Как на духу

3. Из «Записей на бегу»

 

 

ВОПРОСЫ ИЗ ЗАЛА и ответы

  «Фольклор – это не культура сарафана и не культура балалайки. А что это?»

   Давайте  сумеем подивиться тому, что фольклор существует тысячи лет и не умирает, а как плодородный слой земли питает настоящую русскую культуру. Хотелось бы, чтобы об этом и говорилось сегодня. О силе необыкновенной народного слова, его неистребимости и жизнеустойчивости.

А пока на нём спекулируют, им кормятся. Но не преподносят его так, что он выше сочиняемого искусства.

 

     «Кого из нынешних руководителей нашей страны Вы считаете способным  поднять Россию с колен? Народ народом, но руководитель-то нужен».

    Нужен. Но с чего вдруг многие говорят про какие-то колени? Никогда Россия на коленях ни перед кем не стояла. Молиться надо. А в молитве тут да, тут коленях надо перед Богом стоять. Кто бы ни властвовал, Россия всех переживёт. Лишь бы не анархия.  Нравится руководитель  - молись и за него, не нравится – тем более молись, чтобы Господь вразумил.

 

    «Когда вы поняли, что можете писать для людей?»

    Думаю, что стихотворение в школьной стенгазете, оно уже для людей. Пишется же для прочтения. Есть такое писательское кокетство: пишу для себя. Тогда и помалкивай, и не пузырься от собственной значительности.    

    «Считаете ли Вы себя великим писателем?»

    Ну, ребята, мы же в России, а в России писателю вначале надо умереть, да подождать лет хотя пятнадцать, тогда и будет понятно, чего он стоил.

 

      «Среди глобальной целенаправленной разрухи, предательства, в чём Вы видите спасение для человека простого, «мизинного?»

    Знаю, что ответ не понравится, но скажу: терпеть надо. «Поясок потуже! Держись, браток, бывало хуже». Я такие пределы нищеты и бедности испытывал вместе с людьми, что нынешнее состояние кажется изобильным. Хлеб есть, вода есть, чего ещё? Да, соль, да, картошечки. Масла растительного. Жить можно. И нужно. Ведь всё недовольство растёт из зависти. «Они в куршевелях, а мы копейки считаем». Конечно, ненависть может эти куршевели, рублёвки смести. И что? Займём куршевели и рублёвки? Так же и нас будут ненавидеть.

 

    «Что такое смысл жизни?»

    Спасение души. Не живот же спасать, сгниёт  все равно.

 

    «Что такое счастливая жизнь»?

     Спокойная совесть. И чтобы был доволен малым в вещах и в еде.

 

     «Как Вы представляете жизнь после смерти?»

     После смерти жизнь только и начинается. А при земной жизни надо её заслужить. То есть она все равно будет, но какая?

 

        «Что такое любовь?»

         Постоянное состояние заботы о любимом.

 

     «Сейчас в изучении языка аналитическая структура выходит на первый план, а смысловая преподносится как иллюстрация. Не опасно ли это?»

     Конечно, опасно. Вообще алгебра убивает гармонию. В изучении слова нужно идти от этимологии слова. Обязательно знакомить учеников с «Корнесловом» адмирала Шишкова. И Даль не случайно строит свой Словарь гнёздами слов. Любо-дорого: род, родник, родина, народ, сибирское родова, порода. А взять древне-русского певца Бояна, Баяна. «Боян бо вещий, аще, кому хотяше песнь творити…». Зря разве музыкальный инструмент назван баяном? «Играй, мой баян, расскажи всем друзьям…». А парень может быть обаятельным. И он может обаЯть, обАять, оболтать, просто говоря, доверчивую девушку. Такие начнёт «байки» рассказывать.

 

            «Что Вас побудило написать первый рассказ?»

             Не знаю. Может быть желание напечататься? Это же лет в 13-14 было. Или желание, чтобы узнали о моём селе. Писал же в газеты, областную и районную.

 

            «Вы хотели, чтобы Ваши внуки были писателями?»

  Как Бог управит. Одно скажу: и раньше это было тяжело, а сейчас и вовсе. Мне  легко именно от того  было, что вырастал без телевизора, без всей этой оглушающей, подчиняющей, зомбирующей машины, диктующей образ мыслей и поведения. А сейчас ещё айфонное нашествие.Внуки мои, конечно, как и любые внуки, самые лучшие, одарённые. Так ведь и дети были всех лучше.

 

     «Расскажите о проблемах, трудностях Вашей работы».

      Никаких ни проблем, ни трудностей. Одно нелегко – дождаться состояния, при  котором можно спокойно сесть за стол. То сам болен, то жена, то тёща, то дети-внуки. То ещё что.  А писать легче лёгкого. Какие там «муки слова». Не пишется – не пиши. Может, от того так говорю, что с  детства слыхал выражение: «Мы – вятские, как говорим, так и пишем». Кстати, это и критики  замечали, что читаешь его (мою) прозу и кажется, что он сам рядом и тебе рассказывает. Достоинство или недостаток, не знаю. 

 

     «Достаточно ли таланта, чтоб стать писателем?»

     Достаточно, конечно.  Но каким писателем?  Русским писателем становятся тогда, когда взваливают на себя ответственность за всё происходящее в России. Когда чувствуют вину перед ней. Ещё помню  встречи с читателями в восьмидесятые годы. Записки из зала: плохо дело с охраной природы, отстаём в производстве электротехники, низки удои, колорадский жук поедает картофель и тому подобное. И вопрос: «Куда смотрят писатели?». То есть русский писатель виноват во всех бедах. И это правильно. Так что, дал тебе Господь талант, надо его отработать. Никто же тебя не хуже, но ты способен больше сказать.

 

    «Вот Вы сказали, что куклы Барби, Синди несут пошлость, что они приучают не к материнству, а к разврату. Как же так? Их же делают люди».

     Именно.  Сами взрослые несут детям привычку только к удовольствиям, как молодёжь  говорит, к «развлекухе». Делается всё специально. Покемоны всякие, игры со стрельбой и трупами, игры в монополии. Как с этим бороться? Трудно, конечно. А как вы хотели – детей без борьбы за них спасти?

 

    «Спасут ли реформы Россию?»

     Нет. У нас давно зациклились на этом слове. Реорганизация, реформы. Где реформа, там усиление того против чего задумана реформа. Реформа, чтоб уменьшить число чиновников, число их увеличивает. Объявляется Год русского   языка – и количество часов на его преподавание сокращается. Объявляется год культуры – число библиотек сокращается.  Россию спасёт любовь к ней. Потерпевших поражение в Мировой войне Японию и Германию спас патриотизм. И там и там я бывал. Конечно, наши потери, наши разрушения были гораздо  страшнее, но разруха и их посетила. А поднялись быстро. А у нас всё нищета да нищета. У русских. Почему? Другим последнюю рубаху отдавали. Вот за это другие и наплевали на нас. «Не вспоивши, не вскормивши врага не наживёшь», такая пословица. Когда-то же надо было и о себе подумать. Троцкий с Лениным бросали русских как хворост в мировой пожар, нынешние отдают Русь на разграбление. Какие тут реформы?

 

     «Как Вы относитесь к именам Вован, Толян, Колян?

     Конечно, не так, как Толян и Колян. Но им, видимо, нравятся такие кликухи. Видимо, они из новой породы полулюдей. Называются «чуваки» У их детей отчества получаются очень красивые: Анжела Вовановна.

 

       «Хотели бы Вы быть президентом России?»

      Уж спросили бы: хотите ли быть царём? А то президентом. «Президент как резидент всего нерусского в России», - сказал поэт. Нет, не смогу: слишком жалостлив. Но, по большому счёту, и президент может быть русским. Как Александр 3-й.

 

    «Как Вы считаете, имеет ли сейчас Церковь влияние в нашей жизни?»

     Имеет, и решающее. Перестройка убила оборону, экономику, идеологию, а Россия жива. Кто спас? Церковь. Другого ответа нет. И это любые атеисты должны признать.

 

     «Реальные ли события в Ваших повестях «Живая вода», «Великорецкая купель», «Арабское застолье», «Повестка», других».

      А как иначе? Если  там что-то убавлено, прибавлено, так это не очерки. Пожалуй, только повесть «Сороковой день» полностью привязана к фактам. Но она по жанру – повесть в письмах.  Преимущество прозы в том, что она освобождает от привязанности к документу, ей важно выразить дух времени. Не то, как произошло событие, а почему оно произошло и более этого. Скажем так: радио говорит, что произошло, телевидение показывает, как произошло, газета-журнал объясняют, почему произошло. Но как объясняют? Объясняют, как приказано объяснить. Писатель обязан объяснить событие с единствен правильно точки зрения, народной, то есть православной. «И неподкупный голос мой был эхо русского народа», вот этого бы достичь.

 

    «Совесть – Бог русского человека. Как Вы понимаете это выражение, которое у меня на слуху со школьных пор, а мне уже пятьдесят?»

     Нет, всё-таки надо говорить, как учат святые отцы, что совесть – это голос Божий в человеке. Нам отчего-то же иногда стыдно, иногда радостно. Не просто же так. Голос Божий. Всегда подскажет, верно ли поступаем. Только надо его слышать и не глушить грехами. Есть же и безсовестные.

 

     «Вы сказали, что «одноглазое дьявольское бельмо» телевизора ничему  не учит, только борьбой с перхотью, а как же исторические и научные фильмы?»

     Их же можно дома смотреть. Покупать их, купить плейер. Хотя бы будете без рекламы смотреть. Да и в выборе фильмов надо быть бдительными. Должно выработать в себе такое собачье чутьё, какой фильм душу спасает, какой гонит в бездну. Уныние от просмотра или желание жить и любить?

 

       «Работаете ли Вы в данный момент над каким-либо произведением. Если да, когда оно будет закончено?»

        Вообще, конечно, работа постоянна. Если и не за столом, то все равно все мысли о ней. Идёшь с женой, она: «Да ты же меня не слушаешь!» И она права: не слушаю, и я не виноват, что не слышал: меня же всецело мучит то, над чем работаю. А когда закончу, Бог весть.

 

    «Как Вы вдохновляетесь, чтобы написать произведение искусства?»

     Прямо сплошные высокопарности. Это к поэтам. Вдохновения у меня не бывало. То есть, может, и бывало, но я не понял. А вот слово: «надо» у меня постоянно. Пишу рассказ, звонят: надо предисловие, надо рекомендацию, надо на заседание, надо поехать, надо, надо. Всё надо, а рассказ, не родившись, умирает. А, может, умерло как раз  произведение искусства.

 

 

         В ЦЕРКВИ  МАМА  и дочка  лет трёх, может, чуть больше. Мама худенькая, но сильная. Легко  её поднимает, чтобы и она прикладывалась к иконам.  Дочка носит с собою куклу и  прикасается ею к иконам. Около иконы Божией Матери большие букеты цветов.  Крупные белые и красные розы.  Дочка притыкает личико куклы к каждому бутону. Но ко всем  не успевает, мама отдёргивает. Идёт служба. Перед причастием мама решительно берёт у дочки куклу и прячет в кармане. Обе причащаются. Потом дочка возвращает себе куклу и прикладывает её к тем розам, к которым до этого не успела приложить.

 

     ТАКАЯ ДОЛГАЯ ЖИЗНЬ,  что успел узнать и  восточный и западный тип человека. Конечно, были они интересны. Ещё бы, после стольких лет раздельного бытия. Ну вот, узнал. И стали эти типы мне неинтересны. По отношению к русским, что тот, что другой одинаковы: что бы ещё такое получить с России. Так что новый вид железного занавеса я бы приветствовал. Чему мы, особенно у Запада,  научились? Рекламе, борьбе с перхотью, отравляющим добавкам, разврату, гордыне?  Я искренне рад санкциям против нас. Ничего, потерпим. Зато своё производство должно заработать.

 

    ИЗ ЗАПИСКИ  1991-го.  532 тысячи снесённых сёл и деревень. Заседание в ВАСХНИЛ, создание Энциклопедии деревень России, живых и убитых.

 

      ЛИБЕРАЛЫ, ВАРЯГИ, они не на земле живут,  на территории.

 

    - НАЧИНАЕМ конопатить пятый угол от дверей. Бабы ходят по вечёркам, караулят дочерей.

     Какая в тексте ошибка? Правильно, пятого угла, считая от дверей, нет. А то, что ходят и караулят, это точно.

 

    СВИСТ В АДРЕС русских писателей – это признание их любви к России, её защиты. И это знак ненависти к России этих свистунов. И показатель их слабости. Ну, торчат на экранах, ну, премии сшибают, ну, вроде известны. А больше их были известны эренбурги, шпановы, рыбаковы, сотни других, и где они теперь, в каком уголке народной памяти? Такого уголка для них нет, только в каких-то авторефератах тиражом по сотне экземпляров да в диссертациях тиражом менее десяти. Причина? Языка в произведениях нет, русского языка. А если Россию не любишь, так какой у тебя русский язык? Ты её шельмуешь, а ещё хочешь, чтоб тебя и читали.  А тексты твои  - суррогат, который ум отторгает. Не та пища. Не насыщает. И будешь прочно забыт. А книги твои забыты ещё до твоей смерти. Обидно? А как ты хотел?

      (После встречи на улице с когда-то знаменитым  К. Я думал, он уж и нежив. Нет, высох, но ползает. И видно, что встреча ему неприятна. А мне его жалко: ведь жил-то он всю жизнь  в России).

 

      ОСВАЛЬД  ШПЕНГЛЕР предсказал, что Третье тысячелетие будет принадлежать христианству Достоевского. Такое предсказание от ума. Будут же у падшего мира и другие распорядители. Достоевский – христианин без радости. С ним тяжело. Но, может, я излишне придирчив. Также и с  Толстым.  С ним-то вообще – ложись да помирай. Есть же у нас батюшка Серафим. Есть же малое стадо Христово, есть же «острова спасения мнози».

 

    СТАРЫЙ ВОЯКА: - Лозунги были: «Добей врага в его траншее!», а получалось: «Прицел ноль пять, по своим опять! Вперёд ребята, сзади немцы!» Но немцы, учти, как только наши в рябых майках в атаку идут – сразу бежали. (Рябые майки – тельняшки). В детстве книга «Морская душа»

 

     - ЛАДНО, НЕ ГРОЗИ, не грози! Ещё встретимся!

     - На том свете?

     - Естественно.

 

     ПОЛКОВНИК в войну, посылая парламентёра: «Скажи им: воевать мы согласны, но в плен брать не будем».

     Те сразу сдались.

 

    - ЖИЛИ НА ДУРНЯКА. Выпускали призывы: «Коммунизм победит». Кого? Нас и победил. (И не к месту, может, я не понял к чему): Дурьтопьян и три аматёра.

   

   ИЗ ДЕТСТВА ОТ  дедушки: «Наша жизнь, словно вскрик, словно птицы полёт, и быстрее стрелы улетает вперёд. И не думает ни о чём человек, что он скоро умрёт и что мал его век».

 

    КУЛЬТУРА КАК САМОЦЕЛЬ – полный тупик. Она может быть орнаментом на сосуде веры. Или проводником к паперти храма. А там надо самому шагнуть. Старуха, которая при Петре плевала на голых мраморных бабёнок-античек в Летнем саду культурнее офранцуженных дам.

    А ведь на Святой Руси заслушаться иностранной песенкой считалось не просто грехом, а проклятьем, губящим душу. «Возрождение» Запада есть вырождение и религии и культуры. Уход в новое язычество. И это готовилось миру. Да во многом и отравляло. Какое возрождение? Возрождали язычество, ещё более его приукрашивая. Тело, плоть, не ангелы - амурчики.

 

     ПРИ СОВЕТАХ молодёжи ставились три маяка, три Павла: Власов, Корчагин, Морозов. Власов мать загубил, Корчагин священнику в пасхальное тесто табаку насыпал, Морозов отца родного выдал.  До чего доходило: дети за отцами-дедами подсматривали. Вот бы донести, вот бы стать знаменитым. Отец-то меня посёк за курение, а посадили бы его, я бы и открыто курил. Вышел бы на улицу, да сел бы на лавке, да нога на ногу с самокруткой. То-то бы все девки с ума по мне сошли.

 

    - СКАЗАТЬ ТЕБЕ секрет русского запоя? Сказать? Вот я выпил, с горя, с радости, безразлично. Стало хорошо. Но мы же русские: если хорошо, то надо ещё лучше. И понеслось. Но главное - мы же внутренне понимаем, что жизнь наша тут временна. Раз временна, то пусть скорее проходит. А в запое она птичкой пролетает. То есть жизнь себе сокращаем. Получается, что специально. Никто ж тебя не заставляет в запой уходить. Сам. Ну да, змий ищет меня поглотить. Но меня не проглотишь. Проглотит, а я ему там всё облюю, выпустит, извергнет. А очнусь, тут я сам виноват. Это жене выгодно – пилит, и вроде за дело. А я не заметил, как две недели прошло. Опять поближе к концу.

    В монастырь? Нет, мне не вытянуть. Конечно, хорошо старцам – горы, воздух, тишина, тут город, бензин, шум, грохот. Так ведь и дети тут, и та же жена, им-то как без меня? Ещё и от этого пью.

 

   ЭСТЕРГОМ, ВЕНГРИЯ, унылый Адам, переводчик. Еврей из России. «Спрашиваешь, чего уехал? Там у вас (уже  «у  вас») зарплата как пособие на карманные расходы». - «Так здесь чего такой тоскливый?» - «Тут получше. Но тоже. Товарищ во Францию зовёт. Думаю». –«То есть ты как тот еврей в анекдоте: и тут ему плохо, и там плохо. А хорошо в дороге?».

 

     - КАК ЭТО «ИСТИНА  сделает вас свободными»? Я и так свободен.

    - А ты куришь?

    - Да. А что, это препятствует свободе? Хочу и курю.

    - Как раз это несвобода. Рабство греху. Ты такой большой и зависишь от этой, тьфу, сигаретки - шмакодявки. И ты её раб. Как? А вот посидим ещё двадцать минут и ты задёргаешься, тебе надо курить, как же не раб? Так что, «Всяк, делающий грех, раб греха». А конец греха – смерть.

     - А ты не куришь и не пьёшь, ты здоровеньким помрёшь.

     - Смерть-то не физическая, душу убиваешь…  Чего молчишь?

     - Курить пойду.

     - А пойдёшь курить и Витьку вспомнишь. Ему позвонишь: Вить, давай пивка по кружечке. А встретитесь: Чего это мы пиво пьём, печень мучаем. Давай водчонки. Выпили: А ты давно Лерке звонил? Скажи, чтоб с подругой приехала. Так? Грех грех тянет.

 

    - ЧАЮ, ЧАЮ накачаю, кофею нагрохаю.

      Я отсюда уезжаю, даже и не взохаю.

      Уезжаю, уезжаю, и наказываю вам:

       Не ругайте мою милочку позорными словам.

 

 

  ПОЗОРНОЕ ЭТО ДЕЛО – псевдонимы. Революционеров можно понять. Подполье, скрывались, меняли паспорта, обличье, от жандармов бегали.  Но когда победили, зачем было скрываться? Уже их боялись, от них бегали. Чего ж не торжествовали в открытую, чего ж предавали фамилию отцов?  Неужели фамилия Ульянов хуже, чем фамилия Ленин? У нас в селе мальчишка вырастал, Вовка. Без отца. Мать Елена. Так его все звали Вовка Ленин. И это никого не смущало. Но это же не было псевдонимом.

    А вот все эти драмоделы, писаки, журналюги, чего им скрывать? Значит, есть чего скрывать, знает кошка, чьё мясо съела. Знали, что в людях, идущее из древности недоверие к евреям?  А оно откуда? «Жиды Христа распяли», вот откуда. То есть плата за  предков. «Кровь на нас и на детях наших».

 

   ОСКОРБИТЕЛЬНЫМИ  БЫЛИ слова «Нечернозёмная зона РСФСР». Всё жили в России, а стали жить в зоне. Товарищи из ЦК, скажем так, национально ориентированные, интимно объясняли, что хотя бы так, но помощь была России. То есть горной зоне грузин и степной зоне казахов, и чернозёмной зоне малороссов помогали без их оскорбления. И в самом деле, жила Кировская область, и без того униженная псевдонимом Кострикова (Кирова) в зоне. Вот спасибо.  Жили в зоне. И привыкли. Ну, народ. «Вас завтра всех повесят!» - «Со своей верёвкой приходить?»

 

   ЕВРЕЙ СРЕДНИХ лет, новый русский, был богат ещё от папы и мамы, и сам был шустрый в прибавлении капитала. Одно его сгубило: женский пол. Рано совсем стал импотентом, в педерасты не пошёл, женщин возненавидел.

А занимался искусством, то есть не производством его, а скупкой и перепродажей. Дело прибыльное. Картины старых мастеров заполнили и его квартиру и  загородный дом.

    В основном он собирал изображения женских тел. Очень мечтал о «Данае» Рубенса. Но как ни богат, а она  не по его деньгам. На неё и так золотой дождь льётся. Это, оказывается, к ней так языческий бог в спальню приходит. Наш коллекционер заказал  копию «Данаи». Сделали хорошо. 

    И появилось у него такое ночное занятие. В доме тепло, слуги ушли, охранники на посту. Он один. Он раздевается догола, зажигает свечи, ходит по коврам около картин, выпивает с «обнажёнками». Говорит с ними, вначале вежливо, а, когда напьётся, оскорбляет. Матом их, матом!

      Ничего, терпят.

 

   МАТРЁШКА «ЕЛЬЦЫН» появилась на Арбате, точно помню, в 91-м, после свержения тогдашних безхребетных властей. Когда всё стало можно. В форме матрёшки была не матрёшка, а нарисованный Ельцын. Матрёшка открывалась, в ней оказывался «Горбачёв», в нём  «Брежнев», в «Брежневе» «Никита», в «Никите» маленький  «Сталин», в «Сталине» совсем маленький карлик «Ленин».

    Всё это была потеха для иностранцев и для быдла. Увы, даже докатился до названия такого. А что? Неуважение к властям признак или тупости, или своенравия, или зависти. Конечно, власти – дерьмо, но лучше пусть такие, чем анархия. И не нам судить.

 

      ДОЧКА  ПРИШЛА и присела, и молчит. Я сижу, читаю. Она (Обиженно): «Я сижу, как пустота. А ты говоришь: природа не терпит пустоты». Сорок  лет прошло, а помню.

 

      СУДЬЯ ТАТАРИНУ: «Вы всю жизнь живёте среди русских, в документах значится, что вы закончили русскую школу, и вы до сих пор не выучили падежи». – «Выучил, - отвечает татарин. - Я был именительный падеж и она именительный. Я сделал предложный падеж, она ответила дательный. Мы вместе творительный, а если вместе, то почему я должен быть один винительный?»

 

      НА ПЛЕНУМАХ,  СЪЕЗДАХ, заседаниях, собраниях, сколько же лет, именно лет, высидел. Это была такая писательская дементность. Мы памятники себе созидали, начиная чугунеть с задницы.

 

    СЕРДИМСЯ НА ЖВАНОИДОВ ТВ и эстрады, а что сердиться? Чего и не стричь баранов? Жваноиды - показатель падения культуры. Она  ушла от культа культуры и пришла к кассе.

    Это давно начиналось. Замена житийной литературы литературой художественной, замена описания подлинного подвига реальной жизни святого  «художественным образом» - это было бесовской заменой  святости на щекотание нервов. Это не «лишние люди» в литературе, это такая литература лишняя. Что она дала? Раскрыла двери для революции?

   Да нет, никого тут нельзя винить? Бог всем судья. И хлеба  хватало, и зрелищ,  и кто виноват, и что делать, было всё. Даже и вопрос пилатовский: что есть истина,  цитировался. Но Истина стояла перед ним и нами. До сердца не доходило. А в голове всегда ветер гуляет.

 

   ВРЕМЯ ДАНО нам в наказание. Время – судья, время лечит, говорится вроде как утешение. Но главное: время приближает Страшный суд. Страшный. Страшно. Тут одно спасёт – молитва. Молюсь я – отодвигаю Страшный суд. Не молюсь – приближаю. Время неотвратимо, неотодвигаемо, неумолимо, неизбежно.  И разве боится Страшного Суда святой?

 

    ИЗ ДЕТСТВА. Кто-то кому-то сказал известие о смерти жадной женщины. Тот в ответ: «Хлеб на копейку подешевеет».

     И из детства же, о нерадивой хозяйке: «У неё за что ни хвати, всё в люди идти».

      И оттуда же. Пиканка. Из консервной жести делали наконечники для стрел. А луки были сильные, тугие,  из вереска. Стреляли в фанеру – пробивало. Стреляли в доску, у кого пиканка глубже воткнётся. Вытаскивали осторожно, раскачивая за жестяной кончик. Охотились на ворон. У меня не получалось.

     Ещё помню: набирали в грудь воздуха и громко, без передышки, говорили: «Эх, маменька, ты скатай мене валенки, ни величеньки, ни маленьки, вот такие аккуратненьки, чтоб ходить мне по вечёрочкам, по хорошеньким девчоночкам, провожать чтоб до крылечечка, чтобы билося сердечечко…», дальше ещё что-то было, забыл. Видно от того, что только на этот текст хватало воздуха.

 

      - «ДЕВКИ, ГДЕ ВЫ?» - «Тута, тута» - «А где моя Марфута? Не гуляет тута»?

 

       - «БЮРОКРАТЫ  КРУГОМ такие ли: бегал за трудовой книжкой по кабинетам. Одна сотрудница бланк мой потеряла, валит на меня. А я его ей отдавал. Она: «Ищите на себе».  Извините, говорю, бланк – не вошь. И что? И разоралась, и ещё три дня гоняла. Ладно. Потом вышел, гляжу, она к остановке идёт. Я про себя ей как бы говорю: «Бога ты не боишься». И она тут же, вот представь, на ровном  месте запнулась. Я же и подбежал поднять».

 

     ХИРУРГ: ТРУДНОСТЬ в том, что у людей разное измерение боли. Прощупываю: «Тут болит? А тут?»  Терпеливый терпит, а неженка стонет от пустяка.

    Вспомнил тут маму, говорила о городских женщинах: «Их-то болезнь – наше здоровье». То есть в поле, в лес, на луга, к домашней скотине ходили при температуре, при недомоганиях, ломотьё в пояснице, в суставах, с головной болью. О гипертонии не слыхивали, хотя она, конечно, была у многих. Надо работать, и всё.

    Бельё мама полоскала в ледяной воде. «Ночью потом руки в запястьях прямо выворачивало. Подушку кусаю, чтоб не застонать, вас не разбудить».

 

   - ТЫ ХАПНУЛ комбинат за десять миллионов, а он стоит сто. Ты владей, но разницу государству верни.

 

     - НЕОКЛЕВЕТАННЫЕ НЕ спасутся. Напраслина на меня мне во спасение, так что продолжайте меня спасать, реките на мя «всяк зол глагол».

 

       НА КАМЧАТКУ ПРИЕХАЛИ молодые супруги. Заработать на квартиру. Дочка родилась и выросла до пяти лет. Это у неё уже родина. А деньги накоплены, и они свозили дочку к родителям. И уже вроде там обо всём договорились. Возвращаются за расчётом. Дочка в самолёте увидела  сопки и на весь самолёт стала восторженно кричать: «Камчаточка моя родненькая, Камчаточка моя любименькая, Камчаточка моя хорошенькая, Камчаточка моя миленькая!» И что? И никуда ни она, ни родители не уехали. Именно благодаря ей. Сейчас она взрослая, три ребёнка. Преподаёт в Воскресной школе при Епархии.

     Очень я полюбил Камчатку.

 

     В ЗАСТОЛЬИ, с видом на пирамиды, которые вечером как коричневый картон на жёлтом фоне. Произносится тост, который не только духоподъёмный, но  и телоподъёмный. Все встали. И откуда-то много мух. «Давайте чубайсов-швыдких вспомним и мухи подохнут». И точно – досиживали без насекомых.

 

    - ДАЙТЕ МНЕ АПЧЕХОВА, просил я в библиотеке детства. То есть я Чехова уже читал, но фамилию его запомнил по корешку, на котором   было «А.П.ЧЕХОВ», то есть Апчехов. Мало того, я не знал значения сокращений. Например, мистер обозначалось «м-р», доктор «д-р». Так и читал: «Др  Ватсон спросил мра Холмса». Или, господин «г-н». «Гн Вальсингам». Не знал и что буква «о» с точкой это отец. «О благочинный ласково благословил отрока».

    Но читал же!

 

     ТАК ВЛЮБИЛАСЬ, что когда собиралась ему звонить, то перед этим причёсывалась.

 

    - КОГДА ЖЕНА наступает на горло собственной песне, это её дело, это я могу понять, но за что, «за что, за что, о, Боже мой?», она тут же передавливает горло моей песне? Причём, ведь вот что ужасно, как бы  моей песне подпевая.

 

    - ДОРОГУЩИЙ КОНЬЯК подарили. Принёс, горжусь. А жена мне: «Какая тебе разница, чем напиваться?». На, говорю, и весь коньяк в кадку с фикусом вылил. У нас фикус огромный, всё время помногу поливаем. Вылил, сам рванул питьё отечественного производителя. Уснул, просыпаюсь: песня. Откуда? Фикус поёт и листьями качает.

 

     НА ЛЕКЦИИ В СТУДЕНТАХ  пускаю записку по рядам: «Сколько можно штаны протирать и на доцента глазеть? Давайте сбежим и возьмём на ура художественный музей».

    И ещё помню записку: «У студентов обычно нет промокашки. «Что мы, разве мы первоклашки?» Лист промокашки скромен, неярок, но ах, какой это был бы подарок. И собрав угасающую отвагу,  прошу промокательную бумагу».  Студентки смеялись, бумаги надавали. А зачем просил, не помню.

   « Дни, как грузчик, таскаю зазря. Но есть выходной с лёгким грузом. Завтра просплю я тебя, заря,  и встану с голодным пузом».

    «В болтовне язык не точится. В болтовне ум истощается. Но молчать совсем не хочется. И мораль вся тут кончается».

    Это из сохранившихся студенческих.

     А вот оттуда же, и как только сбереглось? М.б. 63-64-й г.

 

              Отголоски войны мучат, как вулканов разбуженных пляска.

              На прогулке дедушка с внуком, Старый с малым. Оба в колясках.

              Старый малым был, бегал в ораве босиком по дорожной пыли.

              Рос, работал. Война. Переправа. Медсанбат. Наркоз. Инвалид.

              Ни о чём он сейчас не жалеет, об одном только мыслит с тоской:

              Неужель его внучек, взрослея, доживёт до коляски другой?

              Неужель и в 20-м столетьи справедливость не кончит со злом?

              Неужель к небу тянутся ветви, чтобы, выросши, стать костылём?

              В мире чертятся прежние планы – бросить нас к фашистским ногам.

              Это значит – могилы как раны, это значит – окопы как шрам.

              Это значит – невесты без милых.

              Мир трехцветно будет обвит:

              Белый с чёрным – гробы в могилах.

              Белый с красным – бинты в крови.

          

              Память горя – нужная горе, чтобы новых не было мук.

              Дед со внуком в колясках, но вскоре

              Из коляски поднимется внук.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Да, русский этнос сделали красным. (Октябрь) //

Трудолюбивых, степенных русских, чтущих святость и царя от Бога, смело антихристовым мятежом двадцатого столетия. Мы другие. // Живших ради Царства Небесного заманили комуняцким земным раем. // Глумясь над верою Христовой, антихристову величают Знанием. // Его Истинная Церковь крестного хода к Жизни Вечной в Царстве Небесном с обличением недобросовестной власти воссияет в возрождённой первоапостольной общине христиан. // "Неважно, что вокруг беснование, разбой , разврат, тотальное поругание всех святынь, мы же православные, посещаем службы, нам ли обличать недобросовестную власть?" Не эти ли "дела Николаитов" Он ненавидит? // Спасите свою бессмертную душу от вечной жизни в аду для вечной жизни в Раю - вот суть христианства. А мы? (Лк 16:19-31) // Ангелы рыдают, что творится в преисподней после катастрофы двадцатого столетия! Спасите свои души. //

Пётр / 01.06.2020
Владимир Крупин:
Как на духу
5. Из «Записей на бегу»
13.07.2020
Память о Великой Победе очень важна
О Великой Отечественной войне
01.07.2020
Голосовать надо
Крупинки на актуальные темы
25.06.2020
Громкая читка
Повесть
24.06.2020
Как русскую школу отлучали от Церкви
Владимир Крупин об истории насильственного разлучения Церкви и школы
16.06.2020
Все статьи автора
Последние комментарии
О нравственной терпимости
Новый комментарий от Kiram
2020-07-14 08:50
Среди нас сеют ядовитые зёрна раскола, отрыва от России
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-07-14 08:45
Кому служат «оборотни в рясах»?
Новый комментарий от Kiram
2020-07-14 08:43
«Грядущего ко Мне не изжену вон»
Новый комментарий от Валерий
2020-07-14 08:41
«Люди в таком виде и в таком количестве не нужны»
Новый комментарий от NNNN
2020-07-14 08:32
Православная медицина исцеления
Новый комментарий от Валерий
2020-07-14 08:26
Где место Ленину в России?
Новый комментарий от Валерий
2020-07-14 06:01