лишь протоколы ранее озвученных или имеющихся в материалах дела допросов, показаний свидетелей]: Сейчас мы касаемся того, что Вы задаете вопросы относительно Лушниковой, она дословно цитирует Лушникову под протокол судебного заседания и произносит те слова, которые по ее мнению произнесла Лушникова”.

Так выглядит оригинал стенограммы судебного заседания 23.04.2019 г., фрагмент судебного допроса Ю.А. Павлюченковой, тщательно зачищенный подчиненными судьи Попова А.Е. в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону в тех моментах, где очевидна роль его, как потворствующего унижению чести и достоинства моей личности. Ведь в части 1 статья 9 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен запрет осуществлять действия и принимать решения, которые унижают честь, умаляют достоинство лиц, участвующих в уголовном процессе.

«Обиженная тварь», брошенное в мой адрес свидетелем обвинения Павлюченковой Ю.А. 02.04.219 г. абсолютно безнаказанно, не замечено со стороны судьи Попова – это никак не признание меня сотворенным Господом Богом тварным созданием, родственным Ему, Творцу. И обвинение меня, что я – «тварь, которая разрушила семью», не важно чью, голословное и бездоказательное – все это грубые оскорбления в мой адрес, унижающие мои честь и достоинство. Причем мой протест во второй раз мне же стал замечанием от Попова А.Е., что незаконно и оскорбляет не меньше.

Во 2-м издании постатейного научно-практического комментария к УПК РФ доктора юридических наук, профессора, члена научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации Гриненко А.В. абсолютно точно указано: «Честь и достоинство личности являются важнейшими элементами ее социального статуса. В этическом плане честь человека рассматривается как его доброе имя, незапятнанная репутация, достоинство же – это совокупность высоких моральных качеств личности, а также уважение этих качеств в себе самом».  И далее разъясняется: «Должностные лица при производстве по уголовным делам обязаны уважать честь и достоинство участвующих в деле лиц, а также пресекать действия других субъектов, унижающие честь, умаляющие достоинство лиц…». См. стр. 56 данного издания. Чего судья Попов А.Е. не сделал умышленно ни в первом, ни во втором описанных мною эпизодах судебного допроса клеветницы Ю.А. Павлюченковой, стремившейся меня оскорбить, отомстить за мои публикации о ее связях с украинской неопротестантской сектой «Царство Бога», ее лидерами, адептами.

Чтобы скрыть потворство оскорблениям Павлюченковой из судебной версии стенограммы, представленной в части вышеприведенного фрагмента, на листах 9-10 тома №4 копии материалов судебного уголовного дела, со стороны судьи Попова, председательствующего единолично в данном судебном процессе, были изъяты некоторые имеющиеся в оригинале аудиозаписи фрагменты. Напомню, это уже не первый факт, их масса по всему делу, в стенограммах, предоставленных судом первой инстанции. Ранее некоторые фрагменты, обнаруженные стороной защиты, содержащие существенные отличия, я зачитывал.

В данном случае, сравнивая с оригинальной аудиозаписью, имеющийся в распоряжении стороны защиты, из которой затем была напечатана, набрана машинописным текстом стенограмма, фиксируется отсутствие следующих фраз, высказанных в процессе судебного допроса свидетеля Ю.А. Павлюченковой в этом конкретном фрагменте. Привожу в хронологическом порядке:

«Свидетель Павлюченкова Ю.А.: Собственно, я как раз в тот период, когда Николай был задержан, а-а, и-и., наконец-то Люба получила отсутствие психологического давления на нее…»

Стало: «В тот период, когда Николай был задержан и наконец-то Люба получила отсутствие психологического давления на нее…».

«Я как раз» – это подразумевалось некое соучастие Павлюченковой в моем задержании, снятии психологического давления с Л.И. Лушниковой, судя по всему. Теперь в материалах дела это исчезло.

Далее, вообще исчезли комментарии судьи Попова после оскорбления меня Павлюченковой со ссылкой на то, что это где-то говорила Л.И. Лушникова: «Эта тварь разрушила мою семью» и просьбой адвоката Евдокимова В.Н. к председательствующему сделать замечание распоясавшемуся от безнаказанности свидетелю обвинения:

«Судья Попов А.Е.: Она цитирует, товарищ адвокат, это она приводит цитирование». Это удалено из судебной версии стенограммы.

Далее Павлюченкова парирует адвокату: «Я сейчас про Любу говорю». А в судебной версии стенограммы указаны иные слова: «Я цитирую». Это ложь, так она не говорила, она ссылалась на Лушникову, что недопустимо в судебном процессе.

Затем в судебной стенограмме просто указано, что председательствующий сделал мне замечание. Его слова, где явно прослеживается незаконность такого действия, удалены.

После я говорю: «Она меня оскорбляет», а не «Меня оскорбляют», как в том, что подано судом под видом достоверной стенограммы, за чем следует напрочь исчезнувшая с подачи судьи Попова А.Е. его же тирада, свидетельствующая в очередной раз об однобоком ведении следствия, с обвинительным уклоном в мой адрес. Но и после этого события еще и о допуске им возможности безнаказанно оскорблять меня свидетелем обвинения, в случае же моего протеста, угрожающего мне удалением из зала судебных заседаний вплоть до последнего слова, что иначе как психологическим давлением на подсудимого не назовешь. Цитирую удаленный фрагмент со словами Попова, не включенный в судебную стенограмму, лист 10, начало листа, тома №4 материалов судебного дела: «Если будете задавать вопросы, задавайте вопросы. Вы меня слышите? Никаких выкриков и слов с места произносить нельзя. Еще одно замечание и Вы будете удалены до последнего слова. Присаживайтесь».

А затерты эти слова судьи Попова из судебной стенограммы для того, чтобы не было в дальнейшем понятно, как же я смолчал, когда клевета – прямая, наглая и откровенная из уст Павлюченковой в том же судебном допросе 23.04.2019 г., положенная в итоге в обвинительный приговор, совершенно беспрепятственно излилась в мой адрес о том, что якобы я и употреблял наркотики, и «сбил с пути истинного» Лушникову Любовь Игоревну, другого свидетеля обвинения, которая, кстати, те слова Павлюченковой в полном объеме так и не подтвердила уже на своем судебном допросе чуть позже, 16.07.2019 г. Об этом я говорил ранее.

Точно так же удалена из судебной версии стенограммы судебного допроса Павлюченковой Ю.А. 23.04.2019 г. подсказка судьи Попова изменить свидетелю Павлюченковой направление своих показаний от косвенных тем, некоего выкладывания, с ее слов, мной фотографий Л.И. Лушниковой в интимных позах, в неглиже на различных сайтах и в соцсетях, на конкретную тематику о моем наркопотреблении. Самым прямым образом судья наводил свидетеля обвинения на клевету в мой адрес на основании предположений. Потому и старательно затерто это в их версии стенограммы, а в той, оригинальной, что сделала сторона защиты на основании аудиозаписи, сделанной адвокатом Пешиковым П.С. сохранено, как и более полная версия того, что свидетельствовала клеветница Павлюченкова:

«Свидетель Павлюченкова Ю.А.: И я хотела бы как раз к этому вопросу два момента, вот здесь вот я приготовила специально фотографии. Эти фотографии из сети интернета, из открытой сети интернет, в том числе, в том числе [повторила] аккаунта Любы, в том числе аккаунта Никиты Лушникова и в том числе, а-а, аккаунта Коли Каклюгина, и… я хотела бы обратить внимание, Ваша честь, и попросить, я не знаю, актуально ли это приобщение к делу.

Судья Попов А.Е. [это удалено из судебной стенограммы]: Дело в том, что мы сейчас рассматриваем, э-э, дело в отношении Каклюгина относительно обнаружения у него наркотических средств…

Свидетель Павлюченкова Ю.А. [перебивая]: Конечно.

Судья Попов А.Е. [продолжая]: … которые по версии следствия, он собрался сбывать. Вот эти фотографии, но они, но непосредственного отношения к обвинению, которое предъявлено подсудимому, не имеют, поэтому то, о чем Вас спрашивают адвокаты, Вы об этом говорите. Если суд сочтет необходимым снять эти вопросы, они будут сняты».

Здесь я подчеркну, что вопрос адвоката Евдокимова В.Н. вообще был не о каких-то там мифических фотоподтверждениях из соцсетей с аккаунтов Н.В. Лушникова, Л.И. Лушниковой и моих, а совсем об ином. «Этот ролик [с Л.И. Лушниковой, что я ее, якобы, склонял к наркопотреблению] появился после задержания Каклюгина?» См. лист 10 тома №4 материалов судебного дела.

Судья Попов поправил, казалось бы, с одной стороны Павлюченкову, что на вопрос отвечать необходимо, но с другой – напомнил, что ближе к обнаружению у меня наркотических средств говорить нужно, даже если о фотографиях. Потому и изъято из судебной стенограммы данное целеуказание судьи Попова, ведь Павлюченкова продолжила свидетельствовать именно в том ключе, том направлении, которое умело задал, вовремя вклинившись в ее показания судья Попов:

«Свидетель Павлюченкова Ю.А.: Окей, но просто [удалено «Окей, но просто» из судебной версии стенограммы, чтобы не было вопросов потом, откуда эта странная связка слов] на этих фотографиях совершенно явно видно, что Люба в трезвом состоянии, адекватном и Люба в обдолбанном состоянии вместе с Николаем, и, на мой взгляд, это как раз показатель того, что как Николай был задержан, Лушникова обратилась за помощью, мы все общались, и вот тогда Лушникова и предоставляла эту информацию и о употреблении Николаем наркотиков, в том, что он прилюдно курил коноплю». Конец цитаты. См. лист 10 тома 4 материалов судебного дела.

Я вынужден был молчать, не реагировать и на эту клевету, которая для меня не меньшее оскорбление, чем назвать меня обиженной тварью, так как судья Попов А.Е. пообещал в таком случае, игнорируя мое право защищать свои честь и достоинство, игнорируя ст. 9 УПК РФ отправить меня в СИЗО, лишив права участвовать в судебных заседаниях до последнего слова.

При этом я не раз после сдерживал себя, когда лжесвидетели обвинения Новопашин Н.О., Красильников М.Г., Лушникова Л.И., помимо Павлюченковой Ю.А., ведомые лукавыми гособвинителями и судьей Поповым А.Е. высказывали предположения о том, что я потреблял или потребляю наркотики, когда-то у кого-то лечился, постоянно указывая на Душепопечительский православный центр Московской Патриархии в г. Москве, священника, игумена Анатолия (Берестова). Ведь я помнил о части 4 статьи 14 УПК РФ: «Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях». Но в моем случае он только на них и основан!!! Ни о какой презумпции невиновности нет здесь и речи. [Прим. авт. – на дружеском приветственном фото ниже с личной страницы Ю.А. Павлюченковой, президента сектантского НАС, в одной из социальных сетей она в гостях в одном из реабилитационных учреждениях, основанных в прошлом сектантом-неопятидесятником, старшим пастором секты «Исход», спрятавшимся под личиной православного деятеля, Н.О. Новопашиным].

 

Фото 6. Ю.А. Павлюченкова и Н.О. Новопашин в станице Темнолесская Ставропольского края, 2014 год.

 

 

В процессе судебного следствия я убедился, что гособвинение и председательствующий на суде не осознают, не понимают суть статьи 9 УПК РФ «Уважение чести и достоинства личности», как в стационарных условиях должным образом ни разу, с обострениями хронических заболеваний, болями, практически в принудительном порядке вынуждали присутствовать или даже выступать на судебных заседаниях, как это было, в частности, 12.11.2019 г., перед моим последним словом, о чем я упоминал выше. Трижды вызывали бригаду скорой медицинской помощи в суд, в том числе и в тот день, но судья Попов игнорировал мое состояние здоровья, как и отказался выслушать подготовленное мною ночью после укола спазмолитика и обезболивающего «заявление о невозможности дальнейшего участия в судебном процессе до прохождения полного курса стационарного лечения в областной больнице МСЧ-61 ФСИН России, в связи с длительным неудовлетворительным состоянием здоровья, игнорируемым стороной обвинения и председательствующим на суде на протяжении всех заседаний». Полный его текст размещен на листах 273-283 тома №6 копии материалов судебного уголовного дела.

Тогда, 12.11.2019 г. после перерыва в судебном заседании, когда мне была оказана помощь бригадой «скорой помощи», вызванной в суд, в стенограмме, предоставленной судом, приведены первые мои слова:

«Подсудимый Каклюгин Н.В.: Я прошу приобщить заявление об экстренной госпитализации, которое я подготовил для вас. Это заявление оно обращено к Вам». См. лист 234 тома №6 копии материалов судебного дела.

И мои слова приведены здесь не полностью, существенно значимые, и реплика судьи Попова А.Е., где он категорически ставит мне ультиматум – либо я выступаю с последним словом, либо сразу переходим к приговору, отсутствует, хотя она есть в аудиозаписи и оригинале стенограммы у стороны защиты.

Практически все стенограммы судебного заседания в Пролетарском районном суде г. Ростова-на-Дону от 12.11.2019 г. по существу моего дела содержат грубые искажения и правки, меняющие смысл в том числе и моих слов в выступлении.

Приведу здесь только один пример из нее, но прошу сторону защиты подать жалобу, сверить все стенограммы – судебные с нашими оригинальными аудиозаписями. Лист 247 тома №6. Я поясняю в последнем слове механизмы неправомерности решений следствия в моем деле в части отказа в назначении мне экспертизы на оценку состояния психического здоровья. Если бы я длительное время, или даже эпизодически потреблял синтетические наркотики типа «соли», оно бы было безвозвратно, необратимо и явно повреждено.

Поэтому такая экспертиза должна быть проведена обязательно. Но этого не произошло.

И вот я разъясняю в своем вступлении в последнем слове абсурдность такого решения, принятого имитирующей досудебное расследование всех обстоятельств дела старшим следователем Отдела по расследованию преступлений на территории обслуживания Отдела полиции №7 СУ УМВД России по г. Ростову-на-Дону Швецовой И.С. Фрагмент стенограммы, как я говорил на самом деле:

Подсудимый Каклюгин Н.В.: …/…/… Куда смотрел прокурор Пролетарского района города Ростова-на-Дону 22 января 2019 года? Как он отреагировал на этот безумный документ [Постановление о частичном удовлетворении ходатайства Пешикова П.С.], где отказано мне в проведении судебно-психиатрической экспертизы? Потому что: «У следствия не возникает сомнений в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.”. Но при этом я, почему-то, на основании рапорта Швецовой [от 24.01.2019 г. см. лист 66 тома №3 копии материалов судебного дела], забегал в кабинет и начинал рвать том 2, например [здесь я ошибся – указан протокол уведомления об окончании следственных действий как разорванный мной в необоснованной, неадекватной ситуации реактивной ярости]. Есть рапорт другого следователя, Семыкина, что я забегал в кабинет и начинал рвать том 3 [точнее том 1], потому что нужно было доказать, что я разорвал скрепленный том, потому что [следователя] Швецову обвиняли в том [сторона защиты], что она [скрепила массу листов с выписками из банковского счета моего в конце тома 1 так, что с ними невозможно было ознакомиться, а после выявления этого момента на суде 12.02.2019 г. самовольно убрала скрепы те, что незаконно]…/…/… И поэтому Семыкин в рапорте [от 15.02.2019 г., см. лист 98 тома №3 копии материалов судебного дела] сообщил, что я вдруг забегаю в следственный кабинет [СИЗО-3] и начинаю рвать том…/…/… Ну неадекватный же, это значит что я больной человек, психически невменяемый. Ну а почему тогда здесь «в проведении судебно-психиатрической экспертизы отказано»? У следствия нет сомнений, что я адекватен, вменяем. Так я вменяем или невменяем?”. Конец цитаты.

В чем же подвох здесь со стороны суда первой инстанции? Дело в том, что в судебной версии стенограммы смысл моих слов изменен полностью в противоположном ключе!

Я цитировал в том своем судебном допросе фразу из Постановления следователя И.С. Швецовой от 22.01.2018 г., где она прописала: «У следствия не возникает сомнения в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.» Ее достоверность подтверждается текстом самого того Постановления, размещенного на листах 248-252 тома №2 копии материалов судебного дела, конкретно – этого фрагмента во втором абзаце листа 250 того же тома. Однако, судья Попов предоставил мне и стороне защиты свою версию данной фразы с, я считаю, умышленно искаженным смыслом, абсолютно противоположным оригиналу: «У следствия возникают сомнения в психической вменяемости и полноценности обвиняемого Каклюгина Н.В.» См. строки 6-7 листа 247 тома №6 копии материалов судебного дела.

В свете всего только что сказанного вернусь к ключевым моментам упоминаемого мной ранее в выступлении постановления судьи Попова А.Е. от 06.02.2020 г. об оставлении без удовлетворения замечаний адвоката Пешикова П.С. на протоколы судебных заседаний по настоящему уголовному делу от 06.08.2019 г. и 17.10.2019 г. Отмечу те моменты, что отказался изменить, поправить, вернуть в оригинальный вид в стенограмме 17.10.2019 г.

Так, я говорил: «Когда заместителем главного нарколога работал».

В судебной версии протокола заседания прописано: «…когда наркологом работал».

Мои слова на самом деле были: “Поэтому я говорю: «Я писать в баночку, ничего этого делать не буду, поскольку это все подменится”.

Рука помощника судьи Попова или секретаря лукавого вывела, убирая важное, где я пояснил, почему не стал первично сдавать тест на наркотики в моче, удалив фразу «поскольку это все подменится», оставив лишь «Поэтому писать в баночку, естественно, не стану».

Мною произнесено во время того же судебного допроса 17.10.2019 г.: «Какой спецназ может быть при административном задержании».

А в судебную стенограмму внесли лишь: «Какой спецназ был при задержании», сознательно исключив неустранимое юридическое противоречие, казус – не может быть вызван отряд специального назначения «Гром» для административного ареста, как это изначально мне преподносилось. Но эти мои слова подверглись незаконной коррекции. См. данное постановление, скриншот, выше, лист 69.

        

Фото 7, 8. Копия постановления судьи Попова А.Е. от 06.02.2020 г. об оставлении без удовлетворения замечаний адвоката Пешикова П.С. на протоколы судебных заседаний.

 

Таким образом в действиях федерального судьи Пролетарского районного суда Попова А.Е., его помощника Болоковой Е.С. и секретаря Бабенко Г.А. усматриваются признаки несоответствия порядку протоколирования судебных заседаний, изложенному в части 3 статьи 259 УПК РФ «Протокол судебного заседания».

Согласно данной статье УПК РФ, в протоколе судебного заседания в числе прочих сведений в обязательном порядке должны быть отражены действия суда в том порядке, в каком они происходили в ходе судебного заседания. Выше я показал конкретные моменты судебных допросов свидетелей, откуда незаконно были изъяты существенные реплики председательствующего судьи Попова А.Е., высказывания его, гособвинителя, свидетелей обвинения и защиты, адвокатов, были существенно, недопустимо искажены.

Также статья 259 УПК РФ закрепляет необходимость суда в протоколе судебного заседания в обязательном порядке излагать подробное содержание показаний лиц, указывать вопросы, заданные допрашиваемым лицам, и их доказательства, обстоятельства, которые участники судебного разбирательства прежде занесли в протокол: заявления, возражения и ходатайства лиц, участвующих в уголовном деле. На необходимости этого особо акцентирует внимание определение Конституционного Суда РФ от 20.06.2006 г. № 241-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каганова Максима Леонидовича на нарушение его конституционных прав положениями части шестой статьи 259, статьи 260 и пункта 2 статьи 307 УПК РФ».

И у меня масса претензий к протоколам судебных заседаний, представленных мне в томах 4-6 копий материалов судебного уголовного дела 17.01.2019 г. Только из-за незаконного водворения меня в карцер с 20.01 по 30.01.2020 г., что затруднило мне ознакомление с ними, о чем направил судье Попову  соответствующее заявление из СИЗО с исх. № К-61 от 03.02.2020 г. [подробнее см. материал “Самочувствие пружины: «Никто не желает вместо меня садиться в тюрьму, но это неизбежно». Неотправленное письмо директору ФСИН России”: http://nm-union.ru/samochuvstviepruzhiny__niktonezhelaetvmestomenyasaditsyavtjur2205.html], резкого ухудшения состояния здоровья во время и после него, откуда меня извлекли по медицинским показаниям, я не могу сейчас показать искажение всех протоколов. Но они уже очевидны и существенны для приговора.

 

 

***

 

            «Раскинулась перед Максимом Родная Русь; весело мог бы он дышать в ее вольном пространстве; но грусть легла ему на сердце, широкая русская грусть. Задумался он…/…/… о своем одиночестве, обо многом, в чем и сам не отдавал себе отчета; задумался и затянул, в раздумье, протяжную песню…

            Чудны задушевные русские песни! Слова бывают ничтожны: они лишь предлог; не словами, а только звуками выражаются глубокие необъятные чувства.

            Так, глядя на зелень, на небо, на весь божий мир, Максим пел о горемычной своей доле, о золотой волюшке, о матери сырой-дуброве…/…/… Он начинал с первого предмета, попадавшегося на глаза, и высказывал все, что приходило ему на ум; но голос говорил более слов, а если бы кто услышал эту песню, запала б она тому в душу, и часто, в минуту грусти, приходила бы на память…

            Наконец, когда тоска стала глубже забирать Максима, он подобрал поводья, поправил шапку, свистнул, крикнул и полетел во всю конскую прыть.»

/А.К. Толстой «Князь Серебряный», глава 22 «Монастырь» (1862 год)/

 

 

            Хочется автору не просто запеть во весь голос полную скорби песнь о трагических судьбах своего многострадального Отечества, но уже закричать что есть сил от того, что происходит с ним в частности и его страной в целом, с тысячами людей незаконно находящимися за решеткой. Это до безумия похоже на кровавую и бессмысленную боярскую опричнину времен Ивана Грозного, так ярко и образно описанную в романе Алексея Толстого «Князь Серебряный», цитата из которого неслучайно приведена выше. Пусть ощущают сходство с ней все думающие и мыслящие люди славянских народов хотя бы через эти публикации и посты на личной странице в социальной сети «ВКонтакте». Как, например, этот: https://vk.com/nkaklyugin?w=wall255057827_20071. Все по-прежнему насущно, болезненно и злободневно. Кто хочет конкретики, добро пожаловать на страницы авторской аналитики “Дух гражданина: «Антимайдан» по-русски и патриотизм”: https://ruskline.ru/analitika/2020/07/01/duh_grazhdanina_antimaidan_porusski_i_patriotizm То, что происходит в судебно-правовой системе в России в наши дни срочно требует экстренного оперативного вмешательства со стороны Президента. Об этом говорится денно и нощно, пишется в сотнях и тысячах статей, постов, ежемесячно, круглогодично. Но кардинально перемен не происходит. Необходимо воссоздавать русский мир заново! Иначе путешествие в крепкую и сильную Россию останется лишь на бумаге, в лозунгах, выступлениях политиков и чиновников разных уровней. А решения достаточно просты: http://amin.su/content/analitika/9/6385/ Не там ищут и сажают в тюрьмы и колонии совсем не тех.

            Николай Каклюгин, СИЗО-3 (г. Новочеркасск) – ИК-11 (пос. Ахтарский, Краснодарского края).

 

Окончание следует…

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Николай Каклюгин:
Два года беззакония и терпения
2. 19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
21.10.2020
Два года беззакония и терпения
19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
18.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 3.1
15.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 2.2
10.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 2.1
06.10.2020
Все статьи автора
"Наркомания, алкоголизм и табакокурение"
Два года беззакония и терпения
2. 19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
21.10.2020
«Украинцев превращают в подопытных кроликов»
Митрополит Запорожский Лука о вынесении на референдум вопроса о легализации марихуаны
19.10.2020
Два года беззакония и терпения
19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
18.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 3.1
15.10.2020
Равнодушие здесь неприемлемо
Обновлена петиция «Требуем восстановить попранные права и свободы врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина», нужна поддержка
15.10.2020
Все статьи темы
"Борьба с сектами в России"
Сектантов впрягут в оппозицию
Американцы не жалеют средств и на религиозное лобби
21.10.2020
Два года беззакония и терпения
2. 19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
21.10.2020
«Неоязыческое движение набирает обороты»
На конференции «Тоталитарные секты как угроза национальной безопасности России» заявили о попытках сект проникнуть в силовые структуры и вооруженные силы
19.10.2020
Два года беззакония и терпения
19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
18.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 3.1
15.10.2020
Все статьи темы
" Дело Каклюгина"
Два года беззакония и терпения
2. 19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
21.10.2020
Два года беззакония и терпения
19.10.2018 г. был задержан и незаконно обвинен Н.В.Каклюгин
18.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 3.1
15.10.2020
Равнодушие здесь неприемлемо
Обновлена петиция «Требуем восстановить попранные права и свободы врача психиатра-нарколога Николая Каклюгина», нужна поддержка
15.10.2020
Растоптанные права на защиту и свободу
Записки из спецблока. Часть 2.2
10.10.2020
Все статьи темы
Последние комментарии
Неутихающий огонь ненависти в Нагорном Карабахе
Новый комментарий от Валерий Медведь
2020-10-30 01:12
АУЕ под запретом
Новый комментарий от Валерий Медведь
2020-10-30 01:09
Учиться у Сталина
Новый комментарий от Валерий Медведь
2020-10-30 01:00
Гнать врагов Христа до далекой «красной яблони»
Новый комментарий от Православный Коммунист
2020-10-30 00:14
Православные ковид-диссиденты активировались…
Новый комментарий от olga
2020-10-29 22:06
«Не следует прибегать к публицистическим клише»
Новый комментарий от Русский Иван
2020-10-29 20:55