Жизнь и подвиг архиепископа Вениамина (Новицкого)

Часть I. 1900–1930-е годы. Становление пастыря

Архиепископ Вениамин (Новицкий) (1900–1976 гг.)

В 2020 году исполняется 120 лет со дня рождения видного архипастыря Русской Православной Церкви – архиепископа Чебоксарского и Чувашского Вениамина (Новицкого) (1900–1976 годы жизни). Постриженик Свято-Успенской Почаевской лавры, владыка был значимой фигурой в непростых религиозных процессах на Украине в годы Великой Отечественной войны. Он проявил себя как духовный воин, боровшийся вместе со своими преосвященными собратьями за каноническую чистоту православия на Украине в тех сложных обстоятельствах.

Многие наши современники, лично общавшиеся с владыкой, вспоминают о нем как о молитвеннике, прозорливом старце, стойком поборнике канонической чистоты Церкви и пастыре добром.

Сложно сосчитать всех людей, удостоившихся стать священниками и архиереями благодаря молитвам, глубокому духовному видению, попечению и покровительству владыки Вениамина в то безбожное советское время.

В 1958–1973 годах Вениамин (Новицкий), будучи архиепископом Иркутско-Читинским, управлял и церковной жизнью в Приморье. В 1959 году именно он дал рекомендацию на обучение в Московской духовной семинарии Борису Пушкарю – будущему главе Владивостокской и Приморской митрополии, который принял монашеский постриг с именем Вениамин.

В память и благодарность об этом Христовом труженике, по благословению митрополита Вениамина (Пушкаря), и от всех жителей Приморья мы предлагаем вниманию читателей журнала пока первый биографический очерк о Владыке Вениамине (Новицком) – о Почаевском периоде его жизни. Очерк по крупицам составлялся из известных фактов биографии владыки, анализа некоторых доступных фотографий, воспоминаний, биографий людей из ближайшего его окружения. В следующих номерах журнала мы планируем продолжить публикацию этих биографических очерков.

 

1900 год, Минская область, село Кривичи Раковского уезда, в день преподобного Сергия Радонежского 25 сентября старого стиля в семье протоиерея Василия Дионисьевича Новицкого и матушки Людмилы Николаевны Новицкой родился мальчик Сергей – третий в семье. Всего детей в семье было шестеро – две дочери и четыре сына.

Западнорусские земли. Особый аромат святости и исповедничества в этих пределах. Три века борьбы с унией и три века борьбы за общерусское пространство и единое русское государство. 1900 год, правление русского императора Николая Александровича. Атмосфера духовной силы, святости и исповедничества. Земли страдальческие, но любящие Христа и православно Его исповедующие.

Знал ли священник Василий Новицкий о судьбе своих детей и о судьбе России? В алтаре скромного сельского храма в Кривичах молился он о семье и детях. Один их них, Валериан, в молодом возрасте стал Христовым исповедником и через много десятилетий был прославлен как святой. А еще один из его сыновей стал служителем Христовым, архипастырем и хранителем Святой Церкви. Слугой и пастырем «малого стада», Христового страдальческого стада, гонимого на своей земле, всегда готового на заклание. Да и сам пастырь прошел сложные испытания и юдоль полную скорбей и нужд, часто находясь в одном шаге от гибели.

Во всех воспоминаниях о будущем владыке отмечается, что Сергий ребенком отличался серьезностью среди остальных детей в семье Новицких. На нем лежала какая-то особая Божия печать, и родные видели в нем будущего служителя Церкви. Бабушка Стефанида, когда Сергию было три года, даже называла его в шутку «мой архиерейчик».

В четыре года маленький Сергей заболел и чуть не умер. Родители подали срочную телеграмму святому праведному отцу Иоанну Кронштадтскому с просьбой помолиться о младенце Сергие. В ответ пришла телеграмма от отца Иоанна: «Молюсь!» Мальчик чудесным образом остался жить и выздоровел [8, с.15].

Почти все биографы отмечают, что добрые качества души будущего владыки укреплялись и обогащались религиозной атмосферой семьи священника Василия Новицкого. Часто в летние вечера на крылечке дома собиралось все семейство и начиналось пение духовных и церковных песнопений. Юному Сергию настолько нравилось церковное пение, что он до конца своей жизни сохранил к нему горячую любовь.

Жизненная цель Сергия практически сразу была определена – получать духовное образование и становиться священником, как и отец. Но началась Первая мировая война и революция …

 

Слуцкое духовное училище

 

В 1914 году в 14-летнем возрасте Сергей Васильевич Новицкий окончил Слуцкое духовное училище по второму разряду[1] [3], далее предстояло учиться в Минской духовной семинарии. В ней он учился с 1914 по 1919 год. Учебу затрудняла Первая мировая война и переезды семинарии из-за военных действий. Сергий успел окончить лишь средние общеобразовательные классы. После революционных событий Минскую семинарию, как и многие другие, закрыли. И программу богословских дисциплин он не успел освоить. Отсутствие полного семинарского образования стало серьезной препоной на пути к духовному сану. Да и вся обстановка революционных перемен была вызовом Богу и верующим в Него.

Духовные учебные заведения были закрыты. Церковь уничтожалась безбожниками, священники, верующие казнились и безвинно убивались за исповедание имени Христа.

Имея лишь общее образование, Сергий с 1919 по 1921 год проработал учителем в селе Печураны Минской области. С 1917 года в Печуранах действовало земское народное училище. Это село расположено поблизости от Телядовичей – села, где в то время служил отец Сергия протоиерей Василий Новицкий. И Печураны, и Телядовичи были недалеко от Слуцка.

В 1921 году, в результате советско-польской войны, по Рижскому мирному договору, земли Литвы, Западной Белоруссии и Западной Украины отходили к восстановленной Польше – Второй Речи Посполитой.

 

Храм Святой Троицы в селе Телядовичи, где служили отец Владыки – протоиерей Василий Новицкий, а затем брат – священномученик Валериан Новицкий

 

В этот трагический 1921 год скончался отец Сергия – протоиерей Василий Новицкий, служивший в храме Святой Троицы села Телядовичи Копыльского района Минской области – на территории Советского государства.

В результате разделения западнорусских земель с 1921 года Сергий оказался подданным Второй Речи Посполитой (Польши), пребывая в западной части Белоруссии.

С этого года начинается новый этап в жизни Сергея. С 1921 года он становится псаломщиком в церкви деревни Дарево Ляховичского района Брестской области [10]. Дарево в Первую мировую войну оказалось на самой линии фронта и сильно пострадало. Сергий прибыл туда в тот период, когда пришлось восстанавливать православный храм.

После смерти отца-священника и обострения гонений на веру перед братьями Новицкими – старшим Валерианом и младшим Сергием – стал вопрос о служении Богу в тот период, когда начинались гонения на веру и нестроения в самой церкви из-за расколов и действия враждебных сил. В 1923 году старший брат Валериан принял священный сан и отправился на служение именно в советской части Белоруссии. Он стал окормлять отцовский приход храма Святой Троицы в Телядовичах [6], где прославился как пастырь добрый, яркий проповедник, обличитель безбожия и противник коллективизации. Валериан переписывался со своими родственниками в польской части Белоруссии.

А Сергий продолжил дальнейшее духовное образование в Польском государстве. Польские реалии давали возможность молодому человеку со средним духовным образованием устроиться лишь псаломщиком. Для получения священнического сана нужно было дальше учиться.

Священник Евстафий Баслык, учившийся почти одновременно с будущим владыкой в Виленской семинарии, пишет в своих воспоминаниях: «Для меня пришло время решить важный жизненный вопрос: ограничиться полученным образованием, или же кончать богословские классы. С русским аттестатом зрелости в Польше нечего было делать. Можно было только устроиться псаломщиком, но это было, что называется, остановиться на полпути. Значит, напрашивался вывод: во что бы то ни стало заканчивать Духовную семинарию» [1]. Такая же задача стояла и перед 21-летним Сергием Новицким.

В частях бывшей Российской империи, вошедших в состав Второй Речи Посполитой, в отличие от советской России, продолжали действовать духовные учебные заведения. Хотя их было очень мало и польское правительство надеялось их использовать в своих интересах. В ближайшей к Белоруссии – Виленской духовной семинарии – Сергий Новицкий и смог продолжить свое духовное образование.

В католическом государстве, захватившем православные земли с православным населением, семинарское образование можно было получить в Волынской семинарии (в Кременце) и Вильно (нынешний Вильнюс). Здесь проходило подготовку духовенство для Украины, Белоруссии и Литвы. Город Вильно был старинным центром православия, столицей Великого княжества Литовского – первоначально русского и православного государства, соединившегося в результате междинастического брака с католической Польшей.

Сергий Новицкий избрал местом своего образования Виленскую духовную семинарию. Программу богословских классов семинарии он осваивал с 1922 по 1924 год. И окончил семинарию по первому разряду.

В то время в Польше протекали непростые церковно-политические процессы. Среди архиереев шли споры о статусе русской православной иерархии в Польском государстве. В результате споров сторонников сохранения связи с Московским патриархатом и автокефалистов, стремящихся к полной автокефалии Православия в Польше, при поддержке светских властей победили автокефалисты, которые провозгласили в 1923 году автокефалию и, не урегулировав вопрос отношений с Матерью-церковью, удовлетворились «Томосом» о даровании автокефалии со стороны Константинопольского патриархата в 1924 году.

Данные политические процессы в будущем оказались чреваты многими бедами для православного населения, поскольку Польское католическое государство никогда в истории не проявляло дружественных намерений по отношению к православному народу.

Православное население оказалось в сложной ситуации. Шла явная тенденция и желание окатоличить православных. Но рядом был еще более страшный пример насаждения безбожия на советских территориях Белоруссии и Украины.

Итак, в 1923–1924 годах Польская иерархия самостоятельно вышла из общения с Московским патриархатом, под влиянием польских властей провозгласила церковную независимость и получила незаконным путем за большую сумму «Томос» от Константинопольского патриархата. Была создана Польская автокефалия, непризнанная многими православными поместными церквями.

В связи с таким «повышением статуса» польского православия, в 1925 году в столице Польши, в Варшавском университете был открыт православный богословский факультет. Этот факультет был связан с Виленской духовной семинарией.

С 1925 по 1929 год Сергий Новицкий получал высшее образование именно на этом факультете Варшавского университета. Как и в духовной семинарии, учился он заочно, являясь до 1928 года церковным служителем – псаломщиком – в Дарево. Помимо должности псаломщика, он имел педагогический опыт, занимался хоровым пением, имея к этому искусству любовь, хорошие способности и образование.

Богословский православный факультет в Варшаве действовал с 1925 по 1939 год. На факультете преподавали видные ученые и богословы. Курсы Церковной истории и церковного права вел профессор М.В. Зызыкин, философию студенты изучали под руководством профессора Н.С. Арсеньева. Немного преподавал на факультете и будущий Патриарх Румынский Иустин (Моисеску) [13].

Богословское образование в стенах Варшавского университета являлось высшей ступенью духовного образования в условиях отсутствия Духовных академий в Польше. Потому среди выпускников этого факультета мы видим многих православных архиереев. Это не только будущий архиепископ Вениамин (Новицкий), но и постриженик Почаевской лавры будущий архиепископ Мстислав (Волонсевич), митрополит Леонтий (Бондарь), епископ Митрофан (Зноско-Боровский), архиепископ Пантелеймон (Рудык), архиепископ Дамаскин (Малюта), а также юрист и историк К.Н. Николаев и многие другие.

Жизненный путь и возраст Сергия Новицкого приближался к 30 годам. Духовное образование было почти завершено и приходили сроки для принятия священного сана. В своем дальнейшем жизненном пути будущий владыка определился. Он пришел к выводу, что семейная жизнь не для него, и его сердце, все его существо расположено к монашеству.

 

Свято-Успенская Почаевская лавра

 

В Варшавском университете произошли судьбоносные для Сергея встречи. Среди студентов факультета он повстречал людей, посвятивших себя с ранней юности служению Богу – наместника Свято-Успенской Почаевской лавры архимандрита Дамаскина (Малюту) и своего ровесника – почаевского иеромонаха и миссионера в среде униатов Галиции отца Пантелеймона (Рудыка). В период с 1925 по 1928 год они, как и Сергий Новицкий получали высшее богословское образование в Варшаве.

Отец Дамаскин с юности проходил монашескую школу на Афоне, затем много лет – в Почаевской лавре, знал несколько иностранных языков. С 1920 по 1931 год он являлся наместником этого крупнейшего монастыря и просветительского центра. Поддерживал связь с монархическими кругами, противостоял как националистическим украинским церковным тенденциям, так и полонизации православия.

Отец Пантелеймон с 1925 года как почаевский иеромонах служил настоятелем православного прихода во Львове (Свято-Георгиевский храм)[2], а с 1926 года возглавил православную миссию среди униатов Галиции. Родился он в Австро-Венгрии в Прикарпатской Руси, в русинской семье. В 1912 году в 14-летнем возрасте тайно перешел границу и поступил в Свято-Успенскую Почаевскую лавру на территории Российской империи по благословению архиепископа Волынского Антония (Храповицкого). Всю свою жизнь он посвятил Православию, борьбе с унией, сохранению русской национальной идентичности у славян во враждебном католическом и униатском окружении.

 

Почаевский образ Пресвятой Богородицы

 

После завершения богословского образования в Варшавском университете отец Пантелеймон получил послушание от польского священноначалия возрождать и укреплять монашескую жизнь в Загаецком монастыре святого Иоанна Милостивого – он стал наместником и архимандритом этого монастыря в 1929–1933 годах. С 1933 года архимандрит Пантелеймон стал наместником Свято-Успенской Почаевской лавры, вместо смещенного по требованию польских властей архимандрита Дамаскина (Малюты).

В биографии владыки Пантелеймона, написанной уже в наше время, говорится, что для более широкого развития миссионерской деятельности среди униатов отец Пантелеймон пригласил к пастырскому служению в Галиции до десяти студентов богословского факультета в Варшаве. В их числе был и талантливый студент, блестяще окончивший университет Сергий Новицкий из Белоруссии. Здесь нужно пояснить, что в 1929 году, когда Сергий окончил университет, отец Пантелеймон уже стал наместником Загаецкого монастыря. А сам Сергий до лета 1928 года числился псаломщиком Дарьевского прихода в Белоруссии. Но не исключено, что в ходе учебы в 1925–1929 годах он, действительно, мог помогать почаевской братии в миссионерских и просветительских делах в Галиции.

Потому диплом о высшем богословском образовании в 1929 году получил уже не Сергей, а иеромонах Вениамин (Новицкий) [2]…

Он стал пострижеником крупнейшей духовной обители Волыни и Украины – Свято-Успенской Почаевской лавры при наместнике Дамаскине (Малюте). В августе 1928 года Сергий вступил в братию лавры, где принял монашеский постриг с именем Вениамин в честь мученика архидиакона Вениамина 15 сентября 1928 года. Тогда ему почти исполнилось 28 лет. 16 сентября 1928 года брат Вениамин был рукоположен в иеродьяконы, а 25 декабря 1928 года в день святителя Спиридона Тримифунтского – в иеромонахи. Столь скорый постриг свидетельствует о том, что Сергия Новицкого в лавре хорошо знали.

 

Будущий Владыка Вениамин среди братии Свято-Успенской Почаевской лавры (Владыка в первом ряду третий слева, четвертый слева – будущий архиепископ Пантелеймон (Рудык)) [12]

 

Так, судьба будущего владыки, вплоть до ареста в 1944 году накрепко связалась с жизнью Свято-Успенской Почаевской лавры. Молодой иеромонах Вениамин, получивший хорошее богословское образование, сразу занял значимое положение в монастыре. 15 июля 1929 года он был назначен правителем дел и членом Духовного Собора Почаевской лавры. Это связано с тем, что времена для Православия наступали непростые, и Церковь нуждалась в духовных и грамотных людях.

В 1930 году его старший брат священник Валериан Новицкий принял мученическую кончину в советской Белоруссии. Его убили богоборцы за твердое исповедание Христа. 14 января 1930 года отец Валериан был арестован по доносу местной учительницы за высказывания против колхозов. «Вину» священника усугубило найденное у него письмо к родственникам, проживавшим в польской части Белоруссии. Он был отправлен в тюрьму города Слуцка. И вскоре после отказа отречься от священного сана и веры в Бога был расстрелян.

Это произошло в 1930 году в советской части Белоруссии, где шли богоборческие гонения. Но жизнь православных на польской части западнорусских земель с конца 1920-х годов тоже становилась все сложнее и сложнее.

 

Священномученик Валериан Новицкий с супругой в 1920-х годах

 

Икона свмч. Валериана

 

Решение будущего владыки Вениамина принять монашество совпало с периодом серьезных испытаний для православных под властью Польши и для самой Свято-Успенской Почаевской лавры, крупнейшей духовной обители, игравшей значимую роль в жизни православных. В 1929 году православное духовенство Польши стало получать тревожные сведения о предъявлении римо-католическим епископатом многочисленных судебных исков к Православной Церкви в Польше.

Католические духовные власти заявили требование о передаче им того церковного имущества, которым пользовалось униатское население до вхождения Польши в состав Российской империи и возврата в отеческое Православие (вернулись они вместе с церковным имуществом, которое изначально принадлежало православным).

Юрист и историк К.Н. Николаев, активно участвовавший в юридических процессах по защите Православия и православных храмов от притязаний католиков, сообщает в своей книге «Восточный обряд», что католики заявили требования на возврат 724 объектов в Виленской, Полесской, Гродненской, Волынской епархиях. В соответствии с этими притязаниями православные Белоруссии могли лишиться 80 процентов всех храмов, в Литве – около трети, на Украине – около трети и всех православных монастырей в этих землях. В Волынской епархии претензии были на имущество Свято-Успенской Почаевской лавры и древние кафедральные соборы в Кременце, Луцке, а также в Пинске [7].

В дело вмешался апостольский нунций в Польше, что означало непосредственное участие и заинтересованность Ватикана и папы Римского в этих процессах. В выступлениях католического епископата в польских СМИ звучали даже сомнения в том, что Почаевская лавра вообще была когда-то православной. «Трудно точно определить момент, когда в Польше «восточный обряд» фактически отделился от западного»; «Православие появилось чуть ли не в конце XIV века» – заявлял в СМИ намеренную ложь католический архиепископ Ропп [7].

Такие претензии Римской церкви стали трагедией и тяжелым ударом для православного населения. Известно обращение первоиерарха православных Польши митрополита Дионисия (Валединского) в Рождественском послании 1929 года. «Нашу Святую Православную Церковь в Польше посетил Господь в истекшем году бедствием, равным избиению Вифлеемских младенцев, ибо клир Римский хочет отнять от нас половину святых храмов наших и тем лишить более 2 миллионов верующих младенцев наших духовного окормления и церковной жизни» [7].

 

Почаев в 1920–1930-х годах [12]

 

Дело судебной защиты было сосредоточено в Варшаве, главное руководство возложено на митрополита Дионисия, а техническое ведение дела – на юрисконсульта Синода Польской Православной Церкви К.Н. Николаева. С 1929 по 1933 год шли судебные разбирательства, сопровождаемые шумихой в прессе, заявлениями протестов от православных со всего мира, вплоть до православных Японии. Православное население в случае удовлетворения этих исков было готово к силовому противостоянию.

В период испытаний братия Почаевской лавры под руководством наместника Дамаскина (Малюты) активно участвовала в борьбе за права Церкви. Насельники монастыря доказывали исконную историческую и правовую принадлежность Почаевской лавры Православной Церкви. В 1930 году ими был издан «Путеводитель по Лавре», где приводились аргументы юридические, исторические, религиозные.

В этот сложный период лавра как духовный центр православия и ее святыни стали источником утешения для тысяч верующих, в том числе и для недавно воссоединившихся с отеческой верой униатов. «Никогда так много богомольцев не приходило в Почаевскую лавру, как в 1930–1931 годах, – пишет свидетель событий протоиерей Владимир Ковальский, – На Вознесение в 1930 году прибыло в Лавру 48 крестных ходов с общим количеством молящихся до 40 тысяч. Никогда так ярко не горели свечи перед иконами в Лавре, как в это время, как бы свидетельствуя о горении веры в сердцах людей <…>В Лавру на богомолье приходило из Галиции много униатов и принявших Православие в Лемковщине, их не страшил далекий путь пешком 250–300 километров» [14, с.96].

 

Паломнический Крестный ход к почаевским святыням[12]

 

Вероятно, это огромное паломничество к православным святыням стало одной из причин давления польских властей на наместника лавры архимандрита Дамаскина (Малюту). В феврале 1931 года он был переведен в другой монастырь, как слишком активная личность в деле сохранения Православия. В 1931 году ненадолго архимандритом лавры стал прежний настоятель Паисий, через некоторое время скончавшийся. После его кончины наместником Свято-Успенской Почаевской лавры в 1931–1932 году стал лаврский архимандрит Никодим (Гонтаренко), а с 1933 года наместником обители был избран хорошо образованный архимандрит Пантелеймон (Рудык), руководивший монашеской жизнью лавры вплоть до своей епископской хиротонии во епископа Львовского – в Москве в 1941 году.

Из биографий архиепископа Пантелеймона (Рудыка) – видного архиерея Украины в годы Великой Отечественной войны – следует, что в 1930-х годах будущий владыка Вениамин (Новицкий) был его ближайшим сподвижником [4]. Действительно, это подтверждается массой фотографий из жизни лавры в 1930-х годах.

 

1932 год. Иеромонах Вениамин – член Духовного Собора Почаевской лавры (в верхнем ряду, второй справа) [12]

 

Из анкетных биографических данных будущего владыки Вениамина известно, что с марта по октябрь 1931 года (с 6 марта 1931 по 26 октября 1931 года) он, иеромонах Вениамин, являлся настоятелем Острожского собора Волынской епархии. С чем был связан уход через 7,5 месяцев с настоятельства в то непростое время давления на Православие, сложно предположить. Но не исключено, что это связано с тем, что менялись настоятели Почаевской лавры.

Благодаря духовному подвигу и молитвам православных, Католической церкви не удалось отнять у православных церковное имущество в Западной Белоруссии, Украине, Литве.

Судебные процессы обнаружили, что исковые заявления католической иерархии на имущество оказались плохо обоснованными. 20 ноября 1933 года Наивысший суд Польши вынес принципиальное постановление, отказав католикам в удовлетворении их требований [7]. Один из организаторов защиты прав православных и общественной полемики – юрист К.Н. Николаев – сразу после итогового заседания суда в ноябре 1933 года был выдворен из Польши.

Зато непосредственно в польских областях Второй Речи Посполитой католиками было отнято около 500 православных храмов, а величественный православный собор святого благоверного князя Александра Невского в центре Варшавы, расписанный В.М. Васнецовым и другими русскими художниками (вмещал до 3 тыс. человек), по приказу польского правительства был снесен. Как взорвано и снесено по всей Польше множество православных храмов.

 

Крестный ход в лавре [12]

 

Но католические притязания на имущество были не единственной проблемой для православного населения Волыни. Братия лавры, так же как и ее наместник и правитель дел и члены Духовного собора лавры были далеки от украинской самостийной идеологии, взращенной в австро-венгерской Галиции, политические активисты которой выступали против гнета Польши, но за украинизацию богослужения и политизацию всей церковной жизни.

В среде украинских радикалов лавра прослыла как «москвофильский» центр. Это тоже являлось и поныне является вызовом для жизни православной обители и православных приходов на Волыни.

Все настоятели этого монастыря проявляли себя ревностными сторонниками церковнославянского языка в богослужении, не допускали украинских националистов к совершению на территории лавры панихиды на украинском языке по кумиру малоцерковной и агрессивной украинской молодежи Тарасу Шевченко. Это вызвало злобу в среде националистов.

Будущий владыка Вениамин оказался в гуще неприятных «Почаевских событий» 1932 года. На Успение Божией Матери в лавру прибыло большое число богомольцев, приехало 10 епископов вместе с главой польской иерархии митрополитом Дионисием (Валединским), сотни священников и монахов. Это большое собрание богомольцев было использовано националистическими украинскими политическими организациями для провокации.

Газеты писали: «В Почаеве собралось около 20 тысяч паломников. Богослужение совершал митрополит Дионисий в сослужении архиереев. После литургии начался крестный ход вокруг Лавры. Люди несли хоругви, пели церковные песнопения, молились. И вдруг поднялось смятение, кто-то загорланил бесстыдные песни, раздался пронзительный свист, невпопад загудели большие лаврские колокола. Образовался хаос. Молодчики вырывали из рук хоругви, опрокидывали ларьки с церковными сувенирами, преследовали девушек, разбивали лиры у лирников, кидали в людей свечи. Пикетчики развернули плакаты с антицерковными призывами».

На лаврской колокольне и Успенском соборе были подняты «жовтно-блокитные» флаги украинских националистов. Раздавались крики: «Геть (долой) москалiв!», «Геть, Дiонiсiй!», «Ганьба (позор) москвофiлам!» Был сорван крестный ход с мощами преподобного Иова Почаевского.

Церковный крестный ход обернулся дракой, поруганием. Многие паломники вернулись домой окровавленными, в синяках, шишках, а кто и с переломленными костями [9, с. 487]. Известно, что одним из организаторов этих беспорядков был будущий «епископ»-автокефалист Мстислав Скрыпник, о котором мы будем упоминать в будущем.

В 1934 году, 17 мая иеромонах Вениамин (Новицкий) стал архимандритом Свято-Успенской Почаевской лавры и благочинным этого монастыря.

Жизнь будущего владыки Вениамина в этот период была связана в первую очередь с организацией духовного просвещения, в том числе – и для вернувшихся из унии. Его просветительская деятельность шла в русле миссии Почаевской лавры – крупнейшего духовного, образовательного и народно-просветительского центра. На территории Свято-Успенской Почаевской лавры был приют для детей из крестьянских сирот, которые обучались разным профессиям в лаврских мастерских. При храме-памятнике «Казацкие могилы» (Ровенская область) действовал монастырский Свято-Георгиевский скит и приют на 35 детей. Непосредственно в лавре располагалась Почаевская церковно-приходская школа.

 

Архимандрит Вениамин в 1930-х годах в лавре на праздник Богоявления (в митре в центре кадра) [12]

 

Богослужение (архимандрит Вениамин с правой стороны кадра снимает митру) [12]

 

При наместнике архимандрите Пантелеймоне отец Вениамин отвечал и за образование и воспитание детей. Сохранилась масса фотографий второй половины 1930-х годов, где учащиеся разных возрастов запечатлены на ступенях величественного лаврского Троицкого собора с наместником монастыря архимандритом Пантелеймоном, архимандритом Вениамином и преподавателями Почаевской школы.

 

Ученики Почаевской школы с митрополитом Варшавским Дионисием (Валединским), наместником лавры архимандритом Пантелеймоном (Рудыком), архимандритом Вениамином (Новицким) [12]

 

Лаврский Свято-Георгиевский скит при храме-памятнике «Казацкие могилы», где находился детский приют. В первом ряду третий слева – архимандрит Вениамин, четвертый – архимандрит Пантелеймон (1938 год) [12]

 

Есть фотографии, которые запечатлели архимандритов Пантелеймона и Вениамина с молодежным церковным хором в селе Крыжи; и с учителями, представителями интеллигенции в детском приюте при монастырском Свято-Георгиевском скиту на «Казацких могилах». На нескольких сохранившихся снимках Духовного собора лавры 1930-х годов тоже присутствуют отец Пантелеймон и отец Вениамин.

Одним из главных дел архимандрита Вениамина с 1934 года стало повышение уровня образованности братии и усовершенствование иноческо-богословской школы при Почаевской лавре. Прежняя лаврская школа для монахов (многие из которых были простыми крестьянами) давала скромное трехгодичное образование. Объем получаемых знаний далеко не дотягивал до семинарского уровня. Архимандрит Вениамин преобразовал ее в школу с шестилетней учебной программой и семинарскими богословскими дисциплинами. (О его вкладе в это дело говорится на сайте Почаевской духовной семинарии, хотя на имеющихся коллективных снимках учащихся иноческо-богословской школы за 1936 год будущего владыки Вениамина нет, что может быть объяснено его послушанием в это время во Львове).

 

1939 год. Духовный собор Свято-Успенской Почаевской лавры с митрополитом Варшавским Дионисием. Архимандриты Пантелеймон и Вениамин в центре в первом ряду [12]

 

Польский первоиерарх митрополит Дионисий (Валединский) поддерживал инициативу усовершенствования школы, поскольку все указывало на то, что в скором времени может последовать удар со стороны католической Польши по духовному православному образованию. На открытии обновленной школы в 1934 году митрополит сказал о необходимости глубокого образования иноков: «Почаевская лавра становится центром притяжения для многих сотен православных людей, в том числе для интеллигенции, учащихся. Все они нуждаются «в пастырском слове о правде и вере Христовой». Потому он призвал поставить изучение богословских наук в школе на возможно высоком уровне. А со светскими науками знакомить учащихся для более интенсивного восприятия наук богословских [5].

Кто были учащиеся школы? Монахи, иноки и послушники, даже 80-летние. Занимались они вечерами по три часа в день с октября по май. По программе первые два года посвящались изучению общеобразовательных наук, а последние четыре дисциплинам богословским.

Современники свидетельствовали, что уровень подготовки братии значительно повысился. Для многих не составляло труда выступить с проповедью – знания позволяли говорить на разные темы и защищать Православие. В будущем одного из выпускников школы пожилого архимандрита Никодима (Максименко) удостоили даже епископского сана. Он стал епископом специально для лавры, для усугубления торжественности богослужений.

 

1936 год. Почаевская иноческо-богословская школа. Среди ее выпускников в эти годы был и игумен Иосиф (будущий преподобный Амфилохий Почаевский) [12]

 

Но повышали свои знания не только иноки. Благочинный лавры, архимандрит Вениамин тоже продолжил свое образование в магистратуре на Православном Богословском факультете Варшавского университета, где с 9 по 11 декабря 1937 года сдал магистерские экзамены и представил богословское исследование об изменяемости канонов Православной Церкви.

Комиссия под председательством митрополита Дионисия (Валединского) в составе профессоров: А.И.Лотоцкого, Н.С.Арсеньева, М.В.Зызыкина, Д.Дорошенко, Н.Кулакова, А.Ланинского и С.Кириловича утвердила архимандрита Вениамина в степени магистра богословия.

В скором времени последовал ожидаемый удар со стороны католического государства. В 1938–1939 годах были закрыты все православные учебные заведения в Польше, включая иноческо-богословскую школу в Почаевской лавре, которая успела и к тому времени дать лишь один выпуск по богословским дисциплинам. Был закрыт и Православный богословский факультет в Варшаве.

Но будущий владыка Вениамин успел потрудиться на ниве просвещения в эти годы и во Львове. С 15 июня 1936 по июнь 1937 года он был благочинным православных приходов Галиции, настоятелем Покровского собора города Львова. И, конечно, школа была главной его помощницей. В 1936 году во Львове из местных кадров он создал миссионерскую школу для просвещения униатов.

Во Львове при помощи присоединившегося к Православной Церкви Львовского Ставропигиального братства с 1927 по 1937 год издавался ежемесячный журнал «Воскресение», в котором освещалось возрождение Православия в Галиции.

Дело в том, что братия Почаевской лавры давно окормляла перешедшие в православие униатские приходы. Эти православные приходы возникли без какого-либо принуждения на Сокальщине, в Коломые и Турке над Стрыем, в древнем Галиче. Движение по возвращению в Православие тогда полностью охватило наиболее отдаленный район Галиции – Лемковщину. Еще во время миссионерской работы отца Пантелеймона (Рудыка) в 1920-х годах в православие перешло 30 приходов. В период с 1923 по 1929 год из унии ушло 11% (около 30 тысяч человек) [7]. К 1933 году из унии ушло 60 тысяч человек. Несмотря на материальные трудности и враждебное отношение униатской иерархии и светской администрации края к тем, кто переходил в православие.

Архимандрит Вениамин совершенствовался и как пастырь. Круг богословских и научных интересов будущего владыки не ограничивался лишь каноническим устройством Православия. Его интересовала и духовническая практика древней Церкви и практика старцев-подвижников последнего времени. Свою пастырскую деятельность он старался строить на основе святоотеческого духа и глубокого знания естественной психологии. Все это способствовало успеху его миссионерской и пастырской работы.

Нельзя не сказать, что его помощниками в православной миссии среди бывших униатов были великолепные хоры, которые он организовывал в ряде приходов. Будущий владыка обладал большой культурой церковного пения. Всю свою жизнь стремился он к устроению торжественных богослужений.

 

Село Крыжи, апрель 1936 г. На фото: наместник лавры отец Пантелеймон, отец Вениамин (второй священник справа), духовенство и церковный хор [12].

 

И во Львове он стремился приблизить богослужение и хоровые песнопения по благолепию к лаврским, где церковные службы были особенно красивы и торжественны. Каждение осуществляли несколько дьяконов. Хор был величественный, одетый в старинные кафтаны. На богослужениях в основном исполнялись песнопения киево-печерского распева.

В будущем, в разных городах и разных обстоятельствах деятельный и хорошо образованный владыка Вениамин по возможности организовывал образовательные курсы для пастырей и миссионерские школы.

Даже в тяжелые первые годы Великой Отечественной войны, в сложных материальных условиях Почаевская лавра не прекращала выполнять миссию духовного просвещения и готовить пастырей – уже не только для монастыря, но для приходских храмов по усеченной, ускоренной программе.

Программу таких курсов прошел, например, знаменитый протопресвитер Русской церкви Матфей Стаднюк, который родился в 1925 году на Волыни, в селе Залесцы, расположенном в восьми километрах от Почаевской лавры.

В начале 1940-х годов, в 16-летнем возрасте Матфей Стаднюк поступил на пастырские курсы при Почаевской лавре. «Мы, учащиеся пастырских курсов, жили трудно, в голоде и холоде, ютясь в брошенных домах, где порой не было стекол в окнах, но учились с большим энтузиазмом и усердием». Согласно его воспоминаниям, ректор курсов архимандрит Вениамин (Новицкий), будущий архиепископ Чебоксарский и Чувашский, по-отечески заботился о своих питомцах и, как мог, поддерживал их. На пастырских курсах Матфей Стаднюк проучился два года. Затем стал псаломщиком, позднее, в марте 1945 года, был рукоположен во диаконы [11].

 

Святая Почаевская лавра – великий форпост Православия

 

Так в монашеском братстве Свято-Успенской Почаевской лавры прошли более десяти лет жизни архимандрита Вениамина. Это были дни и годы, наполненные скорбями, испытаниями и борьбой. А также это были дни и годы, наполненные радостью духовного общения с Господом в святой древней обители и служения единственному, что есть ценного на земле – Святой Соборной и Апостольской Церкви. Через тернии и испытания Господь взращивал и вел будущего владыку к архипастырскому служению.

Впереди были новые испытания военного времени, немецкой оккупации и ожесточенной борьбы за человеческие души, за каноническую и догматическую чистоту и целостность Святой Православной Церкви.

(Продолжение следует)

Романова Владислава Николаевна, Центр церковно-государственных отношений «Берег Рус»

 

Впервые опубликовано в журнале «Берег России» №1 (5) 2020 г., сс. 81-101.

 

Библиография:

[1] Баслык Е. Антология семинарской жизни. Из воспоминаний отца Евстафия Баслыка. Часть 2. // Московская Сретенская духовная семинария URL: http://sdsmp.ru/news/n1807/

[2] Выпускники Богословского (православного) факультета Варшавского университета 1928–1935 гг. // Сайт Александра Александровича Бовкало. URL: http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/warszawa.html

[3] Выпускники Слуцкого духовного училища 1884, 1887–1890, 1895, 1896, 1899–1901, 1903–1905, 1907–1909, 1911–1915 гг. // Сайт Александра Александровича Бовкало URL: http://www.petergen.com/bovkalo/duhov/sluckdu.html

[4] Жизненный путь и архипастырское служение в Канаде архиепископа Пантелеимона (Рудыка). К юбилею 50-летия учреждения Эдмонтонско-Канадской епархии Московского Патриархата // Patriarchial Parishes of Russian Orthodox Church in Canada. URL: http://www.orthodox-canada.com/ru/about-us/history/russkiy-zhiznennyiy-put-i-arhipastyirskoe-sluzhenie-v-kanade-arhiepiskopa-panteleimona-rudyika-k-yubileyu-50-letiya-uchrezhdeniya-edmontonsko-kanadskoy-eparhii-moskovskogo-patriarhata/

[5] Історія Почаївської духовної семінарії // Почаевская духовная семинария URL: http://pdsem.mrezha.net/history.html

[6] Кривонос Ф. Валериан Васильевич Новицкий // Православная энциклопедия URL: http://www.pravenc.ru/text/153957.html

[7] Николаев К.Н. Восточный обряд. Париж, 1950 г. Глава восьмая. Удар 1929 года. // Православный журнал «Благодатный огонь». URL: https://www.blagogon.ru/biblio/248/

[8] Паршагина З. Архиепископ Вениамин (Новицкий): «Пророки вы мои, пророки!» // Вестник Чувашской митрополии «Бог и человек» 2015 г., №2 (08), сс.14-24.

[9] Процюк Феодосий, митрополит. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917–1943). М.: 2004.

[10] Синодик Пинской епархии. URL: http://pinskeparh.by/images/docs/Sinodik.pdf

[11] Стаднюк Матфей. Протопресвитер Матфей Стаднюк: «Находиться рядом с Его Святейшеством – большая ответственность, но и большая радость...» // Официальный сайт Московского патриархата. 22 сентября 2005 г .URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/41265.html

[12] Фотопатерик, интернет-портал. Раздел Архиепископ Пантелеймон (Рудык) // URL: http://fotopaterik.org

[13] Цыпин В., протоиерей История Русской Церкви (1917–1997 гг.) // Азбука веры URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vladislav_Tsypin/istorija-russkoj-tserkvi-1917-1997/12

[14] Шумило С.В. От Афона до застенков НКВД: крестный путь архиепископа Дамаскина (Малюты, 1883–1946) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2017. Вып. 76, сс. 89–106.

 

 

[1] Из списков выпускников Слуцкого духовного училища известно, что старший брат Валериан Новицкий окончил это училище в 1913 году по второму разряду, а Сергей – в 1914-м [3].

[2] Настоятель с 1925 по 1929 год.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Владислава Романова:
«Ты первый произнес: всему и всем прощенье!»
Мистический удар-покушение на Цесаревича Николая Александровича Романова в Японии 29 апреля 1891 года
16.07.2020
Христианство – главный объект для удара?
Об истоках и причинах «культурной революции» тёмных людей
02.07.2020
Жизнь и подвиг архиепископа Вениамина (Новицкого)
Часть I. 1900–1930-е годы. Становление пастыря
24.06.2020
На пути «К Вечному миру»
12 июня – это праздник глобалистов
16.06.2020
О планах построения «социализма» путем евгеники и сокращения рождаемости
Колониальные методы построения «светлого социалистического будущего»
02.06.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
В чём неправда «православных антисоветчиков»?
Новый комментарий от Олег В.
2020-08-12 23:25
Все это уже было и известно, чем закончится
Новый комментарий от prot
2020-08-12 23:00
Доигрался Батька в «многовекторную религиозную политику»
Новый комментарий от Владимир Николаев
2020-08-12 22:51
Что происходит в Белоруссии
Новый комментарий от Агафон
2020-08-12 22:35
Всенародное покаяние и Русский Царь
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-08-12 21:25
Взрыв в Бейруте — предупреждение России
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-08-12 21:08