Монеты – свидетели Ливонской войны 1558 – 1583 гг.

Находки на территории Татарстана в 2000-х – 2010-х гг. денежных знаков иностранных государств-участников Ливонской войны (из частных коллекций)…

В истории России XVI в. особое место занимают Ливонская война 1558 – 1583 гг. и ставшая её продолжением Русско-шведская война 1590 – 1595 гг. (в шведской и финской историографии война Русского /Российского/ царства и Королевства Швеция, в которой с 1578 по 1582 гг. также принимала участие союзная последнему Речь Посполитая, рассматривается как отдельная «Северная двадцатипятилетняя война», «Русская война Юхана III» или «Долгая вражда», охватывающая период с 1570 по 1595 гг.). Продолжавшиеся общей сложностью около четырёх десятилетий военные действия серьёзно изменили политическую карту Прибалтики, заметно истощив экономику Русского царства и оказав существенное влияние на его внешнюю политику и внутриполитические процессы.

В масштабный вооружённый конфликт оказались вовлечены значительные людские ресурсы, в том числе, многочисленные воинские подразделения служилых татар, игравшие, как правило, вспомогательную роль. Помимо прочего, Ливонская война привела к массовому перемещению разнородного по своему этническому и религиозному составу населения с территории Прибалтики вглубь Русского царства (носившему по большей части насильственный характер), в том числе и на земли завоёванного в 1552 г. Казанского ханства («Царства Казанского»), которые находились в ведении особого центрального органа управления – Приказа Казанского дворца. 

В этой связи обращают на себя особое внимание найденные на территории современного Татарстана монеты, которые были выпущены в 1558 – 1595 гг. как в иностранных государствах, участвовавших в данных войнах, так и непосредственно в городах и замках, захватываемых противоборствующими сторонами и подвергавшихся осадам. Находки подобных монет являются обычным делом для западных регионов России, но для значительно удалённого от Прибалтики Татарстана они могли бы считаться нехарактерными, если бы их присутствие здесь не было косвенно обусловлено рядом немаловажных причин.

 

«Того же лета послал царь и великий князь на ливонские немцы зимою царя Шиголея Шигелеяровича да царевича крымского Тахтамыша, да астараханского царевича Кайбулу Ахтубекова сына…»

 

            Одним из благоприятных обстоятельств, позволивших Русскому царству начать широкомасштабные боевые действия «в западном направлении», стало успешное завершение т.н. первой «черемисской войны» 1552 – 1557 гг., в результате которой на территории бывшего Казанского ханства были подавлены потенциально опасные очаги сопротивления, оказывавшегося, главным образом, марийцами (черемисами).

При этом из многочисленных источников хорошо известно, что с самого начала Ливонской войны 1558 – 1583 гг. самое активное участие в ней на стороне Русского царства принимало находившееся от последнего в вассальной зависимости Касимовское ханство, а также перешедшие в русское подданство казанские, астраханские (хаджи-тарханские) татары, ногайцы, черкесы, кумыки и др. (как принявшие православие, так и мусульмане). Одним же из наиболее опасных противников Русского царства выступали Крымское ханство и союзные ему ногайцы, войска которых уже с 1558 г. осуществляли постоянные набеги на его территорию, а в 1572 и 1591 гг. осаждали г. Москву. На стороне поляков и литовцев против Русского царства сражались также липки (польско-литовские татары). [6, с. 506]

В фундаментальном научном труде доктора исторических наук А.Л. Хорошкевич (1931 – 2017) «Россия в системе международных отношений середины XVI века» (2003 г.) «присоединение двух ханств – Казанского и Астраханского – и подчинение одной орды – Ногайской» рассматривается в качестве важного объективного фактора, способствовавшего «эскалации войны Россией». [11, с. 204]

«Большая часть населения этих государственных образований, – писала исследователь, – привыкла добывать пропитание и одежду путём грабежа и захвата. Перестройка хозяйств новообретённых земель, разумеется, не произошла. Вхождение их в состав Российского царства поставило перед его главой задачу обеспечения знатной верхушки покорённых ханств средствами существования. Иной альтернативы, кроме войны, в то время у России объективно не было». [11, с. 204]

Среди участников Ливонской войны 1558 – 1583 гг., стоявших во главе татарских войск, было немало Чингизидов, статус которых был весьма высоким и приравнивался к служилым князьям. Достаточно упомянуть также, что на стороне Русского царства выступали два бывших Казанских хана – Касимовский хан Шах-Али («царь» Шигалей, Шиголей Шигелеярович) и Едигер (Ядыгар-Мухаммед, после крещения – Симеон Касаевич), сын покойного Казанского и Крымского хана Сафа-Гирея и бывшей правительницы Казанского ханства Сююмбике «царь» Александр Казанский – Утямыш-Гирей (после крещения – Александр Сафагиреевич), Касимовский хан («царь») Саин-Булат (после крещения – Симеон Бекбулатович) – в 1575 – 1576 гг. «Великий князь всея Руси», в 1576 – 1585 гг. «Великий князь Тверской», Астраханский (Хаджи-Тарханский) «царевич» Абдулла Ак-Кубеков (Кайбула) и его сыновья – «царевич» Муртаза-Али (после крещения – Михаил Кайбулович) и «царевич» Будали Кайбулович (Будалуй Кайбулов), «царевич» Ибак (Ивак, Ибрагим), владевший г. Сурожиком, «царевич» Тохтамыш (Тахтамыш), князь Уразлы (Ураз) (после крещения – Иван) Канбаров и др.

            Сама война началась с демонстративного опустошительного рейда в Восточную Ливонию зимой 1558 г., осуществлённого «соединёнными силами русских, казанцев, астраханцев и ногайцев», которые возглавил Касимовский хан Шах-Али. В результате этого набега «в ордынском стиле» были разорены окрестности тринадцати городов. [8, с. 458]

Как сообщалось, в частности, в «Разрядной книге» 1475 – 1598 гг.: «Того же лета послал царь и великий князь на ливонские немцы зимою царя Шиголея Шигелеяровича да царевича крымского Тахтамыша, да астараханского царевича Кайбулу Ахтубекова сына; а с царём Шиголеем бояр и воевод князя Михайла Васильевича Глинскова и иных бояр и воевод, и были в Ливонской земле по полком:

            В болшом полку царь Шиголей, бояре и воеводы князь Михайла Васильевич Глинской да Данила Романович Юрьев. Да в большом же полку с царём Шигалеем князь Иван Михайлович Хворостинин. Да в болшом же полку с нарядом Иван Матвеев сын Лыков-Лях. //

            В передовом полку были бояре и воеводы Иван Васильевич Шереметев-Болшой да Олексей Данилович Басманов. Да в передовом же полку царевич Тахтамыш, пристав Дмитрей Григорьев сын Плещеев. Да в передовом же полку черкасы, князь Иван Амашин з братьею; а пристав у них Фёдор Вокшерин. Да в передовом же полку Данило Фёдоров сын Адашев с казанскими людми; да с служилыми тотары Тёмка Фёдоров сын Игнатьев.

            В правой руке воеводы боярин князь Василей Семёнович Серебреной да околничей Иван Меншой Васильевич Шереметев. Да в правой же руке царевич Кайбула, а пристав у него Михайла Игнатьев сын Салтыков. Да в правой же руке князь Юрьи Петрович Репнин с темниковскими людьми.

            В левой руке воеводы боярин князь Пётр Семё//нович Серебреной да Михайла Петров сын Головин. Да с нижегородцкою мордвою Иван Петров сын Новосильцов.

            В сторожевом полку воеводы боярин князь Ондрей Михайлович Курбской да Пётр Петрович Головин. Да с муромскими людьми, с мордвою Иван Семёнов сын Курчов. А с казанскими людми, с Муролеем с Костровым с товарищи, которые в Новегороде, Павел Заболотцкой». [7, с. 170 – 171]

            Как, в частности, указывает современный историк Я.В. Пилипчук: «Татары сыграли важную роль в Ливонской войне. Они действовали в обычной для себя манере, нападая на коммуникации, опустошая окраины городов и сёла, забирая в ясырь многих людей. Татары были нужны русским как маневренная конница, которая могла осуществлять далёкие рейды. Особенно эффективными были их набеги в 50 – 70-х гг. XVI в., при этом современники отмечали, что для участия в полевых сражениях татары были малопригодны». [6, с. 510]

            В 1563 г. воины «казанские, астраханские, ногайские, немцы, чюхны, пермичи и прочие» принимали участие во взятии г. Полоцка, сопровождавшемся, как писала А.Л. Хорошкевич, «резнёй горожан», весть о которой «далёким эхом пронеслась по всей Европе». [11, с. 329] А в 1564 г. «смоленский воевода В.А. Бутурлин с многочисленным войском, состоявшим из детей боярских, служилых татар, казанских татар Горной стороны Волги, чебоксарских, астраханских, ногайских, городецких (т.е. касимовских) татар, мордвы, выйдя из Смоленска, опустошил Мстиславскую, Кричевскую, Радомскую и Могилёвскую округи и вернулся в Смоленск». В результате: «В полон взяли воиньских людеи шляхтычь, и з женами, и з детми, и черных людей всяких 4787 душь». [11, с. 403]

            При этом одним из основных занятий татар в Ливонской войне 1558 – 1583 гг. был массовый захват пленных (т.н. «полона» или «ясыря»), которых затем продавали (в том числе, в гг. Казани, Астрахани и Касимове) или «сажали на землю».

Так, основываясь на многочисленных свидетельствах русских и иностранных источников, Я.В. Пилипчук пишет, например, о том, что: «Под 1579 г. упомянут набег татар на Эстонию. Они напали на шведское войско, которое неудачно штурмовало Нарву. Понеся значительные потери, шведы отступили. Татары, став лагерем у Шенгофа, опустошили мааконды Ревель (Ревеле) и Гарриен (Харьюмаа). После этого они отправились в поход на Вик (Осилию) и деблокировали русский гарнизон, который противники осаждали в Хаапсалу. Датский посол Якоб Ульфельдт сообщал о том, что татары взяли в Ливонии многих пленных (мужчин, женщин, мальчиков, девочек). Женщин и девушек делили между собой, дарили друг другу и продавали. Мужчин русские отправляли в Казань и Астрахань. […] Когда пленные из немцев и ливонцев попадали к русским, их перекрещивали в православие и делали зависимым населением. Хуже бывало, когда они попадали к татарам. Тогда пленные попадали по трассе работорговли в мусульманские страны. Уже в 1561 г. Бек-Чура и Темер (ногайские послы) начали торговать “немецким полономˮ. Захваченными в плен женщинами активно торговали в Касимове и Казани. Там рабынь могли покупать любые мусульмане. Многие из них попадали в Персию». [6, с. 507, 509]

В результате захвата большей части Прибалтики насильственная депортация («вывод», «выведение») населения в центральные районы Русского царства и завоёванные на востоке территории приобрела целенаправленный, массовый характер. Как резюмирует, со ссылками на А.Л. Хорошкевич, известный историк Т.А. Опарина: «Иван Грозный осуществил несколько масштабных депортаций населения бывшего Ливонского ордена и епископств во внутренние районы страны. В 1558 – 1560, 1564 – 1565, 1577 – 1578 гг. партии жителей Дерпта, окрестностей Ревеля и восточной части Рижского архиепископства были угнаны в Россию». [5, с. (273)] Известно при этом, что в г. Казань «немцы» «выводились» уже в 1558 г. – после взятия г. Нарвы. [11, с. 216]

Причём, по мнению некоторых исследователей, «вывод» прибалтийского населения вылился в результате в обычную работорговлю. «Практика “выводаˮ населения с завоёванных территорий была заменена обыкновенным восточным “ясыромˮ, – отмечает, например, в своей статье “«In der Tyrannen Hand»: русская колонизация Ливонии во второй половине XVI в.: планы и результатыˮ (2014 г.) польский историк Х. (И.Ч.) Граля, – население из окрестностей Оберпалена, как отметил анонимный источник датского посольства (1578), погнали как рабов на продажу в Новгород, а тех, на которых не нашлись покупатели – в Казань». [4, с. 182]

            Ценные сведения о пребывании в г. Казани перемещённых из Прибалтики «полоняников» содержатся, в частности, в донесении царю Фёдору Ивановичу (годы правления: 1584 – 1598) митрополита Казанского и Астраханского Гермогена (Ермогена) (ок. 1530 – 1612), будущего Патриарха Московского и всея Руси (1606 – 1612), содержание которого было пересказано в датированной 18 июля 1593 (7101) г. «Царской грамоте в Казань, о построении слободы с церковью и переводе туда из уезда новокрещенов, поколебавшихся от соседства с иноверцами в Православной вере, о разрушении Татарских мечетей, с запрещением впредь строить оныя, и о недозволении Русским людям жить в услужении у Татар и Немцов». [1, с. 436 – 439]

В нём, помимо прочего, упоминалось о проживании и тесных контактах с местным русским и татарским населением «Немцов» (в число которых нередко записывались эстонцы и финны) [6, с. 507], «Литвы» и «Латышей» (под которыми в то время у русских часто подразумевались, помимо латгалов, все родственные им балтийские племена).    

Так, например, митрополит Казанский и Астраханский Гермоген (Ермоген) писал в отношении «новокрещенов», что они «и полонъ у себя держатъ Немецкой, мужиковъ и женокъ и девокъ некрещеныхъ, и съ женками и съ девками с некрещеными живутъ мимо своихъ женъ, и родивъ женка или девка робенка живетъ с ними в одной избе и пьетъ и естъ изъ одного судна, а молитвы роженице и робенку нелзе дать, для того, что добываютъ не у крещеныхъ, и те новокрещенские добытки у полонянокъ некрещены умираютъ [...]». [1, с. 436]

В целях предотвращения отпадения русских людей от православия царским указом предписывался целый комплекс мер, включавший их перепись, отселение и трудоустройство в посадах и дворцовых сёлах и деревнях, а также выкуп за казённый счёт или замену на «Литву» и «Латышей».

При этом местным воеводам «князю Ивану Михайловичу Воротынскому да князю Офонасью Ивановичу Вяземскому» и дьякам «Ивану Осорьину да Первому Карпову», помимо прочего, предписывалось: «[...] и вы бъ впередъ Рускимъ людемъ у Татаръ и у Немцевъ жити и служити доброволно и въ денгах не велели, а переписавъ Рускихъ людей и взявъ отъ Татаръ и отъ Немецъ, велели Рускимъ людемъ торговымъ жити в посадскихъ людехъ, а пашенныхъ посажали на нашу пашню в дворцовыхъ нашихъ селехъ и въ деревняхъ; а которые будетъ Руские пашенные люди у Татаръ и у Немецъ служили въ невеликихъ денгахъ, и вы бъ за техъ Татаромъ и Немцомъ денги заплатили изъ нашие казны, а ихъ посажали за нами на пашняхъ, а иныхъ Рускихъ людей, которые у Татаръ и у Немецъ в денгахъ, поотдавали бъ есте новокрещеномъ, а у новокрещеновъ въ то место поимали Литву и Латышей да Татаромъ и Немцомъ поотдавали; и молвили бъ есте Татаромъ и Немцомъ, чтобъ они Рускихъ людей всехъ поотпускали и впередъ Рускихъ людей къ себе не приимали, и денегъ имъ въ займы не давали, а принимали бъ себе и купили Литву, и Латышей, и Татаръ и Мордву». [1, с. 438 – 439]

Очевидно, что многолетнее проникающее воздействие на татарские и русские этнические группы, традиционно проживавшие и испомещённые на территории «Царства Казанского» (бывшего Казанского ханства), немецкого, балтского и прибалтийско-финского элементов не могло пройти бесследно и должно было сказаться на этногенезе татар, русских и, возможно, представителей других народов.

Однако материальных свидетельств присутствия здесь «ливонского полона», насколько известно, до настоящего времени не выявлено. Вместе с тем, косвенным свидетельством этого, равно как и участия в военных действиях представителей населения «Царства Казанского», могут служить находки на территории Татарстана иностранных монет, отчеканенных с 1558 по 1595 гг. в прибалтийских городах и замках, а также в государствах-участниках Ливонской и Русско-шведской войн.

К сожалению, сбор и обобщение информации о нумизматических памятниках иностранного происхождения затруднён по целому ряду причин, связанных, в первую очередь, с отсутствием серьёзного интереса к данной проблематике в местном нумизматическом сообществе.

Все выявленные и описанные ниже монеты входят в число случайных находок и привлечены из частных коллекций. Точные места их обнаружения в большинстве случаев не известны. При этом считаем необходимым отметить, что таковые представляют лишь очень малую часть от общего числа нумизматических памятников рассматриваемого периода, сделанных в разное время на территории Казанской губернии и Татарстана, которые находятся в музейных собраниях и частных коллекциях.

Тем не менее, их описание и предварительная систематизация позволяют обозначить ряд перспективных задач историко-исследовательского характера и определить общее направление дальнейшего поиска.

 

«CIVITATIS RIGENSIS – MONETA NOVA ARGENTE»

 

Наибольший интерес в связи с вышеизложенным представляют монеты, отчеканенные в прибалтийских городах и замках– Риге (ныне – столица Латвии), в замке Доле (Далене, Дальхольме) и Ревеле (Колывани) (ныне – Таллин – столица Эстонии).

К таковым относятся:

  1. Монеты государственного образования «Вольный город Рига», существовавшего с 1561 по 1582 гг.

Обособление «Вольного города Риги» было обусловлено поражением Ливонской конфедерации от Русского царства, в результате чего в 1561 г. конфедерация распалась и прекратили своё существование католические (германские) Ливонский орден и Рижское архиепископство, перешедшие под вассалитет Великого княжества Литовского, а г. Рига остался без сеньора. В этих условиях управление г. Ригой (получившим в историографии наименование «Вольный город Рига») осуществлял германизированный Рижский рат (городской совет, магистрат, ратуша), который пытался укрепить самостоятельность города-государства в противостоянии с Королевством Польским (в дальнейшем – Речью Посполитой – федерацией Королевства Польского и Великого княжества Литовского) и добивался статуса вольного имперского города Священной Римской империи.

В 1577 г. – в результате знаменитого «Ливонского похода» царя Ивана IV Васильевича (годы правления: 1533 – 1584) – была захвачена вся Ливония, за исключением гг. Риги и Ревеля (Колывани), присягнувшего в 1571 г. на верность королю Швеции Эрику XIV Васа (1560 – 1568) и вошедшего в состав Королевства Швеция, а также Задвинской части Курляндии. [4, с. 177] В 1582 г. «Вольный город Рига» вынужден был признать вассалитет Речи Посполитой.

«Вольный город Рига» имел свой герб, знамя и печать, а также чеканил собственную монету разных номиналов. Отличительной чертой монет, выпущенных на монетном дворе г. Риги, являются размещённые на них изображения гербов «Вольного города Риги» – большого (открывающиеся каменные ворота с двумя боковыми башнями и центральным «куполом», под приподнятой решёткой которых помещена коронованная львиная голова, а посередине над воротами – два скрещенных «папских» ключа с крестом над ними) и малого (два скрещенных ключа с крестом над ними), а также латинской надписи («легенды») «CIVITATIS RIGENSIS» («ГОРОД РИГА»).  

В числе монет «Вольного города Риги» из частных коллекций, найденных на территории Татарстана в 2000-х – 2010-х гг., выявлены:       

  1.    Фердинг (от швед. «ferding» – «четверть», в отношении марки) 1566 г. [Ил. 1: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Серебро.

 

Монета имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 22 х 22 мм, вес – 2,4 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху, по правой и левой сторонам) и с выходами за неё – большой герб «Вольного города Риги», между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «CIVITA / TIS / RIGEN» («CIVITATIS RIGEN[SIS]») («ГОРОД РИГА»). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – малый герб «Вольного города Риги» (слева и справа от скрещенных «папских» ключей – цифры «6», под ключами – по центру – ажурная пятилепестковая «цветочная розетка» с пустым центром, справа от креста – небольшая «точка»), между малой и большой окружностями (ободками) – сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONETA / NOVA / ARGENTE» («MONETA / NOVA / ARGENTE[A]») («МОНЕТА НОВАЯ СЕРЕБРЯНАЯ») (слова разделены двумя ажурными пятилепестковыми «цветочными розетками» с пустым центром и – вверху – знаком, похожим на русскую букву «Ф»).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в исследованиях Д.Я. Фёдорова «Монеты Прибалтики XII – XVIII столетий. Определитель монет» (1966 г.) – под № 590 (раздел «Вольный город Рига») [10, с. 232] и Э. Копицкого ( «Иллюстрированный указатель польских и связанных с Польшей денег» («Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych») (1995 г.) – под № 8048 (подраздел «6.16 RYGA / Wolne miasto Ryga 1563 – 1580») [16, s. 353; 14, s. 61].

  1. Шиллинг (солид) 1575 г. [Ил. 2: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

 

Монета имеет механические повреждения в виде «рваного» круглого отверстия и пробоины. Размер – 17 х 17 мм, вес – 0,7 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху, по правой и левой сторонам) и выходами за неё – большой герб «Вольного города Риги» без скрещенных «папских» ключей и креста, между малой и большой окружностями (ободками) – круговая латинская надпись («легенда») «CIVITATIS / RIGENSIS» («ГОРОД РИГА») (слова разделены: сверху – «звёздочкой» с шестью неровными тонкими «лучами», внизу – лилией). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) «верёвочного» типа – малый герб «Вольного города Риги» (слева от скрещенных «папских» ключей – цифра «7», справа – «5», под ключами – по центру – «точка» с пустым центром по типу буквы «о»), между малой и большой окружностями (ободками) – сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONE / NO / ARGENTEA» («MONE[TA] / NO[VA] / ARGENTEA») («МОНЕТА НОВАЯ СЕРЕБРЯНАЯ») (слова разделены тремя пятиконечными звёздочками с точками посередине).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в вышеозначенных исследованиях Д.Я. Фёдорова – под № 615 (раздел «Вольный город Рига») [10, с. 232] и Э. Копицкого – под № 8029 (подраздел «6.16 RYGA / Wolne miasto Ryga 1563 – 1580») [16, s. 352; 14, s. 60].

  1. Шиллинг (солид) 1577 г. [Ил. 3: а, б – снимки, в, г – прорисовки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Размер – 18 х 18 мм, вес – 0,88 грамма. Найдена предположительно в Чистопольском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху, по правой и левой сторонам и внизу) и выходами за неё – большой герб «Вольного города Риги» без скрещенных «папских» ключей и креста, между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «CIVITATIS / RIGENSI» («CIVITATIS / RIGENSI[S]») («ГОРОД РИГА») (слова разделены: сверху – пятилепестковой «цветочной розеткой» с пустым центром, внизу – лилией). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – малый герб «Вольного города Риги» (слева от скрещенных «папских» ключей – цифра «7», справа – «7», под ключами – по центру – пятилепестковая «цветочная розетка» с пустым центром, над ней – две точки, соединяющие ключи), между малой и большой окружностями (ободками) – сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONE / NO / ARGENTE» («MONE[TA] / NO[VA] / ARGENTE[A]») («МОНЕТА НОВАЯ СЕРЕБРЯНАЯ») (слова разделены тремя пятилепестковыми «цветочными розетками» с пустым центром).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в вышеозначенных исследованиях Д.Я. Фёдорова – под № 618 (раздел «Вольный город Рига») [10, с. 233] и Э. Копицкого – под № 8031 (подраздел «6.16 RYGA / Wolne miasto Ryga 1563 – 1580») [16, s. 352; 14, s. 60].

Нам также известно, по крайней мере, ещё об одном шиллинге (солиде) «Вольного города Риги» (имеющем механическое повреждение в виде «рваного» отверстия), который был найден в 2000-е – 2010-е гг. предположительно в Чистопольском районе Татарстана, однако приобрести и описать его, к сожалению, не удалось.

 

«Того же лета посылал государь царь и великий князь под Пернов царя Семиона Бекбулатовича да царевича Михайла Кайбуловича…»

 

Весьма интересной представляется найденная на территории Татарстана монета, имеющая отношение сразу к двум крепостям, которые имели важное военное значение:

  1. Шиллинг (шеляг, солид) «чрезвычайных обстоятельств» Герцогства Ливония (Лифляндия, Инфлянта) 1572 г., отчеканенный на монетном дворе в замке Доле или Дален (Dahlen), располагавшемся на острове Долес или Дальхольм (Dahlholm) – на реке Даугава [Ил. 4: а, б – снимки, в, г – прорисовки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 18 х 17 мм, вес – 0,75 грамма (нормативный вес – 0,9 грамма). Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана. 

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение герба Ливонии (Лифляндии) (встающего грифона с мечом в правой лапе /лапах/), между малой и большой окружностями (ободками) – круговая латинская надпись («легенда») «DVCATVS / LIVONIE» («ГЕРЦОГСТВО ЛИВОНИЯ») (слова разделены вверху и внизу пятиконечными «звёздочками»). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – латинская надпись («легенда») в четыре строки «I / SCHIL / LING / 7Z» («I SCHILLING 72») («1 ШИЛЛИНГ [15]72») (по сторонам цифры «I» размещены декоративные элементы из трёх маленьких соприкасающихся «полумесяцев», по сторонам цифр «72» – точки, ещё одна маленькая точка размещена под буквой «H», слева от буквы «N»), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONE / NOVA / ARGENTE» («MONE[TA] / NOVA / ARGENTE[A]») («МОНЕТА НОВАЯ СЕРЕБРЯНАЯ») (слова разделены: вверху – пятилепестковой «розеткой», справа и внизу – трёхлепестковыми «розетками»).  

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в исследованиях Д.Я. Фёдорова – под № 628 (раздел «Польское правление в Ливонии») [10, с. 238] и Э. Копицкого – под № 3111 (подраздел «2.3 Monety inflanckie 1572 – 1573») [15, s. 142; 13, s. 167].

Т.н. «даленские деньги» чеканились в 1572 – 1573 гг. с разрешения администрации Речи Посполитой, возглавляемой Яном (Иваном) Иеронимовичем Ходкевичем (ок. 1530 – 1579) – государственным и военным деятелем Великого княжества Литовского, первым губернатором Задвинского герцогства (в 1566 – 1578 гг.), на фамильном гербе которого также присутствовали изображения серебряного грифона (грифа) с чёрным клювом и когтями, держащего в правой лапе лазуревый меч.

Как указывал Д.Я. Фёдоров: «В 1572 и 1573 годах в правление наместника края, Яна Ходкевича, старосты Самогида, вблизи г. Риги, в Даленском замке, были отчеканены Валентином Иберсфельдом и Яковым Гинце деньги в марку, полмарки, фердинги и шиллинги, первые три достоинства встречаются очень редко, шиллинги же наоборот очень часто. Предназначались они для уплаты жалованья Пярнусскому гарнизону». [10, с. 238]

Примечательно, что т.н. «даленскими деньгами» литовско-польские власти расплачивались с немецкими наёмниками гарнизона г. Пернау (Pernau) или Пернова, Перникова (ныне – Пярну в Эстонии), который на протяжении Ливонской войны не раз становился ареной боевых действий.

Ещё осенью 1560 г. Пернау (Пернов) выдержал непродолжительную осаду русского отряда боярина И.П. Яковлева и князя Г.Ф. Мещерского. В 1562 г. город был захвачен шведскими войсками под командованием К.Х. Горна, а в 1565 г. – занят ливонцами и передан под власть польской короны. В 1566 г. Пернау (Пернов) безуспешно осаждался шведской армией. [8, с. 470 – 471]

В 1575 г. окрестности города были опустошены в ходе рейда отряда под предводительством служилого татарина Афанасия Шейдякова – «Офонасея Шейдяковича» (Шейдяка), а в июле того же года Пернау (Пернов) был взят армией под командованием «царя» («Великого князя всея Руси») Симеона Бекбулатовича (Саин-Булат хана), «царевича» Михаила Кайбуловича (Муртазы-Али) – сына астраханского царевича Абдуллы Ак-Кубекова, боярина Н.Р. Захарьина-Юрьева (деда будущего первого русского царя из династии Романовых Михаила Фёдоровича) и др. Как сообщалось, в частности, в «Разрядной книге» 1475 – 1598 гг.: «Того же лета посылал государь царь и великий князь под Пернов царя Семиона Бекбулатовича да царевича Михайла Кайбуловича и бояр и воевод; // и Пернов взяли […]». [7, с. 258]

После этого Пернау (Пернов) стал центром Перновского уезда, в котором в 1577 г. были поселены русские помещики. [8, с. 471] При этом, известно, что управлением завоёванных до 1577 г. в ходе Ливонской войны городов ведали несколько приказов, в том числе – Приказ Казанского дворца. [3, с. 213, 214] При этом, как указывает современный историк Н.В. Смирнов со ссылкой на мнение советского историка В.И. Буганова, именно Приказу Казанского дворца и был подчинён Пернау (Пернов). [8, с. 466]

В 1581 г. город был осаждён шведской армией, но выдержал осаду до заключения «Ям-Запольского мира», по которому отошёл к Речи Посполитой и в 1582 г. был занят польско-литовским гарнизоном. [8, с. 471]

В связи с литовско-польским участием в Ливонской войне 1558 – 1583 гг. обращает также на себя внимание следующий нумизматический памятник той эпохи:

  1. Анонимный литовский денар 1559 г., отчеканенный на монетном дворе в г. Вильна (Вильно, Вильнюс) в правление Великого князя Литовского (1544 /1548/ – 1572) и короля Польского (1548 – 1572) Сигизмунда II Августа [Ил. 5: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета имеет механические повреждения в виде небольшого «скола». Размер – 12 х 12 мм, вес – 0,23 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – изображение герба Королевства Польского (обращённого влево одноглавого орла с расправленными крыльями и раскрытым клювом). Обратная сторона (реверс): в середине – изображение герба Великого княжества Литовского (т.н. «Погони») (скачущего на коне влево всадника в доспехах /латах/, с мечом в правой руке, воздетым на уровне головы, и щитом в левой руке, на котором изображён «шестиконечный» крест), под гербом – дата «1559», посередине над датой – «звёздочка» с шестью неровными тонкими «лучами».

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующая прорисовка содержатся, в частности, в вышеозначенном исследовании Э. Копицкого – под № 3217 (раздел «2.4. MONETY LITEWSKIE XIV v. – 1707, 1925 – 1938 / 2.41 MONETY WIELKIEGO KSIĘSTWA LITEWSKIEGO XIV v. – 1707 / Zygmunt II August 1544 – 1572 /m. Wilno, Tykocin/»). [15, s. 147; 13, s. 171]

 

«IOHANNES 3 DIE GRATIA REX SVECIAE»

 

Обострившиеся после прихода к власти в Королевстве Швеция Иоанна III Васы (1568/1569 – 1592) (расторгнувшего в 1568 г. союзный договор с царём Иваном IV Васильевичем) отношения с Русским царством переросли в многолетнее ожесточённое вооружённое противостояние, в центре которого оказался ключевой пункт шведских владений в Ливонии – г. Ревель (Колывань).

В 1570 – 1571 гг. Ревель подвергся длительной осаде силами армий короля Ливонии Магнуса (1570 – 1578), поставленного царём Иваном IV Васильевичем во главе вассального Ливонского королевства, и русскими отрядами под командованием воевод И.П. («Хирона») Яковлева, В.И. Умного-Колычёва и князя Ю.И. Токмакова (Токмакова-Звенигородского). Однако осадная кампания, продолжавшаяся «30 недель без трёх дней», оказалась неудачной.

Примечательно при этом, что именно 1570 г. датированы несколько рассматриваемых ниже шведских монет, отчеканенных на монетных дворах гг. Ревеля и столичного Стокгольма.

В 1575 г. окрестности г. Ревеля (Колывани) были опустошены в результате вышеупомянутого рейда под командованием служилого татарина Афанасия Шейдякова – «Офонасея Шейдяковича» (Шейдяка). [8, с. 462] В 1577 г. большая армия под командованием бояр князя Ф.И. Мстиславского, князя И.Ю. Голицына, И.В. Шереметева (Меньшого) и др. предприняла новую попытку взять Ревель, однако длительная осада также оказалась неудачной. [8, с. 463]  

К шведской чеканке относятся следующие нумизматические памятники, обнаруженные на территории современного Татарстана:

  1. Монеты, выпущенные на монетном дворе г. Ревеля в период его вхождения в состав Королевства Швеция – в правление короля Иоанна III Васа (Юхана III, Йохана III, Иоганна III) (1568/1569 – 1592):
  1. Фердинг 1570 г. [Ил. 6: а, б – снимки, в, г – прорисовки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Серебро.

 

Монета заметно корродирована, имеет механические повреждения в виде круглого отверстия и небольшого «скола». Размер – 23 х 23 мм, вес – 1,7 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – изображение бюста короля в профиль, в короне и латах (обращённого вправо), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHAN / 3 / D / G / REX / SVEC» («IOHAN[NES] / 3 / D[IE] / G[RATIA] / REX / SVEC[IAE]») («ИОГАНН 3 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ КОРОЛЬ ШВЕЦИИ») (слова разделены: сверху – предположительно крестом, по сторонам – пятью точками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – овальный, украшенный щит с изображением герба г. Ревеля (трёх идущих влево леопардов) (слева от щита – цифра «7», справа – «0», под щитом и над щитом – по две точки), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONETA / NOVA / REVAL» («MONETA / NOVA / REVAL[IE]») («МОНЕТА НОВАЯ РЕВЕЛЯ») (слова разделены: сверху – знаком, похожим на перевёрнутую букву «V» c двумя квадратиками по сторонам, по сторонам – двумя квадратиками).

Описание данной монеты (типа монет) содержится, в частности, в вышеозначенном исследовании Д.Я. Фёдорова – под № 217 (подраздел «Шведское правление / 1568 ИОГАНН III 1592»). [10, с. 111]

  1. Недатированный шиллинг [Ил. 7: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета сильно корродирована, имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 17 х 17 мм, вес – 0,64 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Из-за серьёзных повреждений монеты её точная идентификация затруднена, в связи с чем описание производится по похожим экземплярам.

 Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой линейной окружности (ободка) – увенчанные короной буквы «IR» («I[OHANNES] R[EX]») («ИОГАНН КОРОЛЬ»), между малой и большой окружностями (ободками) – сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHAN / III / D / G / R» («IOHAN[NES] / III / D[IE] / G[RATIA] / R[EX]») («ИОГАНН III БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ КОРОЛЬ») (слова разделены: сверху – предположительно крестом, на левой стороне – предположительно «точкой»). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой линейной окружности (ободка) – герб г. Ревеля (три идущих влево леопарда), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MON / NOVA / REVA» («MON[ETA] / NOVA / REVA[LIE]») («МОНЕТА НОВАЯ РЕВЕЛЯ») (слова разделены: сверху – предположительно знаком, похожим на перевёрнутую букву «V», по сторонам – предположительно несколькими точками).

Описание данной монеты (типа монет) содержится, в частности, в вышеозначенном исследовании Д.Я. Фёдорова – предположительно под № 222 (подраздел «Шведское правление / 1568 ИОГАНН III 1592»). [10, с. 112]

  1. Монеты Королевства Швеция, отчеканенные на монетном дворе г. Стокгольма в правление королей Эрика XIV Васа (1560 – 1568) и Иоанна III Васа (Юхана III, Йохана III, Иоганна III) (1568/1569 – 1592):
  1. ½ эре 1561 г. [Ил. 8: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Серебро.

 

Монета сильно корродирована, имеет механические повреждения в виде круглого отверстия и небольших «сколов». Размер – 19 х 18 мм, вес – 0,98 грамма. Найдена предположительно в Чистопольском районе Татарстана.

Из-за серьёзных повреждений монеты её точная идентификация затруднена, в связи с чем описание производится по похожим экземплярам.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – увенчанная короной буква «E» («E[RICUS]») («ЭРИК»), по сторонам которой размещены цифры «6» (слева) и «I» (справа), между малой и большой окружностями (ободками) – сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «ERIC / 14 / D / G / REX / SWECIӔ» («ERIC[US] / 14 / D[IE] / G[RATIA] / REX / SWECIAE») («ЭРИК 14 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ КОРОЛЬ ШВЕЦИИ») (слова разделены несколькими двоеточиями). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) «точечно-верёвочного» типа – щит с королевским гербом династии Васа, между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONE / NOVA / STOKHOLM» («MONE[TA] / NOVA / STOKHOLM») («МОНЕТА НОВАЯ СТОКГОЛЬМА») (слова разделены: сверху – крестом, по сторонам – предположительно двумя двоеточиями).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующий снимок содержатся, в частности, в каталоге Б. Альстрёма, И. Альмера и Б. Хеммингссона «Монеты Швеции 1521 – 1977» («Sveriges mynt 1521 – 1977») (1976 г.) – под № 36 (раздел «Erik XIV 1560 – 1568»). [12, s. 38]

  1. 2 эре 1570 г. [Ил. 9: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Серебро.

 

Монета имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия и небольших «сколов». Размер – 23 х 23 мм, вес – 2,5 грамма. Найдена предположительно в Чистопольском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху и внизу) и выходами за неё – изображение бюста короля в профиль, в короне и латах (обращённого вправо), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHANN / 3 / D / G / REX / SVECI» («IOHANN[ES] / 3 / D[IE] / G[RATIA] / REX / SVECI[AE]») («ИОГАНН 3 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ КОРОЛЬ ШВЕЦИИ») (слова разделены несколькими точками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение малого герба Королевства Швеция – коронованного щита с тремя открытыми коронами (две сверху, одна – снизу) (слева от щита – цифра «7», справа – «0»), между малой и большой окружностями (ободками) – круговая латинская надпись-девиз («легенда») «DEVS / PROTECTOR / NOSTR» («БОГ ЗАЩИТНИК НАШ») (слова разделены по сторонам несколькими точками).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующий снимок содержатся, в частности, в вышеозначенном каталоге Б. Альстрёма, И. Альмера и Б. Хеммингссона – под № 62 (раздел «Johan III 1568 – 1592»). [12, s. 51]

  1. ½ эре 1581 г. [Ил. 10: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 20 х 20 мм, вес – 1,2 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение коронованного королевского герба династии Васа, с буквами слева и справа от него – «I / R» («I[OHANNES] / R[EX]») («ИОГАНН КОРОЛЬ»), а также двумя точками – слева и справа от букв, соответственно, между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHANNS / 3 / D / G / SVECI / REX» («IOHANN[E]S / 3 / D[IE] / G[RATIA] / SVECI[AE] / REX») («ИОГАНН 3 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ ШВЕЦИИ КОРОЛЬ») (слова разделены несколькими точками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение малого герба Королевства Швеция – коронованного щита с тремя открытыми коронами (две сверху, одна – снизу) (слева от щита – цифра «8», справа – «1»), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONETA / NOVA / REG / SVEC» («MONETA / NOVA / REG[NI] / SVEC[IAE]») («МОНЕТА НОВАЯ КОРОЛЕВСТВА ШВЕЦИЯ») (слова разделены по сторонам тремя точками).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующий снимок содержатся, в частности, в вышеозначенном каталоге Б. Альстрёма, И. Альмера и Б. Хеммингссона – под № 90 (раздел «Johan III 1568 – 1592»). [12, s. 52]

  1. Фырк (швед. «fyrk» – от нижненемецкого «vierken» – «четверть», в отношении эре) 1584 г. [Ил. 11: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 19 х 19 мм, вес – 0,65 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение коронованного королевского герба династии Васа, с точками слева и справа от него, между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHANNES / 3 / D / G / SVEC / REX» («IOHANNES / 3 / D[IE] / G[RATIA] / SVEC[IAE] / REX») («ИОГАНН 3 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ ШВЕЦИИ КОРОЛЬ») (слова разделены несколькими точками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение малого герба Королевства Швеция – коронованного щита с тремя открытыми коронами (две сверху, одна – снизу) (слева от щита – цифра «8», справа – «4»), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONETA / NOVA / REG / SVEC» («MONETA / NOVA / REG[NI] / SVEC[IAE]») («МОНЕТА НОВАЯ КОРОЛЕВСТВА ШВЕЦИЯ») (слова разделены по сторонам тремя точками).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующий снимок содержатся, в частности, в вышеозначенном каталоге Б. Альстрёма, И. Альмера и Б. Хеммингссона – под № 111 (раздел «Johan III 1568 – 1592»). [12, s. 53]

  1. Фырк 1586 г. [Ил. 12: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета значительно корродирована и обломана в нескольких местах. Размер – 19 х 19 мм, вес – 0,63 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Из-за серьёзных повреждений монеты её точная идентификация затруднена, в связи с чем описание производится по похожим экземплярам.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение коронованного королевского герба династии Васа, с точками слева и справа от него, между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «IOHANNES / 3 / D / G / SVEC / REX» («IOHANNES / 3 / D[IE] / G[RATIA] / SVEC[IAE] / REX») («ИОГАНН 3 БОЖИЕЙ МИЛОСТЬЮ ШВЕЦИИ КОРОЛЬ») (слова разделены несколькими точками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек (с «разрывом» вверху) и выходом за неё – изображение малого герба Королевства Швеция – коронованного щита с тремя открытыми коронами (две сверху, одна – снизу) (слева от щита – цифра «8», справа – «6»), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONETA / NOVA / REG / SVEC» («MONETA / NOVA / REG[NI] / SVEC[IAE]») («МОНЕТА НОВАЯ КОРОЛЕВСТВА ШВЕЦИЯ») (слова разделены по сторонам тремя точками).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующий снимок содержатся, в частности, в вышеозначенном каталоге Б. Альстрёма, И. Альмера и Б. Хеммингссона – под № 113 (раздел «Johan III 1568 – 1592»). [12, s. 53]

В связи с вышеизложенным уместно также упомянуть о том, что в 2017 г. в ходе археологических исследований, производившихся в г. Казани на территории Казанского Богородицкого монастыря (расположенного недалеко от Казанского Кремля), было найдено «серебряное “эре” шведского короля Юхана III, 1587 г.». [2, с. 337]

К сожалению, мы не имеем возможности привести подробное описание данной монеты. Однако, сама по себе находка весьма примечательна, особенно, если учитывать, что в этой части города во второй половине XVI в. располагалось много дворов, в которых проживали стрельцы [9, с. 46].

 

«MONETA REVALIEMAGISTRI LIVONIE»

 

Безусловно, вместе с участниками боевых действиях и «выведенным» из Прибалтики населением на территорию «Царства Казанского» могли проникать и монеты, отчеканенные ещё до начала Ливонской войны 1558 – 1583 гг., которые находились тогда в денежном обращении.

В данной связи обращают на себя, в частности, внимание найденные на территории современного Татарстана монеты Ливонского ордена и «Королевской Пруссии» (провинции Королевства Польского) 1530-х гг.

VI. Монеты Ливонского ордена, отчеканенные на монетном дворе г. Ревеля в правление магистра (ландмейстера Тевтонского ордена в Ливонии) Германа фон Брюггеноэ (Брюггенея) (1535 – 1549):

  1. Шиллинг (шеляг) 1538 г. [Ил. 13: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета значительно корродирована и имеет механическое повреждение в виде круглого отверстия. Размер – 19 х 19 мм, вес – 0,81 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху, внизу, по правой и левой сторонам) и выходами за неё – изображение удлинённого симметричного четырёхконечного креста с «расширениями» на концах, между малой и большой окружностями (ободками) – разделённая крестом частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MAG / ISTR / LIVO / NIE» («MAGISTR[I] LIVONIE» – «МАГИСТР ЛИВОНИИ»), в конце легенды – предположительно «двоеточие». Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – изображение знака (герба) Тевтонского ордена (геральдического щита, внутри которого размещён четырёхконечный крест с «расширениями» на концах), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONEТ / REVALIE / 38» («MONET[A] / REVALIE / [15]38») («МОНЕТА РЕВЕЛЯ 1538») (слова разделены тремя декоративными «трилистниками»).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в вышеозначенном исследовании Д.Я. Фёдорова – под № 137 (раздел «МАГИСТРЫ ЛИВОНСКОГО ОРДЕНА / ДЕНЬГИ, ЧЕКАНЕННЫЕ МАГИСТРАМИ ОРДЕНА В Г. РЕВЕЛЕ / HERMANN VON BRÜGGENEI 1535 – 1549 ГЕРМАН ФОН БРЮГГЕНЕЙ»). [10, с. 81]

  1. Шиллинг 1539 г. [Ил. 14: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Биллон.

 

Монета значительно корродирована, обломана и пробита в нескольких местах. Размер – 19 х 19 мм, вес – 0,47 грамма. Найдена предположительно в Рыбно-Слободском районе Татарстана.

Из-за серьёзных повреждений монеты её точная идентификация затруднена, в связи с чем описание производится по похожим экземплярам.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек (с «разрывами» вверху, внизу, по правой и левой сторонам) и выходами за неё – изображение удлинённого симметричного четырёхконечного креста с «расширениями» на концах, между малой и большой окружностями (ободками) – разделённая крестом частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MAG / ISTR / LIV / ONIE» («MAGISTR[I] LIVONIE» – «МАГИСТР ЛИВОНИИ»). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из точек – изображение знака (герба) Тевтонского ордена (геральдического щита, внутри которого размещён четырёхконечный крест с «расширениями» на концах), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «MONEТ / REVALIE / 39» («MONET[A] / REVALIE / [15]38») («МОНЕТА РЕВЕЛЯ 1539») (слова разделены тремя декоративными «трилистниками»).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующие прорисовки содержатся, в частности, в вышеозначенном исследовании Д.Я. Фёдорова – под № 138 (раздел «МАГИСТРЫ ЛИВОНСКОГО ОРДЕНА / ДЕНЬГИ, ЧЕКАНЕННЫЕ МАГИСТРАМИ ОРДЕНА В Г. РЕВЕЛЕ / HERMANN VON BRÜGGENEI 1535 – 1549 ГЕРМАН ФОН БРЮГГЕНЕЙ»). [10, с. 81]

  1. Грош «Королевской Пруссии» (провинции Королевства Польского) 1534 г., отчеканенный на монетном дворе в г. Эльбиннге (Эльблонге) (ныне Эльблонг – город в Варминьско-Мазурском воеводстве Польши) – в правление Великого князя Литовского и короля Польского (1506 – 1548) Сигизмунда I Старого [Ил. 15: а, б – снимки лицевой стороны (аверса) и обратной стороны (реверса)]. Серебро.

 

Монета значительно изношена и имеет механические повреждения в виде круглого отверстия и небольших «спилов». Размер – 23 х 23 мм, вес – 1,65 грамма. Найдена в 2016 г. в деревне Дятлово Лаишевского района Татарстана.

Лицевая сторона (аверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек – герб «Королевской Пруссии» (изображение обращённого влево одноглавого орла с расправленными крыльями и раскрытым клювом, с короной на шее и поднимающейся с правого плеча рукой в латах – с мечом, воздетым над головой), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «SIGIS / I / REX / PO / DO / TOCT / PRVS» («SIGIS[MUNDUS] / I / REX / PO[LONIE] / DO[MINUS] / TOCT[IUS] / PRVS[SIE]») («СИГИЗМУНД I КОРОЛЬ ПОЛЬШИ ПОВЕЛИТЕЛЬ ВСЕЙ ПРУССИИ») (слова разделены: вверху – большой пятиконечной контурной «цветочной розеткой» с точкой в центре, по сторонам – шестью маленькими пятиконечными звёздочками). Обратная сторона (реверс): в середине – внутри малой окружности (ободка) из «слипающихся» точек – изображение герба г. Эльбинга (разделённого на две части украшенного щита с двумя равнобедренными крестами – по одному в каждой части: вверху и внизу), между малой и большой окружностями (ободками) – частично сокращённая круговая латинская надпись («легенда») «GROSSVS / CIVIT / ELBINGK / 1534» («GROSSVS / CIVIT[ATIS] / ELBINGK / 1534») («ГРОШ ГОРОДА ЭЛЬБИНГ 1534») (слова разделены: вверху – большой пятиконечной контурной «цветочной розеткой» с точкой в центре, по сторонам – тремя маленькими пятиконечными звёздочками).

Описание данной монеты (типа монет) и соответствующая прорисовка содержатся, в частности, в вышеозначенном исследовании Э. Копицкого – под № 7081 (раздел «6. MONETY MIAST / 6.1 MONETY MIAST POLSKICH / 6.10 ELBLĄG / Zygmunt I Stary 1506 – 1548»). [16, s. 318; 14, s. 2]

 

Выводы

 

Описанные выше монеты определённо представляют общеисторический и краеведческий интерес, как материальные свидетельства Ливонской войны 1558 – 1583 гг. и последующих вооружённых конфликтов Русского царства с Королевством Швеция.

Причём, подводя итог вышеизложенному, помимо всего прочего, необходимо обратить внимание на два следующие немаловажные обстоятельства: во-первых, на то, что большинство выявленных и описанных нумизматических памятников – это монеты мелких номиналов, выполненные из некачественных сплавов (биллона), во-вторых, на преимущественное использование таковых в качестве элементов украшений (главным образом, традиционных монист), на что указывают характерные отверстия.

Вряд ли подобные монеты могут быть отнесены к «военным трофеям». Скорее всего, они попали на территорию «Царства Казанского» с ливонским «полоном» и «выведенным» из Прибалтики населением и во многом благодаря им «перешли» большей частью на украшения.   

Таким образом, дальнейший сбор и обобщение соответствующего нумизматического материала могут способствовать получению сведений о возможных местах локализации (проживания) переселённых из Прибалтики немцев, литовцев, латышей, эстонцев и представителей других народов.  

Алексеев Игорь Евгеньевич, кандидат исторических наук (г. Казань),

Степанов Олег Витальевич, исследователь-нумизмат, член Совета Всетатарского общества краеведов Всемирного конгресса татар

 

Список литературы:

 

  1. 358. – 1593 Июля 18. Царская грамота в Казань, о построении слободы с церковью и переводе туда из уезда новокрещенов, поколебавшихся от соседства с иноверцами в Православной вере, о разрушении Татарских мечетей, с запрещением впредь строить оныя, и о недозволении Русским людям жить в услужении у Татар и Немцов // Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Империи Археографическою Экспедициею Императорской Академии Наук. Дополнены и изданы Высочайше учреждённою Комиссиею. Том первый. 1294 – 1598. Санкт-Петербург («Санктпетербург»): «В Типографии II Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии», 1836. С. 436 – 439.
  2. Беляев А.В., Епифанов Д.С., Садриев Н.Р., Старков А.С., Хасанов Д.Р. Археологические исследования на территории Казанского Богородицкого монастыря // Археологические открытия. 2017 год / Отв. ред. Н.В. Лопатин. Москва: Институт археологии РАН, 2019. С. 335 – 337.
  3. Буганов В.И. О городовом приказе в России XVI века // Вопросы истории. 1962. № 10 (октябрь). С. 211 – 214.
  4. Граля Х. «In der Tyrannen Hand»: русская колонизация Ливонии во второй половине XVI в.: планы и результаты // Studia Slavica et Balcanica Petropolitano (Петербургские славянские и балканские исследования). 2014. № 2 (16) (июль – декабрь). С. 175 – 193.
  5. Опарина Т.А. Ливонские пленники в политической игре Бориса Годунова // Средние века: исследования по истории Средневековья и раннего Нового времени. Вып. 70 (1 – 2). Москва: Издательство «Наука», 2009. С. (273) – 302.
  6. Пилипчук Я.В. Татары в Ливонской войне // История военного дела: исследования и источники. 2017. Специальный выпуск. V. Стояние на реке Угре 1480–2015. Ч. II. C. 496 – 515. [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Pilipchuk_01.pdf 
  7. Разрядная книга 1475 – 1598 гг. / Подготовка текста, вводная статья и редакция В.И. Буганова; ответственный редактор академик М.Н. Тихомиров. – Москва: Издательство «Наука», 1966. 614, (2) с. (Академия наук СССР. Институт истории)
  8. Смирнов Н.В. Ливонская война и города Ливонии // Балтийский вопрос в конце XV – XVI вв. Сборник материалов международной научной конференции / Ред. коллегия: Ю.Г. Алексеев, А.И. Филюшкин (ответственный редактор), В.А. Якубский, С.С. Смирнова (ответственный секретарь). Москва: Издательство «Квадрига», 2010. С. 454 – 481.
  9. Список с писцовых книг по г. Казани с уездом. Издан Советом Казанской Духовной Академии к IV Высочайше разрешённому археологическому Съезду в Казани / С предисловием Е.А. Малова. Казань: Типография Императорского университета, 1877. 88 с.
  10. Фёдоров Д.Я. Монеты Прибалтики XII – XVIII столетий. Определитель монет // Комментарии и дополнения А. Молвыгина; оформление В. Томассова. Таллин: Издательство «Вальгус», 1966. 422, (3) с.
  11. Хорошкевич А.Л. Россия в системе международных отношений середины XVI века. Москва: Издательство «Древлехранилище», 2003. 620, [1] с., [3] л. цв. ил.: портр.
  12. Ahlström B., Almer Y., Hemmingsson B. Sveriges mynt 1521–1977 (The Coinage of Sweden). Stockholm: Numismatiska Bokförlaget AB, 1976. 325, (1) s.
  13. Kopicki Edmund. Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych. Tablice. Część 1 (poz. 1–7058). Warszawa: Polskie towarzystwo numizmatyczne (Zarząd główny), 1995. 397 s.
  14. Kopicki Edmund. Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych. Tablice. Część 2 (poz. 7059–12337). Warszawa: Polskie towarzystwo numizmatyczne (Zarząd główny), 1995. 391 s.
  15. Kopicki Edmund. Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych. Teksty. Część 1 (poz. 1–7058). Warszawa: Polskie towarzystwo numizmatyczne (Zarząd główny), 1995. S. 1 – 315.
  16. Kopicki Edmund. Ilustrowany skorowidz pieniędzy polskich i z Polską związanych. Teksty. Część 2 (poz. 7059–12337). Warszawa: Polskie towarzystwo numizmatyczne (Zarząd główny), 1995. S. 316 – 657.

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Игорь Алексеев:
Монеты – свидетели Ливонской войны 1558 – 1583 гг.
Находки на территории Татарстана в 2000-х – 2010-х гг. денежных знаков иностранных государств-участников Ливонской войны (из частных коллекций)…
10.06.2020
«Ну, если холерные нейдут ко мне, – решил я, – так я сам пойду к ним!»
Из воспоминаний профессора Н.Ф. Высоцкого о борьбе с эпидемией холеры в Казанской губернии в 1866 г.…
26.04.2020
«Изысканный, переплетённый крест, образованный двумя петлями…»
К вопросу о происхождении крестообразного узора на нумизматических памятниках средневековой Руси и Золотой Орды (Улуса Джучи)
15.04.2020
«Мы не знаем таких дикарей, у которых не было бы своей космологии, философии, религии!»
Археологические изыскания профессора Казанского университета Н.Ф. Высоцкого (1843 – 1922)…
23.03.2020
Все статьи автора
Олег Степанов:
Монеты – свидетели Ливонской войны 1558 – 1583 гг.
Находки на территории Татарстана в 2000-х – 2010-х гг. денежных знаков иностранных государств-участников Ливонской войны (из частных коллекций)…
10.06.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
«Лукашенко не на Западе и не с Россией»
Новый комментарий от Kiram
2020-08-15 16:29
«Мы видим насилие в нашем обществе, возмущение людей»
Новый комментарий от Олег В.
2020-08-15 16:27
Идёт захват Западом Белоруссии вслед за Украиной
Новый комментарий от Андрей Козлов
2020-08-15 16:15
Лукашенко: «Мне что делать в этой ситуации?»
Новый комментарий от учитель
2020-08-15 15:38
О монархистах XXI века
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-08-15 15:37
Нам нужен позитив!
Новый комментарий от Олег В.
2020-08-15 13:53
Русский наш Крест, помоги нам!
Новый комментарий от Глеб
2020-08-15 12:15