Виновны ли потомки Адама и Евы в их грехопадении в раю и его последствиях

Об отношении рода человеческого к первородному греху в христианском богословии

  «Под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние их природы, с которым и в котором мы рождаемся» (Макарий (Булгаков), митрополит Московский и Коломенский) (4:494,495).

  «Правда Божия осуждает первородный грех как расстройство, происшедшее в чистой и совершенной богосозданной природе человеческой. Но она же и предлагает безвозмездно, без всякой человеческой заслуги надежное средство для освобождения от наследственной греховности — вступление в Новый Завет с Богом чрез посредство Таинств святого Крещения, Миропомазания, Покаяния и Причащения Тела и Крови Господа Иисуса Христа, или Второго Адама (1 Кор. 15: 47), Родоначальника искупленного и спасаемого Им и в Нем человеческого рода» (доктор богословия, профессор, протоиерей Ливерий Воронов) (31:37,38)

 

Оглавление

Предисловие

Глава 1. О состоянии Адама и Евы до и после их грехопадения

1.1 О физическом состоянии прародителей до их грехопадения

1.2 О духовном состоянии прародителей до их грехопадения

1.3 О духовном и физическом состоянии прародителей после

их грехопадения

Глава 2. Об отношении рода человеческого к первородному греху

в христианском богословии

2.1. Первая точка зрения: потомки Адама и Евы не имеют личной вины

за совершение первородного греха

2.1.1. Варианты первой точки зрения

2.2. Вторая точка зрения: все потомки Адама и Евы лично виновны в

совершении первородного греха

Глава 3. О Крещении

Общие выводы

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящая статья продолжает тему об отношении человека к его собственным грехам и грехам других людей, т.е. тему о последствиях грехов. Отдельные аспекты этой темы были рассмотрены в предыдущих статьях:

● «Виновны ли потомки Адама и Евы в первородном грехе. Об отношении рода человеческого к грехопадению прародителей в православной антропологии» (ответ на статью прот. Георгия Городенцева «О виновности потомков Адама и Евы в первородном грехе»;

● «Клонирование и первородный грех»;

● «Общие аспекты психики человека (или что такое психика) с точки зрения христианской антропологии. Часть 8. О соотношении духовного и физического состояния человека до и после грехопадения в раю. Греховность и страсть (общие понятия)»;

● «Все ли наши несчастья от личных грехов и почему страдают невинные дети»;

● «О некоторых особенностях наследственной преемственности с точки зрения христианской психологии. Определяет ли наследственность судьбу (жизнь) человека»;

● «Родовая греховность и Божественная благодать».

Поскольку многие вопросы христианской антропологии, включая и вопросы по данной теме, связаны между собой, то их следует рассматривать в контексте друг друга, а также в едином контексте с христологией, христианской психологией и антропологией в целом, включающей библейскую, святоотеческую и научную антропологию. В связи с этим, данная публикация приводится, как обобщающая статья об отношении рода человеческого к первородному греху и его последствиям.

Для удобства чтения, в различных разделах статьи приводятся отдельные фрагменты из ранее опубликованных текстов, поскольку в случае их замены соответствующими ссылками, читателю пришлось бы многократно отыскивать эти тексты в предыдущих статьях.

 

ГЛАВА 1. О СОСТОЯНИИ АДАМА И ЕВЫ ДО И ПОСЛЕ ИХ ГРЕХОПАДЕНИЯ

Вопрос об отношении Адама и Евы, а также их потомков (то есть рода человеческого), к первородному греху, непосредственно связан с вопросом о его последствиях для человека. Иначе говоря, — с вопросом, что именно изменилось в человеке после грехопадения прародителей. Поэтому, рассмотрим в начале какие изменения произошли в физическом и духовном состоянии прародителей и их потомков в результате первородного греха.

1.1 О физическом состоянии прародителей до их грехопадения

Первый человек был создан с возможностью не умирать при определённых условиях, или потенциально бессмертным. Ибо Бог не сотворил смерти (Прем. 1:13) и создал человека для нетления и сделал его образом вечного бытия Своего (Прем. 2:23). Отметим, что из Книги Бытия также следует, что прародителям, с одной стороны, не было свойственно, бессмертие, как невозможность умереть, или как невозможность смерти (Быт. 2:17; 3:22; 5:5), а с другой стороны — что прародителям не была свойственна и смертность, как невозможность не умереть, или как необходимость смерти (Быт. 2:17; 3:22).

По святоотеческому учению, прародители не обладали способностью жить вечно, но обладали возможностью жить вечно. Они были созданы с возможностью как бессмертия (потенциально бессмертными), так и смертности (потенциально смертными). Находясь в условиях рая, Адам и Ева могли, сохраняя послушание Богу, сохранять свою жизнь вплоть до получения ими свойства бессмертия, как награды за свое послушание.

Так по словам святителя Григория Богослова: «Если бы мы пребывали тем, чем были, и сохранили заповедь, то сделались бы тем, чем не были, и пришли бы к древу жизни от древа познания. Чем же бы мы сделались? бессмертными и близкими к Богу» (цит. по 4:472). В этом случае бессмертие человека, по терминологии блаженного Августина, перешло бы из второго рода — «возможное отсутствие смерти при известных условиях» в первый род — «невозможность смерти» (5:24).

По мнению преподобного Макария Великого: «До падения человека тело его было бессмертно, чуждо недугов, чуждо настоящей его дебелости и тяжести, чуждо греховных и плотских ощущений, ныне ему естественных» (цит. по 1:8,9). Святитель Феофил Антиохийский пишет: «ни смертным не был первый человек, ни бессмертным; если бы Бог сотворил его бессмертным: то сделал бы его богом; а если бы смертным, то был бы виновником смерти; Он сделал его способным к тому и другому с тем, чтобы человек соблюдением заповеди Божией достигал бессмертия» (цит. по 2:332). Митрополит Макарий (Булгаков) полагает, что «человек вышел из рук Творца своего совершенным и по телу. Как создание бесконечно-Премудрого, оно, при своем изумительном устройстве, которое сохраняет и до ныне, без сомнения, не получило от Творца никаких недостатков, ни внутренних, ни внешних, и, будучи облечено силой (Сир. 17:3), обладало силами свежими и неиспорченными, не имело в себе ни малейшего расстройства, и, следовательно, было совершенно свободно от всяких болезней и страданий: потому-то болезни и страдания и представляются у Моисея уже следствиями падения наших прародителей и наказаниями за грех (Быт. 3:16)» (4:465,466).

В 123-м правиле Карфагенского Собора сказано: «Признано всеми епископами Карфагенской Церкви, представшими на св. Собор, которых имена и подписания внесены в Деяния, что Адам не смертным от Бога сотворен. Если же кто речет, что Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что, хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, — не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема».

При этом, — как говорит преподобный Серафим Саровский, — окружающий Адама физический мир не мог принести ему вреда, ибо он был сотворен «не подлежащим действию ни одной из сотворенных Богом стихий, что его ни вода не топила, ни огонь не жег, ни земля не могла пожрать в пропастях своих, ни воздух не мог повредить каким бы то ни было своим действием. Все покорено было ему как любимцу Божию, как царю и обладателю твари. И все любовались на него как на всесовершенный венец творений Божиих» (3:29).

1.2. О духовном состоянии прародителей до их грехопадения

Бог создал Адама и Еву достаточно совершенными для противления греху. «До преступления они были облечены Божией славою … Адам, пока держался заповеди, был другом Божиим и с Богом пребывал в раю … Человек был в чести и чистоте, был владыкою всего, начиная от неба и до дольнего, умел различать страсти, чужд был демонам, чист от греха или пороков...» (преподобный Макарий Великий) (цит. по 6:151).

«Итак, Бог сотворил человека непричастным злу, прямым, нравственно добрым, беспечальным, свободным от забот, весьма украшенным всякою добродетелью, цветущим всякими благами, как бы некоторый второй мир — малый в великом, другого Ангела...» (преподобный Иоанн Дамаскин) (7:152).

«Что иное сотворено по образу Создателя? Спрашивает святой Василий Великий. Кому иному даны начальство и власть над всеми тварями, живущими в водах, на суше и в воздухе? Не много ниже он ангельского чина, и то по причине соединения с земным телом. Он создан по образу Творца, почтен паче неба, паче солнца, паче звездных сонмов. Какой образ Творца имеют в себе солнце, или луна, или прочие звезды … Смотри, как необъятны небо и земля, как драгоценны на них твари, и как величественно их устройство! Но человек драгоценнее всего этого» (преподобный Макарий Египетский) (цит. по 8:77).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский о душевных силах Адама и Евы пишет: «Ум их (Адама и Евы — П.Д.) был светел и без труда знал все окружающее. Сам Господь Бог был светом их разума, и самое первое — животворнейшее для них знание было знание Господа Бога.

Сердце их было полно любви к Богу и друг к другу и блаженно сею любовью; предметы же мирской суеты, например: богатство, слава, излишние житейские удобства, прихоти, увеселения, нимало не удовлетворяющие бессмертного духа человеческого и сильно занимающие людей нынешнего света, — тогда не могли иметь ни малейшего места в их чистом сердце: мир и радость о Духе Святом — неизменно, постоянно обитали в сердцах прародителей, а с миром и радостью — Сам Господь Бог.

Воля была у них святая; она стремилась прилепляться к Господу Богу, она хотела делать только угодное Ему. Как невинные дети, первые люди жили Богом, — Богом утешались, Богом дышали: и началом и концом их мысли и желания и дела — был Господь Бог» (цит. по 8:77 со ссылкой на: «Прот. Иоанн Кронштадтский. Полное собрание сочинений. Т. 1. С. 102,103»).

Такое положение о совершенстве человека:

а) «вытекает из свидетельства Моисея, который, как только сказал о создании человека, вдруг делает общее замечание: и увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1:31);  

б) необходимо допускается здравым разумом на основании одной идеи о Боге как существе бесконечно премудром, Который и не мог создать кого-либо несовершенным, то есть, недостаточным для цели» (4:463,464);

в) указывается Моисеем, свидетельствующим о том, что человек был создан по образу Божьему (Быт. 1:27; 9:6); 

г) обуславливается словами пророка и царя Давида в отношении созданного Богом человека: Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его (Пс. 8:6);

д) подтверждается премудрым Соломоном, сказавшим: я нашел, что Бог сотворил человека правым (Еккл. 7:29);

е) основывается на словах Иисуса, сына Сирахова, повествующего при перечислении славных мужей и отцов (Сир. 44:1), через которых Господь являл величие Свое от века (Сир. 44:2), что: выше всего в творении — Адам (Сир. 49:18).

Однако указанное совершенство человека следует понимать не как высшую степень его духовного состояния, при которой он уже нравственно не может (не хочет, не будет) грешить, а как достаточную степень этого состояния, при которой человек уже вполне может не грешить. Ибо, «Бог сотворил человека правым...» (Еккл. 7:29). Иными словами, «эта безгрешность была относительной, не абсолютной; она лежала в свободной воле человека, но не была необходимостью его естества ... Грех не был составной частью их богосозданного естества, но мог стать достоянием их свободной воли» (9:19).

По словам преподобного Иоанна Дамаскина: «Сотворил же его (Адама — П.Д.) Бог по природе — безгрешным и по воле — независимым. Но безгрешным называю не потому, что он не был восприимчив ко греху, ибо одно только Божество не допускает греха, а потому, что совершение греха обусловливалось не природою его, но скорее свободною волею…» (7:152,153).

1.3. О физическом и духовном состоянии прародителей

после их грехопадения

Нарушив Божью заповедь в раю, прародители подверглись наказанию в соответствии с Божьим предупреждением: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2:17). В частности, их тела стали смертными, а души лишились благодати Божьей, поскольку человек сам перерезал «духовную связь, пуповину, через которую наши души и дух питаются благодатью Духа Святого» (архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (10:8). Таким образом человека постигла и духовная смерть. В Новом Завете о связи греха со смертью сказано: «сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1:15); «грех вошел в мир, и грехом смерть» (Рим. 5:12); «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6:23).

В результате утраты благодати Божьей, силы души человека (ум, воля и сердце) повредились и произошло искажение образа Божьего. Это искажение было столь сильным, что жизнь первых, рождённых на земле людей, уже была связана с одним из самых тяжких, по христианским понятиям, грехов — убийством. Ибо «восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт. 4:8).

Преподобный Иоанн Дамаскин так описывает греховное состояние падшего человека: «Владычественное место ума заступила неразумная похоть, которая стала управлять разумной душою. Отягченное греховною праотчею печалью, сердце человеческое стало беспрестанно обуреваться нестерпимой душетленной бурей страстей, превратившихся в целое неистово волнующееся море. Вообще вся душа человека сделалась омраченной, а тело его, воемое законом греховным во удах своих, стало легко склоняться ко греху» (цит. по 11:90).

Религиозный философ В.Н. Лосский говорит, что, если раньше в человеке дух должен был жить Богом, душа — духом, тело — душой, то после первородного греха «дух начинает паразитировать на душе, питаясь ценностями не Божественными … Душа, в свою очередь, становится паразитом тела — поднимаются страсти. И наконец тело становится паразитом земной вселенной, убивает, чтобы питаться, и так обретает смерть» (12:253). 

Таким образом, и чувства, и мысли, и желания человека уклонились к греху. Иначе говоря, если раньше благодать была внутри человека, а соблазн вне его, то после падения соблазн стал внутри человека, а благодать вне его. После грехопадения возможность греха перешла в человеке в преобладающую наклонность к греху. Эта наклонность стала как бы духовным магнитом, притягивающим к греху. Ибо, как говорится в известной поговорке: «Запретный плод сладок». В Притчах Соломона по данному вопросу сказано: Воды краденые сладки, и утаенный хлеб приятен (Прит. 9:13-18).

«Человек оказался в ситуации дурного выбора: выбор зла стал для него “естественным”, тогда как по существу такой выбор является противоестественным для существа, созданного по образу Божию. В свою очередь, выбор добра перестал быть “естественным”: такой выбор невозможен без особого усилия, а для его реализации требуется особая настойчивость и твердость» (48:11).

Святитель Тихон Задонский пишет: «Сладок человекам грех, но горьки его плоды им. Семя горькое горькие и плоды рождает» (цит. по 16:265 со ссылкой на: Творения свт. Тихона. 6-е изд. Т. 5. 1899 г. С. 221).

По словам святого Андрея Критского: «Вместо Евы чувственной во мне восстала Ева мысленная — страстный плотский помысел, обольщающий приятным, но вкусу доставляющий всегда горький напиток» (47).

В каноне покаянном ко Господу Иисусу Христу сказано: «Широк путь здесь и легко делать приятное, но горько будет в последний день, когда душа с телом разлучаться будет!» (Песнь 4).

 Святой апостол Павел наставляет: «Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу … Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7:18,22,23).

В Священном Писании о всеобщности греха и зла повествуется, в частности, так: «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем» (Быт. 6:5-7); «Нет человека, который не грешил бы...» (3Цар. 8:46; 2Пар. 6:36); «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы» (Еккл. 7:20); «Но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3:19); «…Все мы много согрешаем» (Иак. 3:2); «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1Ин. 1:8); «Весь мир лежит во зле» (1Ин. 5:19); «Все согрешили и лишены славы Божией…» (Рим. 3:23); «Ибо зерно злого семени посеяно в сердце Адама изначала, и сколько нечестия оно народило доселе и будет рождать до тех пор, пока не настанет молотьба!» (3Езд. 4:30); «Поистине, нет никого из рожденных, кто не поступил бы нечестиво, и из исповедающих Тебя нет никого, кто не согрешил бы» (3Езд. 8:35).

В святоотеческом учении также много и определённо говорится о греховном состоянии человека и его приверженности к греху после нарушения заповеди в раю, например:

«Зло приразилось к естеству, как ржавчина — к меди и грязнота — к телу» (прп. Антоний Великий) (цит. по 13:251 со ссылкой на: «Святой Антоний Великий. Наставления… П.21 // Добротолюбие. Т.1 С. 81);

«После того, как человек уклонился от заповеди и подвергся осуждению гнева, грех взял его в свое подданство, и сам, как некая бездна горечи, и тонкая и глубокая, вошедши внутрь, овладел пажитями души до глубочайших ее тайников ... обратился в привычку и предубеждение, с младенчества в каждом возрастает, воспитывается и учит его худому» (преподобный Макарий Великий) (цит. по 6:156);

«Много удивляюсь я одному странному в нас действию: почему мы, имея помощниками на добродетель и всесильного Бога, и Ангелов, и святых человеков, а на грех одного беса лукавого, удобнее и скорее преклоняемся к страстям и порокам, нежели к добродетели? Говорить о сем подробно я не могу, и не хочу» (преподобный Иоанн Лествичник) (14:203. См. Слово 26, гл. 133);

«Праотеческого греха зло неисцельно заразило душу нашу со всеми ее силами, так что умом слеп, волею преслушлив, сердцем отвращен от Бога учинился человек. Отсюда воспоследовало, что между добром и злом распознать не может и часто вместо добра зло избирает, добродетель пороком и порок добродетелью называет; радуется о том, что ему зло и вредно, печалится о том, что ему полезно. Сия пагубная тьма разум человеческий объяла. Сердце и воля человеческая не иное что замышляет и хочет, как только противное воле Божией...» (святитель Тихон Задонский) (цит. по 16:229 со ссылкой на: «Творения святителя Тихона. 6-е изд. Т. 4. 1899 г. С. 154»).    

Приверженность к греху настолько укоренилась в человеке, что святитель Григорий Богослов даже полагает, что человеку практически невозможно не совершать грехов вообще: «Знаем, что вовсе не грешить — действительно выше человека и принадлежит одному Богу…» (Слово 15) (17:490); «…Великое дело — вовсе не грешить или, по крайней мере, не согрешать тяжко, потому что быть совершенно безгрешным — Бог поставил выше человеческой природы» (Слово 5) (17:505).

Эти слова можно понимать, как невозможность собственными силами, без помощи Божьей, преодолеть греховные влечения. Ведь «Душа может противится греху, но не может без Бога победить или искоренить зло» — говорит преподобный Макарий Великий (цит. по 18:10). Митрополит Николай (Могилевский) пишет: Однако при всем пламенном желании и крепкой решимости человек одними собственными силами не может обеспечить себе успеха в борьбе со страстями. При помощи своей свободы он может противиться диаволу, но не может при этом иметь власти над страстями и освободиться от них, но он не может освободиться и от борьбы с помыслами (Мак. Вел., 16,1), ибо все-таки зло в нас действует со всею силою и ощутительностью (Мак. Вел., 3,4). Грех так глубоко проник во все существо человека, что с ним можно бороться, можно его ослаблять и предотвращать его проявления в деяниях, но искоренить его собственною силою не дано и невозможно человеку: сие может быть совершено только Божиею силою (Ефр. Сир., Доброт, II, с. 436,21). Здесь нужна помощь Божественная; нужна человеку благодать Святого Духа, подаваемая нам ради заслуг Сына Божия, которую для успеха человек «обязан призывать». Обращение к Богу зависит от нас» (19, гл. «Путь к Богообщению»).

Действительно, Иисус Христос, в ответ на вопрос Своих учеников: кто же может спастись? (Мф. 19:25; Мк. 10:26), воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19:26. См. также Мк. 10:27).            

Последствия грехопадения (в настоящей статье рассматриваются только последствия, касающиеся физического и духовного состояния человека) также разделяются на укоризненные (неестественные, греховные) страсти — чревоугодие, тщеславие, гордость и т.д. и безукоризненные (естественные, беспорочные, негреховные) страсти, или немощи естества — смертность, голод, жажда, страдания, болезни, утомление и т.д.

«Укоризненными страстями принято называть “движение души вопреки природе” (святой Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. С.-Пб., 1894, Кн. 3. Гл. ХII, ХХ). Святитель Григорий Нисский называет их “болезнью воли” (святитель Григорий Нисский. Против Евномия VI // Творения. М., 1864. Ч. VI // Творения. С. 49). В этих страстях, как подчеркивает С.Л. Зарин, “и выражается фактически отпадение человека от живого союза с Богом, вследствие получившего преобладание в его жизнедеятельности начала греховного себялюбия, эгоизма (Зарин С.Л. Аскетизм по православно-христианскому учению. М., 1996. С. 235)”» (цит. по 20:111,124).

Святой Иоанн Дамаскин о беспорочных страстях говорит: «Естественные же и беспорочные страсти суть не находящиеся в нашей власти, которые вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, произошедшего из-за преступления, как например, голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление, уклонение от смерти, боязнь, предсмертная мука, от которой происходит пот, капли крови; происходящая вследствие немощи естества помощь со стороны Ангелов и подобное, что по природе присуще всем людям» (7:257).

Как отмечает иеромонах Симеон Гаврильчик, «совершенно очевидно, что первозданный человек, у которого тело находилось в согласном подчинении душе, а душа — духу  и все силы души были устремлены к Богу[1], не имел ни укоризненных страстей, ни безукоризненных … после грехопадения природе человека уже присущи как укоризненные, так и безукоризненные страсти, страстное рождение[2]» (20:111,112,114). 

Иными словами, выбор прародителями в раю своей духовной направленности, определил и дальнейшее состояние духовно-вещественной природы человека или человеческого естества. Они, по святоотеческому учению, стали страстными, тленными[3] и смертными. При этом, как отмечает преподобный Максим Исповедник, — «изменение [человеческого] естества к страсти, тлению и смерти есть осуждение за добровольно избранный грех Адама» (32. См. толкование на 2Кор. 5:21).

Эти  качества  человека  (его естества,  его  природы),  после  первородного

греха, стали являться его атрибутами. С ними рождаются все люди[4].

ГЛАВА 2. ОБ ОТНОШЕНИИ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО К ПЕРВОРОДНОМУ ГРЕХУ В ХРИСТИАНСКОМ БОГОСЛОВИИ

§1. Как показано выше, следствиями грехопадения Адама и Евы явились глубокие изменения, произошедшие в их физической и в духовной природе, а также в природе их потомков. Эти изменения выразились в появлении безукоризненных немощей и укоризненных страстей (склонности к греху).

Однако здесь сразу же возникает вопрос: если для Адама и Евы данные последствия являются личным наказанием за личный грех, то какое отношение эти последствия имеют к потомкам? Ведь они лично не участвовали своей волей и сознанием в первородном грехе, не способствовали ему и вообще не имели никакой возможности воздействовать и влиять на него!

Иначе говоря, почему на потомков, не принимавших никакого участия в первородном грехе, также распространяются его последствия? Или почему человеку приходится нести духовные и физические последствия чужого, не им сделанного, греховного выбора?

Перед рассмотрением различных мнений на поставленные вопросы, кратко отметим некоторые положения, касающиеся отдельных аспектов наказания одних людей за грехи других[5].

а) По светским (государственным) законам, наказание человека должно быть обязательно связано с его личной виной (личным преступлением). Однако по Божьим законам, — наказание человека не обязательно должно быть связано с его личной виной. Здесь наказание может быть связано и с виной других людей: близких родственников; более далёких родственников; людей, вообще не относящихся к известным родственным связям с наказуемым. 

Так, например, за грех царя Давида (2Цар.11: 1-17), который сделал зло в очах Господа (2Цар. 11:26), поразил Господь дитя, которое родила жена Урии Давиду, и оно заболело (2Цар. 12:15) и на седьмой день дитя умерло (2Цар. 12:18); за то, что царь Давид приказал исчислить Израильтян, Господь, по выбору Давида из трех предложенных ему наказаний, послал язву на Израильтян от утра до назначенного времени; и умерло из народа, от Дана до Вирсавии, семьдесят тысяч человек (2Цар. 24:10-17; 1Пар. 21:1-17)[6]; за то, что фараон не хотел отпускать сынов Израилевых из Египта, Господь насылал на землю Египетскую различные казни (Исх. 7:20,21; 8:6; 8:17; 8:24; 9:6; 9:10; 9:23-26; 10:22-23; 12:29-30), в том числе, смерть египетских первенцев (Исх. 12:29-30).

Вместе с этим, Господь обещал Аврааму, что пощадит всех жителей города Содома, включая и погрязших в грехах, ради десяти праведников, если таковые найдутся в городе (Быт. 18:32). Также в Иер. 5:1 говорится, что Господь пощадил бы Иерусалим, если бы в нем нашелся человек, соблюдающий правду и ищущий истину.

 

б) Детям не вменяются (не засчитываются) в вину, или в ответственность, грехи их родителей. Другими словами, — дети не обвиняются в грехах своих родителей. Им могут, в определённых случаях, передаваться только определённые последствия этих грехов.

Блаженный Феофилакт Болгарский пишет: «сына за отца не наказывают … слагать грехи отцов на детей, ни в чем не виноватых, несправедливо. Это внушает и Бог чрез Иезекииля: да не будет у вас больше поговорки этой: “отцы ели кислый виноград, а у детей на зубах оскомина” (Иез. 18:1,2). А чрез Моисея постановил законом: да не умрет отец за сына (Втор. 24:16). Но как же, скажешь, написано: отдаяй грехи родителей на чада до третьего и четвертого рода (Исх. 34:7)? На это можно сказать, во-первых, то, что это приговор не всеобщий, сказанный не обо всех, а только о тех, которые вышли из Египта. Потом смотри и на смысл приговора. В нем не говорится, что дети наказываются за грехи, совершенные отцами, но что наказания за грех отцов переходят и на детей, когда дети совершали такие же грехи» (34:344,345).

Профессор А.П. Лопухин полагает, что «наказание за грехи не всегда падает на самих грешников, но на их потомство, которое, впрочем, страдает не безвольно, а потому, что в нем Господь видит те же грехи, что и в предках (49:96. См. толкование на Иер. 31:29)»; «Иегова наказывает детей за вину отцов, не безвинных детей за преступления предков, что несогласно с Втор. 24:16; Иер. 31:30; Иез. 18:1-32, а тех детей, собственная преступность которых (ненавидящих Меня) коренится в виновности их отцов» (50:337. См. толкование на Исх. 20:4).

Таким образом, наказания за грехи отцов могут переходить и на их детей, не виновных в этих грехах, — но только в случае проявления детьми ненависти к Богу или, как говорит блаженный Феофилакт Болгарский, когда дети совершали такие же грехи (34:345). В данных случаях, причиной наказания детей будут являться их собственные грехи, а не грехи их родителей. Однако само наказание детей здесь будет происходить с учётом, как их собственных грехов, так и грехов их родителей. При этом Господь, по молитвам за упокоение отцов, может простить их грехи. И тогда наказания за прощённые грехи отцов не будут перенесены на их детей.

По словам святителя Николая Сербского: «Когда Господь простит умерших грешников, тогда их грех не ляжет тяжким бременем на плечи потомков. В этом и есть смысл молитвы за умерших: чтобы Господь простил им грехи, и чтобы, следовательно, наказание не пало бы на их потомков» (из писем святителя Николая Сербского) (цит. по 35:301).

§2. По вопросу перехода определённых последствий грехов одних людей на других, отметим, что если, например, родители употребляли наркотики, спиртное и курили, то и ребёнок у них может родиться с физическими и психическими отклонениями. Но это произойдёт не потому, что — ребёнок виноват в данных грехах родителей, или — на ребёнка перешла их вина или ответственность за неё, а — по определённым физическим и духовным законам наследственности! При этом физические последствия, — передаются на генетическом уровне. Именно такими законами Бог и наделил, созданный Им мир, заранее предупредив нас об этом!   

Приведём и другой пример. У одного правителя был слуга, который исправно выполнял его повеления. За это слуга был в почести, имел множество привилегий, был богат, и всё его семейство пользовалось многочисленными благами, дарованными правителем. Но однажды слуга нарушил повеление правителя и был наказан за это. У него были отобраны привилегии и богатство. Но это наказание, как очевидно, коснулось не только виновного (т.е. слугу), но и всю его семью, включая детей, невиновных в преступлении отца. И не только уже родившихся детей, но ещё и не родившихся, и даже ещё и не зачатых, детей. Ведь все они также будут испытывать негативные последствия гнева правителя на их отца, или последствия греха отца перед правителем, или последствия наказания отца за его грех. И это коснётся не только детей слуги, но и его внуков, правнуков и более далёких потомков. Иначе говоря, потомки провинившегося слуги будут обречены, или осуждены[7], на различные негативные последствия греха нерадивого слуги.

При этом, поскольку ещё не родившиеся дети, никоим образом не могут лично участвовать в преступлениях своего будущего отца, то, следовательно, и после своего рождения они не могут иметь за данные преступления какой-либо вины. Именно поэтому, на детей, согрешивших родителей, передаётся не вина и ответственность за их грех, а, как уже говорилось, — только определённые последствия этого греха в определённых случаях!

Конечно, здесь могут возникнуть морально-нравственные вопросы о несправедливости и жестокости законов, по которым страдают невинные!  Но здесь необходимо иметь в виду следующее. Если, например, человек подбросит камень над своей головой (аналог греха), и не отойдёт в сторону (аналог отсутствия покаяния), то камень упадёт ему на голову (аналог наказания за грех). Однако при этом никто не будет рассуждать о несправедливости и жестокости физических законов!

Так почему же мы хотим рассуждать о несправедливости и жестокости нравственно-духовных и наследственных законов?! Ведь все законы — Божьи, такова Его воля! И человек заранее и неоднократно был предупреждён о последствиях, как их — выполнения, так и — невыполнения! Например, «Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло … жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:15,19).

Протоиерей Николай Малиновский пишет: «Нет ничего неудобоприемлемого для разума и в том, что потомки Адама, как рожденные после падения, не пользуются преимуществами райского, невинного состояния, подвержены болезням и смерти, испытывают разнообразные скорби и бедствия ... Подобное (наказанию за грех прародителей — П.Д.) бывает и в условиях обычной жизни, когда, напр., дети, родившиеся у людей, разжалованных за какие-нибудь преступления, не пользуются теми правами, какими пользовались их родители до разжалования, и это не находят противоречащим требованиям справедливости» (15:333. Кн. 1).

Ниже приводится обзор, в котором рассматриваются различные точки зрения (мнения, концепции) об отношении рода человеческого к первородному греху и его последствиям.

2.1. Первая точка зрения: потомки Адама и Евы не имеют

личной вины за совершение первородного греха

§1. Все потомки Адама и Евы, не участвуя лично в совершении первородного греха, и, следовательно, не имея за него личной вины, испытывают на себе последствия этого греха, или то зло (то бедствие), причиной которого он является. Иначе говоря, первородный грех является для потомков не виной их, а бедой их.

При этом духовные и физические изменения, произошедшие в естестве (природе) прародителей, передаются потомкам по закону преемственности, или наследования видовых, родовых и индивидуальных качеств родителей. Что касается тяжести последствий первородного греха, включая их распространение на весь род человеческий, то она обусловлена особой тяжестью самого грехопадения прародителей.

§2. Рассмотрим теперь, что говорится по данному вопросу в православном богословии, а также наши комментарии к этому.

а) Архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) (1805-1866) в «Православном догматическом богословии» отмечает, что «всеобщая виновность есть следствие преступления Адамова» (2:369). При этом потомки здесь виновны за «наследственную порчу природы» (2:372), или наклонность (уклонение) к греху, а не за сам первородный грех. А наследственный грех Адама является для потомков только их «болезненным состоянием», а «не в собственном смысле грехом», т.к. грех есть «свободное нарушение закона (1Ин. 3:4)» (2:373). 

По мнению архиепископа, поскольку мы рождаемся с расстроенной природой, то это не может быть приятно Богу, и мы являемся чадами гнева Божия (см. Еф. 2:3) (2:372,373). По учению Священного Писания порча Адамова перешла на весь род человеческий, который подвергся нравственно-физической порче, переходящей от одного к другому путём естественного рождения (2:359). «Это учение о порче Церковь всегда принимала за истину непреложную и хранила оное» (2:369).

Вот как толкует архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) слова апостола Павла: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12) «Итак смысл всего стиха есть следующий: по действию одного человека греховность вошла в мир и греховностью смерть, и таким–то образом смерть перешла на всех человеков, потому что все стали расположены ко греху”» (2:357).

Аналогично этому рассуждают и другие авторы, например: «Толкуя выражение апостола Павла: как одним человеком грех вошел в мир и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили (Рим. 5:12), он (святитель Иоанн Златоуст — П.Д.) раскрывает его этический смысл: смерть, войдя в жизнь людей через грех одного человека, Адама, распространилась на всех людей, которые, хотя и не согрешили, но унаследовали от Адама смертность» (протоиерей Н. Погребняк) (23:163); «Слова апостола Павла “непослушанием одного человека сделались многие грешными” (Рим. 5:19) отцы толкуют не в юридическом, но … в медицинском смысле. Имеется в виду, что заболело человеческое естество. Святитель Кирилл Александрийский объясняет: “Поскольку он (Адам) впал во грех и подвергся тлению, в плотскую часть человеческой природы вторглись с тех пор наслаждения и нечистота, и родился в наших членах их жестокий закон. Итак, естество заболело грехом из-за преслушания одного, то есть Адама; и многие оказались грешными не потому, что они совершили преступление вместе с Адамом (ибо их тогда не было), но потому, что им свойственно его естество, подпавшее закону греха … В Адаме человеческое естество заразилось тлением из-за его преслушания, и в него проникли страсти”. В другом месте тот же отец использует образ корня. Смерть напала на весь человеческий род, начиная с Адама, “подобно тому как если у растения пострадал корень, то неизбежно увянут и все его побеги”» (митрополит Иерофей (Влахос) (24:33,34).

Таким образом, здесь потомки Адама и Евы не виновны в собственно прародительском грехе (т.е., в его совершении). Вина потомков заключается в неугодной Богу расстроенности их духовно-физической природы, с которой рождаются все люди, и которая передаются преемственно (наследственно) от родителей к детям. 

б) Архимандрит Антоний (Амфитеатров) (1815-1879) в «Догматическом богословии Православной Кафолической Восточной Церкви» рассуждает аналогично. Он говорит, что человек после первородного грех стал «удобопреклонен более к злу, нежели к добру, и потому естественно подлежит суду и гневу Божию» (21:121). Иначе говоря, человек виновен не в совершении первородного греха, а в его последствии — наследственной греховной природе, которая «называется различными именами: грехом, законом греховным, ветхим человеком и пр.» (21:121,122).

Поэтому и необходимо Крещение младенцев для очищения от «первородного греха, получаемого от родителей» (21:123), «который есть не что иное, как следствие или продолжение в нас падшего состояния прародителей» (21:122,123). При этом «остатки греха первородного или семя тли есть и в возрождённых людях» (21:125). «Грех первородный вменяется человеку … но не как личный грех Адама, а как следствие его», как «действительная порча природы нашей» (21:127).

г) Митрополит Макарий (Булгаков) (1816-1882) в
«Православном догматическом богословии» рассматривает отношение по-

томков к первородному греху аналогично предыдущим авторам. «Адам ... сделался, — говорит он, — лично виновным перед Богом, а мы лично не согрешили с Адамом, но сделались в нем и чрез него грешниками (непослушанием одного человека сделались многие грешниками, Рим. 5:19), получая от него греховное естество, и являемся на свет по природе чадами гнева Божия (Еф. 2:3)» (4:493).

При этом «под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние нашей природы, с которым и в котором мы рождаемся. Такое понятие внушает Православная Церковь, когда говорит в своем православном Исповедании: “поелику в состоянии невинности все люди были в Адаме; то как скоро он согрешил, согрешили в нем и все и стали в состояние греховное (ч. 1, отв. на вопр. 24)”» (4:493,494).

Таким образом, слова «согрешили в нем и все» означают не личный грех и, соответственно, вину за него, а наследственное «греховное естество» и вину за это, которые изглаживаются крещением. Крещение «очищает собственно греховность нашей природы, наследуемую нами от прародителей; что через крещение мы … перестаем быть естеством чадами гнева Божия, то есть виновными пред Богом» (4:494).

Иначе говоря, здесь вина потомков заключается не в их участии в совершении первородного греха, а в его последствиях в них, то есть в «греховном состояние их природы».

д) Епископ Сильвестр (Малеванский) (1828-1908) в «Опыте православного догматического богословия» пишет, что первородный грех, — являющейся греховной порчей (22:443), — переходя от Адама на всех потомков, по апостолу есть «некое живое греховное начало, которое живет в плоти … до самой смерти» (22:432). «С сим грехом мы и зачинаемся в утробе матери и рождаемся» (22:460). Далее епископ Сильвестр (Малеванский) указывает на то, что знаменитейшие отцы и пастыри церкви четвертого века «прямо указывали на зачатие и рождение, как на общий для всех проводник прародительской порчи, поясняя при сем, что мы … через зачатие и рождение становимся приемниками Адамова естества, делаемся вместе с сим приемниками и его греха, так как зачинаемся и рождаемся во грехе» (22:451,452).

Слова «приемниками и его греха», как очевидно, означают здесь не приемников нарушения заповеди Божьей в раю, а приемников последствий этого нарушения — прародительской порчи. Поэтому потомки не могут являться виновными в совершении греха прародителями, нарушившими заповедь в раю.

е) Протоиерей Николай Малиновский (1861-1917) в «Очерке православного богословия» высказывает те же мысли, что и рассмотренные выше авторы православных богословий. В частности, он говорит: «Все рождаются ... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому — чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2:3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность. Эта прирожденная греховность, путем рождения переходящая от предков к потомкам, вместе с виновностью или ответственностью перед судом правды Божией за эту прирожденную греховность природы, известна под именем греха первородного или прирожденного.

За этот грех все потомки Адама находятся под действием гнева Божия, осуждены на болезни, скорби, на смерть временную и вечную … Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15:327,328. Кн. 1);

«Грех первородный вменяется человеку. Все люди рождаются не только с наследственною греховною поврежденностью своей природы, но и виновными пред Богом за свое греховное состояние … Наследственная порча наказывается правдою Божией, ибо лишает человека благ царства Божиего … По действию одного поступка Адамова распространилось осуждение на всех, ибо все стали грешными … Все люди, как грешники, остаются без прославления Богом и, следовательно, находятся под действием осуждения или гнева Божиего … Всем этим ясно предполагается вменяемость в вину человеку наследственной греховности» (15:333,334. Кн. 1).

ж) Архимандриты Алипий (Кастальский — Бороздин) и Исайя (Белов), в «Догматическом богословии» говорят: «Православная Восточная Церковь под первородным грехом всегда понимала то “семя тли”, ту наследственную порчу природы и склонность ко греху, которую все люди получают от Адама посредством рождения. Зачатие и рождение — канал, по которому передается прародительская порча … Православию чуждо представление о том, что потомки Адама несут личную ответственность за грех прародителей, как за свой собственный грех ... Православному Востоку всегда был чужд западный юридизм, и первоначальный грех рассматривался прежде всего, как порча природы, а не как грех, в котором повинны все люди. Однако и восточные отцы не отрицали, что мы несем наказание за преступление Адама, хотя и не так, как за свои личные грехи …

Первородный грех вменяется двояко — всякий человек, обладающий природой падшего Адама, подлежит смерти и лишается Царства Небесного. Эта печальная реальность кажется многим несправедливой — почему из-за преступления одного человека, Адама, страдают его невинные потомки … Наиболее глубокое решение этого вопроса даёт Апостол Павел, который пишет: “Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие (Рим. 5:19). Апостол не отвечает прямо на вопрос — справедливо или несправедливо то, что невинные люди страдают за преступление Адама. Он обращает внимание на другое. Христос своим искупительным подвигом устранил всякий повод к недовольству…» (13:249-253).

з) Протопресвитер Михаил Помазанский в «Догматическом богословии» пишет, что «первородный грех понимается православным богословием, как вошедшая в человечество греховная склонность, ставшая его духовной болезнью» (27:148). То же сказано и в Законе Божьем (42:140).

§3. Приведём ещё несколько цитат по рассматриваемому вопросу из известных православных источников:

Послание патриархов восточно-кафолической церкви о православной вере (Послание восточных патриархов): «Веруем, что первый человек, сотворенный Богом, пал в раю в то время, когда преслушал заповедь Божию, последовав коварному совету змия, и что отсюда распространился прародительский грех преемственно на все потомство так, что нет ни одного из рожденных по плоти, кто бы свободен был от того бремени и не ощущал следствия падения в настоящей жизни. А бременем и следствием падения мы называем не самый грех, как то: нечестие, богохульство, убийство, ненависть и все прочее, что происходит от злого человеческого сердца, в противность воле Божией, а не от природы (ибо многие Праотцы, Пророки и другие бесчисленные, как в Ветхом, так и в Новом Завете, мужи, также божественный Предтеча и преимущественно Матерь Бога Слова и Приснодева Мария, были непричастны как сим, так и другим подобным грехам), но удобопреклонность ко греху и те бедствия, которыми Божественное правосудие наказало человека за его преслушание, как то: изнурительные труды, скорби, телесные немощи, болезни рождения, тяжкая до некоторого времени жизнь на земле странствования, и напоследок телесная смерть»;

Полный православный богословский энциклопедический словарь: «Первородный грех в потомках прародителей не тождественен с грехом самих прародителей. Адам, нарушив заповедь Божию, совершил личное греховное действие и подвергнул в греховное состояние и свою богосозданную природу, но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии и Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама, а в греховном состоянии природы, в котором рождаются люди, в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех … вместе с виною или осуждением его в Адаме» (29:690,691);

Православная энциклопедия: «Грех первых людей и его последствия блж. Августин назвал “первородным грехом” — это породило значительные расхождения в понимании того, что совершили Адам и Ева и что унаследовал от них человеческий род. Одно понимание привело к тому, что всем людям стали приписывать преступление прародителей как личный грех, в котором они виновны и за который несут ответственность. Однако такое понимание первородного греха входит в явное противоречие с христианской антропологией, согласно которой человеку вменяется в вину лишь то, что он, как личность совершит свободно и сознательно. Поэтому, хотя грех прародителей и оказывает прямое воздействие на каждого человека, личная ответственность за него ни на кого, кроме самих Адама и Евы, не может быть возложена» (М.С. Смирнов) (40:348);

Закон Божий: «Но дети Адама и Евы не были повинны в их преступлении и не могли сознать себя преступными только на том основании, что их родители были преступниками» (протоиерей С. Слободской) (28:135).

§4. Таким образом, из-за тяжести греха Адама и Евы весь род человеческий отпал  от  Бога.  Естество  и  природа человека, искаженные грехопадением и

содержащие семя тли[8], передаются от родителей к их детям, в соответствии с законом преемственности при рождения, по которому рождаемый подобен рождающему. «Рожденное от плоти есть плоть (Ин. 3:6 — П.Д.), то есть человек, родившийся от плотского, греховного человека, по своей природе остается таким же плотским, греховным человеком, как и родивший. Греховная порча передается наследственно путем греховного рождения от поколения к поколению» (протоиерей Николай Малиновский) (15:330,331. Кн. 1).

В Священном Писании сказано: «О, что сделал ты, Адам? Когда ты согрешил, то совершилось падение не тебя только одного, но и нас, которые от тебя происходят» (3Езд. 7:48); «преступлением одного всем человекам осуждение» (Рим. 5:18). Иначе говоря, все люди осуждены, или обречены, на принудительное принятие греховного естества при рождении. При этом применение особой меры наказания в отношении потомков является закономерным следствием прародительского греха.

§5. Здесь возникает вопрос: если мы несём наказание не за свои личные грехи, то за чьи именно, и какое наказание? Ответ достаточно очевиден: наказание мы несём за грех прародителей и в виде его последствий в нас. Тогда возникает, как уже говорилось ранее, другой вопрос: если в нас нет личной ответственности за грех прародителей и вины за него, то почему мы вообще несём наказание? Ведь личное наказание, казалось бы, должно быть всегда связано с личным грехом?!

Ответ нам предоставляет Священное Писание. В нём неоднократно повествуется о том, что, с одной стороны, грех связан с определенным наказанием за него, как причина со своим следствием[9]. С другой стороны, как отмечалось выше, наказание данного человека за его личный грех иногда может быть связано со страданиями, бедствиями и других людей. Также за грех одних людей могут быть наказаны и другие люди, которые могут даже и не являться близкими родственниками первых. Иначе говоря, наказание личности не всегда связано с её личным грехом и её виной (примеры этого приведены ранее).

В Писании прямо сказано о наказании детей за грех (вину) их отцов, например: «Господь, Бог ... наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34:6,7); «А оставшиеся из вас … за беззакония отцов своих исчахнут» (Лев. 26:39); «Готовьте заклание сыновьям его за беззакония отца их…» (Ис. 14:21); «Ты… за беззакония отцов воздашь в недро детям их после них…» (Иер. 32:18); «Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззаконие их» (Плач. 5:7); «И, поистине, многи и праведны суды Твои — делать со мною по грехам моим и грехам отцов моих...» (Тов. 3:5).

При этом, в соответствии с Исх. 20:5 и Втор. 5:9, наказанию за вину отцов, подвергаются те дети, которые ненавидят Бога, о чём писалось ранее. В Библии также указывается, что каждый будет отвечать за свои преступления: «Отцы не должны быть наказываемы смертью за детей, и дети не должны быть наказываемы смертью за отцов; каждый должен быть наказываем смертью за свое преступление» (Втор. 24:16); «каждый будет умирать за свое собственное беззаконие; кто будет есть кислый виноград, у того на зубах и оскомина будет» (Иер. 31:30); «Вы говорите: почему же сын не несет вины отца своего? Потому что сын поступает законно и праведно, все уставы Мои соблюдает и исполняет их; он будет жив. Душа согрешающая, она умрет; сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается, и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18:19,20).

По мнению иеромонаха Анатолия, (Берестова): «Мы все в этой жизни связаны единой жизненной цепочкой. Грех одного человека порождает и грехи, и последствия грехов — страдания, болезни, смерть других людей. К тому же человек уже часто рождается с болезнями — последствием грехов родителей, бабушек, дедушек, прадедушек т.д. Совершенно очевидно, что грехи одних людей приводят к тяжелым последствиям для здоровья всей последующей жизни и других людей. Вспомните, грехи одного человека, скажем Ленина, Гитлера, Сталина, приводили к страданиям многих и многих миллионов, десятков и, может быть сотен миллионов людей. И посмотрите, когда мы совершаем какой-то грех, от греха этого могут страдать совершенно незнакомые нам люди порой за тысячи километров от того места, в котором мы живем…» (26:47).

Таким образом, как следует из Священного Писания, наказание личности может быть и без личного греха. Вообще, между грехом и наказанием, с одной стороны, есть однозначная причинно-следственная связь: за грехом следует наказание (см. сноску 9). С другой стороны, между грехом и наказанием нет взаимно-однозначной связи: наказание может быть и без непосредственного греха. Что же касается вины личности, то она может вменяться только за личные свободные и сознательные поступки.

По вопросу термина «наказание» М.С. Иванов в «Православной энциклопедии» разъясняет, что «“наказание детей за вину отцов” (Исх. 20:5) не следует понимать юридически. В библейском тексте посредством слова “наказание” констатируется лишь тот факт, что последствия греха не только сказываются на природе того, кто этот грех совершает, но и распространяются на весь человеческий род (первородный грех) или на отдельный род (остальные грехи)» (40:336. См. статью «Первородный и родовой грех»).

2.1.1. Варианты первой точки зрения

Представленные выше мнения о невиновности потомков в совершении первородного греха можно разбить на две группы:

а) потомки, не имея вины за первородный грех, виновны в одном из его следствий — своём наследственном греховном состоянии;

б) потомки, не имея вины за первородный грех, не виновны и в своём наследственном греховном состоянии.

Рассмотрим эти варианты (группы) мнений. В начале приведём слова протоиерея Николая Малиновского, раскрывающие суть концепции виновности потомков в своем наследственном греховном состоянии. «Все рождаются ... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому — чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2:3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность … Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15:327,328. Кн. 1).

Согласно протоиерею Николаю Малиновскому, поврежденная духовная природа человека (повреждение сердца, ума и воли), или прирожденная греховность его природы (наследственная порча природы, прирожденное греховное естество), то есть наклонность к греху (греховная склонность), является одним из наказаний как прародителей, так и их потомков «со стороны правды Божий за грех (прародителей — П.Д.)» (15:317-320. Кн. 1).

Однако, данное состояние потомков, являющееся Божьим наказанием за вину прародителей, не может одновременно являться и собственно виной перед Богом, требующей дополнительного наказания, так как нельзя наказывать только за собственно предыдущее наказание. Иначе говоря, греховное состояние, характеризуемое уклонением к греху, — это следствие гнева Божьего в отношении греха прародителей, и оно не может являться одновременно с этим и причиной гнева Божьего в отношении их потомков. Кроме того, поврежденная природа дается потомкам при их зачатии без их ведома (согласия, участия) и, вследствие этого, а также с учетом вышесказанного, не может быть вменена им в вину.

«Зависящее от природы, — говорит святой Ефрем Сирин, — непреложно, оно не заслуживает ни почестей, ни наказаний; никто никогда не был обвиняем в том, что он бел или черен, велик или мал ростом, потому что сие не в нашем произволении. А в нашем произволении наказания и почести; потому что для сего есть потребность в том и другом, как в нашей воле и хотении, так в Божием содействии и защите…» (25:396). Аналогичного мнения (о не вменении в вину необходимых явлений в человеческом роде) придерживается и сам протоиерей Николай Малиновский: «Признавать, в частности, седалищем греха тело или плоть значило бы ... усвоить ему значение зла физического как явления естественного и притом необходимого в человеческом роде, а отсюда — невменяемого (выделено — П.Д.)» (15:342. Кн. 1).

Иными словами, потомки не могут нести ответственность за свою греховную природу, если она является необходимым аспектом (атрибутом) человека и даётся ему принудительно, без его воли и согласия. Они ответственны лишь за проявления этой греховности в виде личных грехов, уже зависящих, в том числе, и от них самих. Таким образом, как уже говорилось, греховная природа потомков является не виной их, а бедой их.

При этом из Еф. 2:3 не следует виновность перед Богом за прирожденную греховность, как это указывается в (15:327. Кн. 1).  Слова «и были по природе чадами гнева...» в Еф. 2:3 не означают, что гнев Божий распространяется именно на потомков Адама за их греховную поврежденность природы. Они означают, что на потомков распространяется не собственно гнев Божий, а последствия Его гнева на прародителей за нарушение ими в раю заповеди Божьей. Последствия — в виде определенного состояния природы потомков, заключающегося в уклонении к греху, и передающегося им по закону преемственности при зачатии. Именно поэтому и названы потомки «по природе чадами гнева» в Еф. 2:3.

В связи со сказанным, отметим еще раз, что поврежденная природа человека является Божьим наказанием за вину прародителей и не может являться самостоятельной наказуемой виной их потомков перед Богом.

2.2. Вторая точка зрения: все потомки Адама и Евы лично виновны

в совершении первородного греха

§1. Несостоятельность такой точки зрения обоснована выше (см. раздел 2.1. Первая точка зрения: потомки Адама и Евы не имеют личной вины за совершение первородного греха). Добавим сюда следующие рассуждения.

Исходя из данной точки зрения, распространение последствий первородного греха, — включая смертность, тленность, страстность, — на всех потомков объясняется именно их виной в этом грехе. Однако все подверглись смерти, тленности и страстности не потому, что виновны и согрешили в Адаме, а по закону преемства при рождении (закону наследственности), которым Бог наделил все живые существа и согласно которому рождаемый является подобным рождающему. Т.е. от льва рождается лев, от человека — человек; в более общем виде: от млекопитающего — млекопитающее, от теплокровного — теплокровный; в предельно общем виде: от смертного — смертный. Ибо рождение «состоит в том, что из существа, рождающего выводится рождаемое, подобное по существу» (святой Иоанн Дамаскин) (7:88).

Иными словами, «способность же к рождению — это — рождать из самого себя, то есть из собственной сущности, подобного по природе» (святой Иоанн Дамаскин) (7:88). Или «по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от поврежденного страстям рождается страстный, от грешника — грешник (святитель Григорий Нисский), равно как от раба — раб же (святитель Иоанн Златоуст)» (22:452). 

Таким образом, смертность, тленность и страстность естественным (наследственным) путём передаются от родителей к детям. И как только прародители в результате грехопадения обрели данные качества, в то же самое мгновение и все их потомки, не принимавшие никакого личного участия в этом грехопадении, могли рождаться только смертными, тленными и страстными. Приведём по данному вопросу несколько цитат:

«Православная Восточная Церковь под первородным грехом всегда понимала то “семя тли”, ту наследственную порчу природы и склонность ко греху, которую все люди получают от Адама посредством рождения. Зачатие и рождение — канал, по которому передается прародительская порча» (13:249);

«Вопрос. Почему не одни первые человеки умерли, но и все умирают? Ответ. Потому что все родились от Адама, зараженного грехом, и сами грешат. Как от зараженного источника естественно течет зараженный поток, так от родоначальника, зараженного грехом и потому смертного, естественно происходит зараженное грехом и потому смертное потомство» (33:34);

«Но как преступивши заповедь, Адам принял в себя закваску зловредных страстей, так и родившиеся от него, и весь род Адамов, по преемству, стали причастниками оной закваски...» (преподобный Макарий Великий. Слово 29, гл. 2.) (цит. по 6:156);

«Но губительные следствия греха, поразившего собою всю природу первых людей, по учению церкви, не ограничились только ими одними, а простерлись и на всех их потомков, которые, преемственно через рождение принимая от них свою природу, вместе с сим наследуют и греховную порчу, получившую название прародительского или первородного греха» (22:443);

«…Зачинаемся и рождаемся во грехе потому, что по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от подверженного страстям рождается страстный, от грешника — грешник, равно как от раба — раб же» (22:452 со ссылкой на святителей Григория Нисского и Иоанна Златоуста);

«Все люди происходят от Адама, согрешившего и осужденного. Поэтому каковыми сделались прародители по грехопадении своем, таковыми являются на свет и все их потомки» (протоиерей Н. Малиновский) (15:327. Кн. 1).

§2. Святитель Иоанн Златоуст при толковании слов: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7), говорит: «Итак, пророк хочет сказать, что грех, овладевши нашими прародителями, как бы проложил себе дорогу и путь по нисходящим поколениям. Все это научает нас, что … природа заражена склонностью к падению под влиянием страстей; однако, может побеждать ум при содействии труда. Пророк не обвиняет здесь брака, как некоторые безумно предположили, поняв в этом смысле слова: в беззакониях зачат; но указывает на совершенное прародителями первоначальное грехопадение … Если бы они, говорит, не согрешили, то не получили бы в возмездие смерти … Но так как они согрешили, то были преданы тлению; сделавшись тленными, породили подобных себе детей; а вместе с подобием этим последним достались в удел: страсть, страх и похоть» (цит. по 32. См. толкование на Пс. 50:7).

Подобным образом рассуждает и блаженный Феодорит Кирский: «пророк хочет сказать, что грех, возобладав над нашими прародителями, в роде нашем продолжил себе некий путь и стезю. Сие говорит и блаженный Павел: единым человеком грех в мир вниде, и грехом смерть, в нем же вси согрешиша (Рим. 5:12) … Все же это научает нас, что сила греха не есть сила естественная (а если бы действительно так было, то мы были бы свободны от наказания); но что естество, смущаемое страстями, склонно к падению. Посему не брак обвиняет Пророк, как предполагали некоторые, и беззаконием называет не брачное общение, как неразумно полагали иные, в таком именно смысле понимая слова: в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Напротив того, выставляет он на вид то беззаконие, на которое древле отважились прародители человеков, и говорит, что оно соделалось источником сих потоков, то есть, если бы они не согрешили, то не подпали бы и смерти в наказание за грех … Но поелику прародители согрешили, то преданы они тлению; а сделавшись тленными, таковых родили и детей; и их, как тленных, сопровождают вожделения и страх, удовольствия и скорби, гнев и зависть» (цит. по 32. См. толкование на Пс. 50:7).

Святитель Феофан Затворник, при толковании Рим. 5:12,15,16, пишет: «Раньше Апостол говорил, что весь мир повинен гневу Божию, потому что все согрешили, а здесь объясняет, откуда произошла такая всеобщая греховность. Она началась с Адама. Смерть с грехом была связана первоначально определением Божиим. Дав заповедь Адаму, Бог сказал: как только согрешите, то умрете, или подпадете закону смерти. Они согрешили и подпали ему. После этого и дети рождались повинными тому же закону смерти. И вошла, таким образом, смерть в мир, по причине первого греха прародителей, ибо в нем все согрешили. Что Адам был родоначальников греха и смерти, Апостол показывает наглядно в следующих (13-14) стихах ... В Адаме, по естественной необходимости и не согрешая подобно ему, все подлежали закону смерти ... В Адаме все осуждены на смерть за одно его преступление» (30:344,345).

По мнению протопресвитера Иоанна Мейендорфа: «Святые отцы (особенно четко это можно проследить у Иоанна Златоуста, Григория Паламы, блаженного Феофилакта) отождествляют наследие грехопадения с наследованием, по сути дела, смертности, а не греховности; греховность видится лишь производной от смертности. Блаженный Феодорит, упоминая слова 50-го псалма: во грехе родила меня мать моя, — отмечает, что это относится к общему греховному состоянию смертного человечества: “Сделавшись смертными, Адам и Ева зачали смертных детей, а смертные существа по необходимости подвластны страстям и страхам, радостям и печалям, гневу и ненависти”» (цит. по 23:158).

Таким образом, слова «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7), не говорят о какой-либо вине потомков за грех прародителей. Они говорят о тех изменениях в прародителях, которые произошли в их естестве после грехопадения, и которые передаются их потомкам по закону преемственности. Иначе говоря, эти слова означают зачатие и рождение с греховною природой, т.е. рождение смертным, подверженным тлению и страстям, а также с уклонением к греху и его следствию — злу, в связи с беззаконием прародителей.   

Поместный Собор в Карфагене в 252 г. из 66-ти епископов, под председательством святого Киприана, постановил: «Не возбранять [Крещения] младенцу, который, едва родившись, ни в чем не согрешил, кроме того, что, происшедши от плоти Адама, восприял заразу древней смерти чрез самое рождение, и который тем удобнее приступает к приятию отпущения грехов, что ему отпускаются не собственные, а чужие грехи» (Св. Киприан Карфагенский. 46. Письмо к Фиду… С. 546).

Поскольку младенцам «отпускаются не собственные, а чужие грехи», то, следовательно, они не могут нести личную ответственность, или иметь личную вину за совершение первородного греха.

§3. С учетом сказанного, слова «в нем все согрешили» (Рим. 5:12) можно толковать следующим образом: Именно в Адаме (точнее, в прародителях) и содержалась та основа телесных качеств, которая передается, по закону преемства — от родителей к их детям. Как только тела прародителей стали смертными и тленными из-за греха, то и все их потомки также могли рождаться только с этими качествами, то есть физическая природа человека повредилась. Далее, поскольку «в нем» (в Адаме), или в природе Адама (также, как и Евы), после греха появился внутренний соблазн (уклонение к греху), то и все их потомки могли рождаться только с уклонением к греху, то есть повредилась и духовная природа человека.

Таким образом слова «в нем все согрешили» означают: «в нем все подверглись греховному повреждению (духовному и физическому)» и, в частности, одному из его следствий — физической смерти. О связи греха и смерти в Писании, в частности, говорится: а сделанный грех рождает смерть (Иак.1:15); грех вошел в мир, и грехом смерть (Рим. 5:12); Ибо возмездие за грех — смерть (Рим. 6:23).

Ещё раз отметим, что прародители, вкусив запретные плоды, в наказание за свою вину — нарушение заповеди Божьей, стали смертными, тленными, страстными, т.е. их естеству (их природе) стали свойственны, как безукоризненные немощи, так и укоризненные страсти. После этого, все их потомки, не имея вины за первородный грех, по закону преемственности, при зачатии и рождении также приобретали все эти качества. С учётом того, что природа павших прародителей, виновных в первородном грехе, и природа их потомков, не виновных в этом грехе, одинакова, можно условно сказать, что все потомки как бы тоже вкусили запретный плод, поскольку также приняли повреждённую, — как у Адама и Евы, — природу[10].   

При этом, как уже говорилось ранее, нравственно виновным за грех может быть лишь тот, кто, либо сам совершил этот грех, либо содействовал (соблазном, понуждением, помощью) его совершению другими. Другими словами, участвовал в том или ином виде в совершении греха. Поскольку «ни один из этих потомков (потомков Адама — П.Д.) лично не участвовал в грехопадении своего прародителя» (5:37), или «потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама» (15:328. Кн. 1), то, следовательно, потомки не могут быть виновными в этом, и не могут нести личной ответственности.

§4. Вообще, попытка принять причинно-следственную связь (закономерность), предполагающую вину потомков причиной перехода на них последствий первородного греха, сталкивается с очень серьезной проблемой. Здесь необходимо обосновать, в чем именно состоит эта вина (грех) потомков. И как именно происходит передача данной вины от родителей, в том числе крещённых, к их детям.

Известное обоснование указанной вины потомков, — по мнению блаженного Августина, — заключается в том, что когда Адам согрешил в лице его жили и действовали определённым образом все его потомки: «“В лице Адама, — говорит Августин, — сосредотачивалась та врожденная сила, от которой и из которой рождаются люди; и в чреслах Адама были все, которые произошли от него впоследствии, так что можно сказать, что в то время, когда Адам согрешил, в лице его были все и все составляли одного человека” (цит. по 5:44,45 — П.Д.). Отсюда, если согрешил Адам, то в лице его согрешили и все потомки, которые жили в нем, — согрешили в тот самый момент, в который согрешил и Адам. Отсюда же грех Адама в одно и то же время может быть назван и чужим грехом по отношению к его потомкам, так как потомки Адама жили в нем и согрешили с ним только еще в зачаточном состоянии, без полного проявления в них разума и свободной воли; но он может быть назван и их собственным грехом, так как все потомки Адама жили в нем в то время, когда он согрешил» (5:44,45).

Хотя, с одной стороны, и можно сказать, с определенной условностью, что все потомки находились в Адаме в состоянии возможного (потенциального) зачатия в будущем, с другой стороны, очевидно, что никто из них не мог находиться (жить) в Адаме в зачаточном состоянии и, тем более, действовать каким-либо образом. Отметим также, что слова «без полного проявления в них (потомках — П.Д.) разума и свободной воли» (5:45) предполагают, что будущие потомки Адама имели возможность частичного проявления разума и воли, а, следовательно, и частичного участия в грехе их прародителя. Однако, нельзя уже сейчас участвовать в грехе и вообще в чем-либо, находясь при этом еще лишь в возможности будущего зачатия.

Поэтому, совершенно непонятно, каким именно образом сторонники виновности потомков в совершении греха в раю, представляют себя лично участниками этого преступления?!

Приведём для сведения изложение данного вопроса в католическом катехизисе: «Как Адамов грех стал грехом всех его потомков? Весь род человеческий в Адаме — “как единое тело единого человека”. Этим “единством рода человеческого” все люди — соучастники Адамова греха, как все — соучастники праведности Христа. Однако передача первородного греха — тайна, которую мы не можем понять до конца. Но из Откровения мы знаем, что Адам получил первородную святость и праведность не для себя одного, а для всей человеческой природы: поддавшись искусителю, Адам и Ева совершили личный грех, но этот грех затронул человеческую природу, которую они передали дальше поврежденной. Всему человечеству грех будет передан путем продолжения рода, то есть путем передачи человеческой природы, лишенной первозданной святости и праведности. Вот почему первородный грех назван “грехом” по аналогии: это грех “полученный”, а не “совершённый”, состояние, а не деяние. Хотя он присущ каждому, ни у одного из потомков Адама первородный грех не носит характера личной вины. Это — лишенность первозданной святости и праведности, но человеческая природа не испорчена полностью: она повреждена в своих природных силах, подвержена невежеству, страданию и власти смерти и склонна ко греху (эта склонность ко злу называется “похотью”)» (44:98,99. См. «Последствия Адамова греха для человечества»). 

Заметим, что точка зрения на то, что причиной перехода последствий первородного греха на потомков является их личный грех, по сути дела, основывается на замене однозначной связи греха и наказания за него (полагающей наличие наказания, если есть грех) взаимно однозначной связью (дополнительно полагающей и наличие греха, если есть наказание).

Иными словами, здесь считается, что, помимо обязательного личного наказания, если есть личный грех (вина), существует также и обязательное наличие личного греха, если есть личное наказание. Именно принятие такой взаимной однозначности и обуславливает (инициирует) поиск несуществующего личного греха для объяснения личного наказания, в данном случае — перехода последствий первородного греха на конкретных людей, лично не коим образом не участвующих в этом грехе.

ГЛАВА 3. О КРЕЩЕНИИ

§1. В дополнение к сказанному, рассмотрим еще один важный вопрос, касающийся данной темы, и относящийся к духовным последствиям первородного греха (укоризненным страстям), переходящих от родителей, в том числе крещёных, к их детям, а также способа нейтрализации этих последствий.

Как известно, в таинстве Крещения крещаемому даруется благодать Божия, очищающая его от грехов. При этом некоторые авторы полагают, что Крещение полностью очищает от всех грехов, включая первородный, и их последствий; другие считают, что оно — не уничтожает уклонение к греху, или укоризненные страсти, или «удобопреклонность более ко злу, нежели к добру»[11].

Отметим, что если бы очищение от указанных последствий первородного греха, или уничтожение этих последствий, происходило путем его ликвидации в самом естестве человека (иными словами, путем их устранения из естества или природы человека), то крещёные родители, сами не имея греховного естества, не смогли бы передать его своему ребенку. Иными словами, ребенок рождался бы без духовной порчи.

§2. Для сведения представим основные положения полемики блаженного Августина с пелагианами по вопросу о способе передачи первородного греха. Этот способ, — по мнению блаженного Августина, — заключается в том, что «явившись первоначально в Адаме вследствие его грехопадения, первородный грех перешел, переходит и будет переходить на всех его потомков посредством наследственной передачи его от родителей к детям в акте плотского рождения вообще и через чувственную похоть родителей в особенности; при этом передача его нисколько не зависит от известного нравственного состояния родителей, он одинаково передается и в христианстве, и вне христианства, и в браке, и вне брака, и праведными, и грешными родителями. Существуя в людях как прирожденная порча их природы, передаваемая наследственно от родителей к детям, первородный грех не есть, однако же, что-либо субстанциальное в человеческой природе, а есть известное греховное состояние или качество этой природы...» (5:67).

Иначе говоря, последствия первородного греха передаются в семенном зачатии, происходящем вследствие чувственной похоти и сопровождаемым ею. «Августин полагает даже, что корень первородного греха находится в семени человека, из которого рождаются дети» (5:49 со ссылкой на: Contra Julianum? Lib. VI. Cap 7).

Действительно, для естественного зачатия, которое до определенного времени было единственным способом размножения людей, необходимо мужское семя. При этом излияние указанного семени, в свою очередь, необходимо связано с чувством сексуального влечения и удовлетворения, называемым иногда «чувством сладострастия», или «плотским вожделением», или «чувственной похотью».

Одно из главных возражений со стороны противников Августина против такого объяснения состоит в следующем. «Если первородный грех передается от родителей к детям через чувственную похоть и если в таинстве Крещения, по учению Церкви и самого же Августина, человек очищается от всего греховного в его природе, следовательно, и от чувственной похоти и передаваемого ею первородного греха, то в таком случае дети крещеных родителей должны были рождаться уже без чувственной похоти и первородного греха, потому что родители не могут передать своим детям того, чего они сами не имеют» (5:55).

В ответ, для обоснования (подтверждения) своего мнения, Августин говорит, что в чувственной похоти нужно различать две стороны: виновность, или нравственную вменяемость похоти (reatus), и присутствие, или действие похоти в людях (actus) (5:55,56). Actus представляет собой собственно похоть, как «следствие грехопадения Адама, сделавшееся необходимою принадлежностью природы, другим законом в существе человека, противоборствующим закону ума его, существует и действует положительно во всех потомков Адама, будут ли они крещеные или некрещеные и грешные» (5:56).

При этом «в таинстве Крещения отпускается только виновность чувственной похоти — она уже не вменяется человеку как наказание за грех его прародителя и сама по себе уже перестает быть грехом; но действие чувственной похоти или, иначе, сама чувственная похоть, как необходимая принадлежность человеческой природы, остается в человеке и после Крещения, и остается, по выражению Августина, ad agonem, то есть для борьбы, для противоборства высшим, нравственно-разумным силам и стремлениям человека...» (5:56). 

§3. Однако, в связи с развитием современных биотехнологий в области искусственного зарождения[12] и появлением реальной возможности, как беспохотливого семенного зачатия — варианта искусственного оплодотворения, так и беспохотливого бессеменного зарождения — клонирования, такое мнение необходимо пересмотреть.

Это обусловлено тем, что, в противном случае будет необходимо признать отсутствие последствий первородного греха у клонов, как рожденных вне семени и похоти. А это, в свою очередь, противоречит словам святого апостола Павла о всеобщности распространения последствий первородного греха: Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла на всех человеков ... преступлением одного всем человекам осуждение (Рим. 5:12,18).

Отметим, что в материалах Российско-Австрийской богословской конференции по антропологии (18-19 октября 2002 г. Вена) говорится: «Если в общих чертах интерпретировать Августина, то пришлось бы сказать, что, действительно, клонирование представляет собой возможность уклониться от первородного греха. Отсюда ... необходимость теперь иначе судить о первородном грехе. Ведь и клонированные люди тоже будут иметь склонность ко злу. Они по-прежнему будут совершать насилие и прибегать ко лжи. Они будут вести себя так, потому что принадлежат к одной и той же солидарной общности, уловленной грехом ... Грех не передается половым путем как таковым, но он передается тем, что человек принадлежит к биологической, человеческой общности» (53:191).

Действительно, общим моментом при естественном и искусственном оплодотворении, а также клонировании, является то, что род, вид и отдельные особенности рождаемого (то есть его основные физические признаки) определяются особой информацией (программой), содержащейся в вещественных (точнее, в телесных) генах, или генетической информацией. В ней также заложен и процесс физического старения, который является одним из наиболее общих свойств живых существ и представляет собой направленное одностороннее накапливающееся изменение параметров их тел, необходимо приводящее к физической смерти. Как сказано в Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова: «Всякая плоть, как одежда, ветшает; ибо от века определение: смертью умрешь» (Сир. 14:18).

Иными словами, при клонировании, то есть зарождении без семени и похоти (впрочем, как и, вообще, при любом виде зарождения из/от плоти), передача последствий первородного греха происходит по общему закону преемственности, полагающему акт рождения как создание из себя подобного себе по роду, виду и некоторым индивидуальным качествам. При этом непосредственный переход последствий физического характера происходит на генетическом уровне — при помощи генов, содержащихся в клетках тела и несущих в себе информацию о развитии зарожденного плода. Поэтому, клон будет, как и все земные существа, смертен, подлежать тлению, болезням и другим физическим последствиям первородного грехаКстати говоря, это положение полностью подтверждается на примере уже клонированных животных.

Механизм же перехода духовных качеств (механизм духовной наследственности) нам не известен, так же как неизвестен и способ образования собственно души. Протоиерей Николай Малиновский говорит об этом: «Образ происхождения человеческих душ составляет тайну, относительно которой возможны лишь только предположения…» (15:337. Кн. 1).  

Однако, результаты действия этого механизма достаточно очевидны, широко известны, описаны в Библии, рассмотрены в различных работах и даже нашли свое отражение в известной русской поговорке: «Яблоко от яблони недалеко падает».

Таким образом, мужское семя и чувство, называемое «чувственной похотью», не являются необходимыми элементами для объяснения передачи указанных последствий. Другими словами, они являются не источниками этих последствий, а одними из их переносчиков.

Кроме того, отсутствие в человеческом естестве Иисуса Христа укоризненных страстей (уклонения к греху), передающихся всем людям при их зачатии, является следствием не собственно отсутствия «похоти» и отцовского семени при его (человеческого естества) зачатии, а следствием чудесного воплощения Сына Божьего от «Духа Свята и Марии Девы» (Символ православной веры), не требующего отцовского семени и связанного с ним чувства.

Протоиерей Н. Малиновский по данному вопросу пишет: «Христос заимствовал свое человечество хотя от дщери человеческой, но по естественному происхождению от родителей причастной первородному греху, но родился Он по наитию Святого Духа, а посему родился чистым и непорочным. Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит тебя (Лк. 1:35), говорит архангел Деве. Наитие Духа Святого предочистило и освятило недра Пресвятой Девы для восприятия Бога Слова …

Вследствие такого предочищающего и освящающего вещество для плоти и крови Сына Божия действия Духа Божия и плод чрева освященной Матери был чистейшим и совершеннейшим: посему и рождаемое святое наречется сыном Божиим (Лк. 1:35), т.е. Тот, Кто рождается свято, без порока, по наитию Святого Духа, назовется Сыном Божиим…» (15:93-96).

По словам святого Иоанна Дамаскина: «после того как святая Дева изъявила согласие, на Нее, по слову Господню, которое сказал Ангел, сошел Святый Дух, очищающий Ее и дарствующий ей силу для принятия божества Слова, а вместе и для рождения Его. И тогда ипостасная Мудрость, и Сила Всевышняго Бога, Сын Божий, едисущный со Отцем, осенил Ее, как бы божественное семя, из непорочных и чистейших Ея кровей образовал Себе плоть, одушевленную душою, одаренную как разумом, так и умом, начатки нашего смешения; не по образу рождения чрез семя, но творческим образом, чрез Святаго Духа; не так, что внешний вид создавался понемногу чрез пребавления, но так, что он был окончен в один момент. Само Слово Божие для плоти сделалось Ипостасью» (7:194).

§4. Исходя из сказанного выше в настоящей главе, можно сделать вывод о том, что Божья благодать, даваемая в таинстве Крещения, не уничтожает духовное последствие грехопадения в природе (естестве) крещаемого. Оно устраняет его действие, путем противодействия ему, или его нейтрализации.

Святитель Феофан Затворник говорит: «До Крещения грех господствовал над вами, и вы не имели сил бороться с ним и побороть его, после же Крещения вы получили силы для борьбы и победы над грехом ... До Крещения грех живет в сердце, а благодать действует вовне, после же Крещения благодать начинает обитать в сердце, а грех начинает действовать вовне — искушениями и соблазнами» (30:351. См. толкование на Рим. 6:14).

Таким образом, в крещеном человеке действуют две противоположные по своей духовной направленности силы. Одна из них — Божественной природы (благодать), другая — человеческой природы (уклонение ко злу). С точки зрения соотношения этих сил, духовное состояние человека после Крещения аналогично состоянию первозданного человека до его падения, поскольку у крещёного человека может не проявляться (из-за действия благодати) внутреннее уклонение ко злу.

Однако природы крещёного человека и человека до грехопадения различны. В природе прародителей до их падения не было уклонения ко злу. В природе же крещёного человека оно есть, но нейтрализовано благодатью Божией. Это примеряет точки зрения по вопросу о Крещении, приведённые в сноске 11.

Отметим, что родители могут передать своим детям, по закону преемства при зачатии и рождении, только то, что имеют сами, то есть повреждённое естество. Поскольку, крещёные родители, — не обладая Божественной властью, — не могут передать своим детям Божественную благодать, устраняющую духовное последствие первородного греха, то, следовательно, необходимо Крещение всех детей, в том числе и рожденных от крещёных родителей. Но человек, по собственной нерадивости, может лишиться благодати, полученной им при Крещении.

§5. Преподобный Симеон Новый Богослов говорит о крещении так: «В Божественном крещении мы получаем отпущение прегрешений, освобождаемся от прародительской клятвы и освящаемся наитием Святого Духа, но совершенную благодать, как означается в словах: вселюсь в них и буду ходить в них (Кор. 6:16), не тогда получаем. Ибо это есть достояние совершенно утвержденных в вере и доказавших ее делами.  Если же мы по крещении уклоняемся на скверные и злые дела, то совершенно теряем и само освящение. И уже покаянием, исповедью и слезами, соответственно делам, получаем опять сначала отпущение прегрешений, а потом и освящение высшею благодатию …

Крещение не отъемлет самовластия и самопроизволения нашего, но дарует нам свободу от тиранства диавола, который не может уже более против воли нашей властвовать над нами. По крещению в нашей уже состоит воле или пребывать самоохотно в заповедях Того, в Кого крестились, Христа, Владыки и Бога, и ходить путем повелений Его, или, уклоняясь от правого пути сего, опять возвратиться к диаволу, противоборцу и врагу нашему.

Те, которые по святом крещении повинуются хотениям и угодное ему творят, отчуждают себя от ложесн святого крещения, по сказанному Давидом: С самого рождения отступили нечистивые, от утробы матери заблуждаются, говоря ложь (Пс. 57:4)» (цит. по 51:29,41. См. гл. 83,121,122);

«Итак, когда мы крещаемся, будучи нечувственными детьми, как несовершенные, мы и благодать принимаем несовершенным образом, получая толъко разрешение от первого преступления» (цит. по 20:120). 

По словам святителя Льва Великого: «В этом заключается новое состояние твари, которая в Крещении совлекается не одежды истиной плоти, но порчи осужденной ветхости для того, чтобы человек сделался телом Христовым» (цит. по 20:120 со ссылкой на 52).

При этом, «как во Христе, несмотря на безгрешное рождение (genesij), в целях икономии, для совершения добровольных и спасительных страданий, были безукоризненные немощи, так и каждом из нас по Крещении они оставлены не в качестве осуждения за грех прародителей, а для совершенствования воли (gnwmh) для достижения нетления произволения, в чем собственно и состоит бесстрастие, обожение[13]. Именно в этом смысле прп. Симеон Новый Богослов и прп. Максим Исповедник, используя язык символов, говорят о семени Христа, т.е. о благодати Божией, которая всевается в нас в таинстве Крещения[14]» (20:121).

Апостол Павел пишет: «Одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания; один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, Который над всеми, и через всех, и во всех нас» (Еф. 4:4-6).

Здесь «речь идёт именно о Церкви с большой буквы. Не о земном, людьми основанном сообществе, а о духовной реальности. Как духовная же реальность Церковь всегда — Царство на земле. Если христианин — житель Царства по определению, то Церковь — по определению представительство Царства на земле.

Члены которого соединены между собой одним, единым для всех, дыханием — дыханием этого Царства. И связаны одной общей надеждой — надеждой на то, что настанет день возвращения Христа во славе, когда Царство раскроется до конца и в полноте, включив в себя и преобразив весь мир. Потому и Господин у всех христиан один. В данном случае именно так — Господин с большой буквы. Царь. Владыка своего Царства. Того самого, куда входят через крещение, которое тоже одно. Конечно, будь церквей много, крещений тоже было бы много. Но Церковь с большой буквы одна по определению.

Поэтому и крещение одно, если оно настоящее: ведь оно вводит человека именно в эту Церковь с большой буквы, а не в какое-то земное сообщество. Или не вводит никуда вообще — но тогда уже слово “крещение” впору брать в кавычки. И вера у всех христиан тоже одна, если только они христиане. Вера, конечно, как верность Христу, а не как разнообразные описания многочисленных вариантов христианского мировоззрения. И один Бог над всеми и надо всем. И во всех. Ведь только Божье присутствие может сделать Церковь телом Христа, а мир Царством. В этом и надежда христиан. Если, конечно, речь идёт о настоящем христианстве» (55).

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

1) В христианском богословии говорится о различном понимании вины потомков за первородный грех. Здесь под виной могут подразумеваться: 

а) вина за совершение первородного греха;

б) вина за последствия первородного греха, то есть за «повреждённую природу» (греховное состояние природы), переходящую от родителей к детям;

в) вина за совершение первородного греха и его последствия.

Такое положение связано с неоднозначностью самого термина «первородный грех», которым обозначаются, как грехопадение Адама и Евы в раю, так и его последствия, и вместе то и другое.

2) Имеющиеся в христианском богословии мнения (концепции) об отношении потомков к первородному греху, включая его последствия, можно представить в следующем виде (в следующей классификации):  

а) Потомки виновны в совершении грехопадения в раю. Обоснованием этого является положение (точнее, предположение) о том, что при совершении первородного греха все потомки будто бы находились в Адаме в неким «зачаточном» или потенциальном состоянии и могли каким-то образом содействовать греху. Однако нравственно виновным за грех может быть лишь тот, кто, либо сам совершил этот грех, либо прямо или косвенно содействовал (соблазном, понуждением, помощью, равнодушием) его совершению другим человеком. Иными словами, конкретно участвовал в том или ином виде в совершении греха. Поскольку «ни один из этих потомков (потомков Адама — П.Д.) лично не участвовал в грехопадении своего прародителя» (5:37), или «потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама» (15:328. Кн. 1), то, следовательно, потомки и не могут быть виновными в этом;

б) Потомки не виновны в совершении грехопадения в раю, но виновны за «повреждённую природу», с которой они рождаются. Обоснованием здесь является то, что потомки с повреждённой природой считаются подверженными гневу Божьему за эту природу. Однако потомки не могут быть виновны в своей врождённой греховной природе и нести ответственность за неё, поскольку она является необходимым аспектом (атрибутом) человека и даётся им принудительно, без их воли и согласия. Потомки ответственны лишь за свободные проявления этой поврежденности (греховности) в виде личных грехов, уже зависящих, в том числе, и от них самих. Таким образом, греховная природа потомков является не виной их, а бедой их.

При этом слова: «и были по природе чадами гнева» в (Еф. 2:3) означают, что на потомков распространяется не собственно гнев Божий за их повреждённую природу, а последствия гнева на прародителей за нарушение ими в раю заповеди Божьей. Последствия, в том числе, в виде определенного состояния потомков, заключающегося в уклонении к греху, которое передаётся им по закону преемственности; 

в) Потомки не виновны в совершении грехопадения в раю, — поскольку их тогда и вообще не было, и не виновны в своей наследственной повреждённой природе, — поскольку эта природа передаётся им принудительно, без их ведома и согласия. Передаётся преемственно — от родителей к детям. Ибо «по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от поврежденного страстям рождается страстный, от грешника — грешник (святитель Григорий Нисский), равно как от раба — раб же (святитель Иоанн Златоуст)» (22:452). Как говорит святитель Игнатий Брянчанинов: «Являюсь в бытие бессознательно, без всякого со стороны моей согласия; увожусь из этой жизни против моей воли, в час неопределенный, непредугаданный. Являюсь и увожусь, как невольник» (45:6).

Данное положение о невиновности потомков Адама и Евы лишено указанных    выше    недостатков    концепций    их    виновности,   как   в

совершении первородного греха, так и в его последствиях.

Оно также раскрывает суть обречения, — невиновных в первородном грехе и его последствиях, — потомков, на безукоризненные немощи и укоризненные страсти их естества, в связи с грехопадением прародителей, и преемственностью их повреждённой природы.   

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Святитель Игнатий Брянчанинов. О духовном и чувственном видении духов. — 2-е изд., испр. и доп. — СПб.: Изданiе книгопродавца И. Л. Тузова.

2. Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Православное догматическое богословiе: в 2-х тт. — Т. 1. — 2-е изд. — Черниговъ: Типографiя Ильинскаго монастыря, 1865.

3. Беседа преподобного Серафима Саровского о цели христианской жизни. — Клин: Христианская жизнь, 2005.

4. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский // Православно-догматическое богословие: в 2-х тт. — Т. 1. — М.: Молодая гвардия, 1999.

5. Гусев Д. Антропологические воззрения блаженного Августина в связи с учением пелагианства. // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. — Вып. 1. — Пермь: Панагия, 2002.

6. Добротолюбие / пер. с греч. Святитель Феофана Затворника: в 5-ти тт. — Т. 1. — М.: Сретенский монастырь, 2004.

7. Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. — М.: Ладья, 2000.

8. Дьяченко Г., прот. Вера, Надежда, Любовь: Катехизические поучения. В 3-х т. — Т. 1 — М.: Донской мон-рь; АРП Инт. Ко, 1993.

9. Иустин (Попович), архим. О первородном грехе. — Пермь: Пермское епархиальное управление; Панагия, 1999.

10. Иоанн (Крестьянкин), архим. Опыт построения исповеди. — Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

11. Пантелеимон, иер. Антропология по творениям святого Иоанна Дамаскина // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. — Вып. 1. — Пермь: Панагия, 2002.

12. Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви // Догматическое богословие. — М.: СЭИ; Трибуна. Вып. 1. — 1991. — (Религиозно-философская серия).

13. Алипий (Кастальский-Бороздин), архим., Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие: Курс лекций. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002.

14. Прп. Иоанн Лествичник. Лествица. — 1998.

15. Малиновский Н., прот. Очерк православного богословия. — М.: Православный Свято — Тихоновский богословский ин-т, 2003.

16. Иоанн (Маслов), схиархим. Симфония по творениям святителя Тихона Задонского — М.: Самшит, 2003.

17. Святитель Григорий Богослов. Избранные слова. — М.: Православное братство св. ап. Иоанна Богослова, 2002.

18. Накануне исповеди / сост. свящ. Г. Дьяченко. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897.

19. Николай (Могилевский), митр. Тайна души человеческой. Святоотеческое учение о борьбе со страстями.

20. Симеон (Гаврильчик), иером. О домостроительстве нашего спасения: Учение о человеческой природе Христа в творениях отцов православной Церкви (Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2000) // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. — Вып. 1. — Пермь: Панагия, 2002.

21. Антоний (Амфитеатров), архим. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви, съ присовокуплениемъ общаго введенiя въ курсъ богословскихъ наукъ. — 8-е изд. — СПб.: Типографiя Александра Якобсона, 1862. 

22. Сильвестр (Малеванский), архим. Опытъ  Православнаго догматическаго богословiя (с историческимъ изложенiемъ догматовъ): в 5-ти тт. — Т. 3.—  2-е изд. — Кiев: Типографiя Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, 1889.

23. Погребняк Н., прот. Троицкая родительская суббота. Святоотеческое наследие и иконографические параллели // Московские епархиальные ведомости. — 2004. — № 4-5.

24. Иерофей (Влахос), митр. Православная психотерапия. Святоотеческий курс врачевания души / пер. с греч. — Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004.

25. Св.   Ефрем   Сирин.   Творения.   —   Т.   3.   —   Изд.   отд.   Московского

Патриархата, 1993.

26. Берестов А., иер. Грех, болезнь, исцеление. — М.: Путь; Центр духовных и социальных программ св. прав. Филарета Милостивого, 2005.

27. Помазанский М., протопр. Догматическое богословие. — Клин: Христианская жизнь, 2001

28. Законъ Божiй / сост. прот. С. Слободской. Изд. 4-е. Репринтное изд. осущесвлено издательством «Молодая гвардия», 1991.

29. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2-х т. — Т. 1. — Изд-во П. П. Сойкина. 1992.

30. Толкование посланий св. ап. Павла: По трудам святителя Феофана Затворника. — М.: Русский Хронографъ, 2002.

31. Воронов Л., прот., док., проф. Догматическое богословие: учеб. для дух. учебн. завед. — 2-е изд. — Клин: Христианская жизнь, 2002.

32. Толкование Священного Писания. Монастырь «ОПТИНА ПУСТЫНЬ». [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://bible.optina.ru/, свободный. — Загл. с экрана.

33. Филарет, митр. Пространный Христианский катехизис Православныя Кафолическия Восточныя Церкви. — Варшава: Синодальная Типографиия, 1930.

34. Святое Евангелие от Иоанна с толкованием блж. Феофилакта. М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры; «Новая книга», 1996.

35. Год души. Православный календарь с чтением на каждый день. 2005. — Составление И. Смолькина. Московский Патриархат, Молдавская Митрополия, Единецко-Бричанская епархия.

36. Платон, архим. Православное нравственное богословие. — М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1994.

37. Свт. Иоанн Максимович. Илиотропион, или сообразование человеческой воли с Божественной волей. — М.: Благовест, 2003.

38. Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. — 5-е изд., испр. и доп. — М.: Сретенский мон-рь, 2004.

39. Бахтин М. В. Счастье и блаженство в свете христианской антропологии: учебн. пособ. / пред. А. Пронина. — М.: Московский ин-т духовной культуры, 2006.

40. Православная Энциклопедия. Т. 12. ЦНЦ «Православная Энциклопедия», 2006 г.

41. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. Православно-догматическое богословие: в 2-х тт. — Т. 2. — М.: Молодая гвардия, 1999.

42. Закон Божий, составленный по Священному Писанию и изречениям Святых отцов как практическое руководство в духовной жизни. М.: Сретенский монастырь; Новая книга, Ковчег. 1998.

43. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2-х тт. — Т. 2.

44. Катехизис Католической Церкви. М.: Рудомино, 1996.

45. Свт. Игнатий (Брянчанинов), еп. Ставропольский и Кавказский. Жизнь и смерть: Слово о человеке. Слово о смерти. — М.: Издат. Совет РПЦ; ДАРЪ, 2005.

46. Учебная Библия с комментариями Джона Мак-Артура. СЕО, 2004.

47. Андрей Критский. Великий Канон, читаемый в понедельник первой недели Святого и Великого поста. Песнь 1

48. Филарет, митр. Минский и Слуцкий: вст. сл. // Богословская наука сегодня. Православное учение о человеке: избр. ст. Синодальная Богословская Комиссия. — М.; Клин: Христианская жизнь, 2004.

49. Толковая Библия или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Изд. Преемников А.П. Лопухина. Т. 6. Петербург, 1909. / Второе изд. Института перевода Библии. Стокгольм. 1987. Т. 2.

50. Толковая Библия или комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Изд. Преемников А.П. Лопухина. Т. 1. Петербург, 1904 / Второе изд. Института перевода Библии. Стокгольм. 1987. Т. 1.

51. Преподобного Симеона, Нового Богослова деятельные и богословские главы // Добротолюбие / пер. С греч. Святитель Феофана Затворника: в 5-ти тт. — Т. 5. — М.: Сретенский монастырь, 2004.

52. Свт. Лев Великий. Послание к клиру и народу... // Деяния Вселенских Соборов. Т. 3. С. 40.

53. Значение христианской антропологии перед лицом современных общественных задач и проблем / сост. Лоргус А., священник. - М.: Индрик, 2003.

54. Сайт «Академик». Словарь синонимов. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: свободный. — Загл. с экрана.

55. Сайт «БИБЛИЯ – ЦЕНТР». Мысли вслух на Еф. 4:4-6. Опубликовано 29.12.2019. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://www.bible-center.ru/ru/note/20191229/main, свободный. — Загл. с экрана.

 

[1] «Свт. Игнатий (Брянчанинов). Слово о человеке. С.-Пб., 1995. С. 29. Наиболее полно состояние человека до грехопадения раскрыто прп. Макарием Великим, Григорием Синаитом и свт. Игнатием (Брянчаниновым). См. также: Свт. Григорий Нисский. Об устроении человека // Творения. М., 1861.4.1. С. 131-133» (20:124. См. сноску 9).

[2] «Такое состояние человека отцы Церкви именовали духовной смертью, за которой вполне закономерно следовала смерть тела, то есть разделение души с телом (преподобный Симеон Новый Богослов, святитель Григорий Палама. Послание к инокине Ксении. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Слово о смерти)» (20:125,126. См. сноску 27).

[3] «се́мя тли во мне есть» (молитвы на сон грядущим).

[4] Заметим, что доктор богословия пастор Джон Марк-Артур, комментируя в «Учебной Библии» текст Быт. 3:16, пишет: «это постоянное напоминание, что женщина дала рождение греху в человеческом роде и передает его детям» (46:21. См. комментарий на Быт. 3:16).

Поскольку непосредственно грех, как неугодный Богу поступок, нельзя передать кому-либо (аналогично, например, вредным вирусам или бактериям), то, по-видимому, здесь имеется в виду, что женщина при зачатии и рождении передаёт детям последствия первородного греха, включающие греховную природу, или наклонность к греху.

[5] Более подробное изложение данного вопроса приведено в статье: «Все ли наши несчастья от личных грехов и почему страдают невинные дети», опубликованной на сайте ИАС РНЛ

(http://ruskline.ru/analitika/2018/05/29/vse_li_nashi_neschastya_ot_lichnyh_grehov).

[6] Из слов царя Давида к Господу: «... вот, я согрешил, я поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они?» (2Цар. 24:16) или: «я согрешил, я сделал зло; а эти овцы что сделали?» (1Пар. 21:17) — можно сделать вывод о том, что согрешил именно Давид, а наказанию подверглись, помимо его самого, также и его подданные.

[7] Одним из синонимов слова «обречённый» является слово «осуждённый» (54. См. «обреченный»).

[8] См. сноску 3.

[9] Господь не оставляет грех без соответствующего наказания: «Господь сказал Моисею: того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей» (Исх. 32:33); «Если не будешь стараться исполнять все слова закона сего, написанные в книге сей, и не будешь бояться сего славного и страшного имени Господа Бога твоего, то Господь поразит тебя и потомство твое необычайными язвами, язвами великими и постоянными, и болезнями злыми и постоянными; и наведет на тебя все [злые] язвы Египетские, которых ты боялся, и они прилипнут к тебе; и всякую болезнь и всякую язву, не написанную [и всякую написанную] в книге закона сего, Господь наведет на тебя, доколе не будешь истреблен, и останется вас немного, тогда как множеством вы подобны были звездам небесным, ибо ты не слушал гласа Господа Бога твоего. И как радовался Господь, делая вам добро и умножая вас, так будет радоваться Господь, погубляя вас и истребляя вас…» (Втор 28:58-63); «…если я согрешу, Ты заметишь и не оставишь греха моего без наказания. Если я виновен, горе мне!» (Иов. 19:14,15); «Всякое преступление и непослушание получало праведное воздаяние» (Евр. 2: 2). См. также, например, Исх. 34:7; Чис. 14:18. Исключением из этого являются отдельные случаи (см. Иез. 33:14-16). О наказании за нарушение заповедей Божиих говорится, например, в: Лев. 26:14-41; Втор. 8:19,20; 11:26,28; 28:15-68; 30:15,17-19; 31:20,21,29).

О наказании за грех говорили царь Соломон и Иисус, сын Сирахов: «… Стремящийся к злу стремится к смерти своей» (Прит. 11:19); «... Суд над согрешающими следует всегда за преступлением неправедных» (Прем. 14:31); «Не прилагай греха ко греху, ибо и за один не останешься ненаказанным» (Сир. 7:8); «И хотя бы и один был непокорный, было бы удивительно, если б он остался ненаказанным...» (Сир. 16:11).

Об этом также говорится и в других неканонических книгах: «Не пощадит десница Моя грешников…» (3Езд. 15:22); «Горе грешникам и несоблюдающим заповедей Моих! Говорит Господь. Не пощажу их» (3Езд. 15:24,25); «… Нечестиво поступать против Божественных законов невозможно ненаказанно…» (2Мак. 4:17). 

Примеры конкретного влияния личных грехов на судьбу человека (наказания человека за его грехи) приведены, например, во Второй книге Маккавейской: «На другой день бывшие с Иудою пошли, как требовал долг, перенести тела павших и положить их вместе со сродниками в отеческих гробницах. И нашли они у каждого из умерших под хитонами посвященные Иамнийским идолам вещи, что закон запрещал Иудеям: и сделалось всем явно, по какой причине они пали … доблестный Иуда увещевал народ хранить себя от грехов, видя своими глазами, что случилось по вине падших (2Мак. 12:39-42); «Ибо когда он (Менелай — П.Д.) совершил много грехов против алтаря Господня, которого огонь и пепел был свят, то и получил смерть в пепле (2Мак. 13:8).

О связи грехов с болезнями ясно говорил Иисус Христос: «Потом Иисус встретил его (исцеленного человека — П.Д.) в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14).

«Святой апостол Павел объяснял частые болезни и смерть коринфян как наказание за непочтительное и эгоистическое поведение на вечери Господней. Он также предостерегал христиан против ложного религиозного поклонения, напоминая о внезапных наказаниях, посылавшихся идолопоклонникам в Ветхом Завете» (36:99).

«Во всяком грехе находится вина и наказание, как два червя в испорченном зубе или в трухлявом дереве скрываются. Вины (то есть греха) Бог не хочет, но наказания, действительно, для нас предустановляет, да теми предает нас на измождение (на казнь)» (37:477).

«Грех в самом себе несет болезнь, наказание человеку. Страдания являются следствием грехов. В некоторых страстях причины страданий очевидны, например: в пьянстве, наркомании. В других, особенно душевных, это сложнее заметить, но они поражают человека не менее жестоко. Что только не сделали зависть, самолюбие, алчность и т. д. Не они ли порождают ссоры, вражду, убийства, войны и т. п.?» (38:129).

«На протяжении всего Священного Писания звучит мотив о том, что соматические и психические болезни возникают именно вследствие нарушения нравственных законов. Это открытие подтверждается современными исследованиями в области медицины и психофизиологии. Например, свердловский врач, профессор И.И. Бенедиктов в своей книге “Письма о любви” проводит мысль о том, что качество человеческой любви и физическое здоровье человека во многом зависят от соблюдения конкретных ограничительных норм (или заповедей). И напротив, утверждает он, распущенность и бесконтрольность вполне могут привести к различным заболеваниям: бесплодию, фригидности, аноргазмии и проч.» (39:91 со ссылкой на: Бенедиктов И.И. Письма о любви. С. 20).  

[10] Поскольку потомки реально никак не могли вкусить запретные плоды (т.к. их в то время ещё и не было), то слова о том, что потомки вместе с Адамом и Евой тоже вкусили плоды с дерева познания добра и зла, или что потомки тоже согрешили вместе с прародителями, следует понимать иносказательно, и именно в том смысле, что природа потомков повредилась также, как и природа Адама и Евы, т.е. повредилась таким образом, будто бы потомки тоже участвовали в первородном грехе.  

[11] «При совершении Крещения крещаемому таинственным образом даруется особенная благодать Божия. Действие благодати Божией на крещаемого состоит прежде всего в оправдании или очищении его от грехов, как от первородного, так и от всех личных, содеянных до Крещения» (15:149. Кн. 2).

«“Прежде крещения благодать совне направляет душу на добро, а сатана гнездится в самых глубинах ее, покушаясь преграждать уму все правые исходы; с того же часа, как возрождаемся в крещении, бес бывает вне, а благодать внутри” (блаженный Диадох Фотикийский. Добротолюбие. Т. 3. С. 50-51)» (24:160).   

«Под именем Крещения разумеется такое таинство ... в котором грешник ... очищается благодатью Божией от всякого греха и соделывается новым человеком, оправданным и освященным (Православное Исповедание, ч. 1, отв. на вопр. 102). Таким образом, благодать Божия, доселе только призывавшая грешника к вере Христовой и возбуждавшая в нем веру, здесь в первый раз таинственно изливается на самое существо человека и совершенно очищает его, освящает, воссозидает...» (41:317).

В Пространном Христианском Катехизисе говорится: «Крещение есть Таинство, в котором верующий ... умирает для жизни плотской, греховной, и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную, святую» (33:60).

В Послании восточных патриархов сказано: «Действия Крещения вкратце суть следующие: во-первых, через него даруется отпущение в прародительском грехе и во всех других грехах, сотворенных крещаемым...» (цит. по 42:277).

В Православном исповедании написано: «Во-первых, это таинство (Крещение — П.Д.) уничтожает все грехи: в младенцах первородный; во взрослых и первородный, и произвольный; во-вторых, воссозидает человека и возвращает ему ту праведность, которую он имел в состоянии невинности и безгрешности» (цит. по 42:276. См. также 41:330).

«… но святое крещение не уничтожает в нас всех последствий первородного греха, которые суть: удобопреклонность более ко злу, нежели к добру, болезни, старость, тяжесть плоти, расстройство органов телесных, малоспособность к пониманию предметов духовных, слабость воли, сила чувственности и страстей» (8:93. См. ответ на вопрос: Изглаживается ли в нас первородный грех через святое крещение?).

«Крещение, через благодать Святого духа, освобождает человека от вины перед Богом, вследствие заслуг Искупителя; несмотря на это следствия первородного греха, а именно: наклонность ко злу, болезни, смерть, не могут быть уничтожены таинством крещения» (43:1792. См. «Первородный или прародительский грех»).

Приведём также изложение данного вопроса в Католической Церкви: «Крещение, давая жизнь благодати Христовой, смывает первородный грех и возвращает человека Богу, но последствия для ослабленной и склонной ко злу природы остаются в человеке и требуют духовной борьбы» (44:98,99. См. «Последствия Адамова греха для человечества»).

[12] Под искусственным зарождением понимаются:

а) беспохотливое семенное оплодотворение, т.е. искусственное изъятие терапевтическим или хирургическим путем мужской половой клетки — сперматозоида, искусственное или естественное соединение его с женской половой клеткой — яйцеклеткой, с последующим искусственным или естественным выращиванием человеческого зародыша;

б) беспохотливое бессеменное зарождение, т.е. клонирование.

[13] «См.: Епифанович С.Л. Прп. Максим Исповедник // Богословский вестник. 1916, май. С. 95» (20:121).

[14] «Прп. Симеон Новый Богослов. Творения. М., 1890. Т.1. Слово 45. С. 395» (20:121).

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. Петру

Пётр, все эти вопросы адекватно и непротиворечиво (признак истинности) раскрываются только после ухода от примитивно юридической терминологии в (образно) медицинскую. Вы же в одной из прежних статей уже приходили к этому, определённо верному выводу. Зачем снова скатились ко всем этим "винам", "преступлениям", "наказаниям" и "судам", пытаясь совместить несовместимое и в итоге снова заводя себя в тупик?.. Так. Если человек наследует контролируемую расположенность ко греху (страсть), то пропадает всякий смысл в Боговоплощении - человек и сам мог бы побеждать грех. А если неконтролируемую (непреодолимую для усилий его воли), тогда обессмысливается его "вина за грех" и становится несправедливым "Божье наказание за него", но обретает смысл Боговоплощение. А ларчик просто открывается. - Пока болезнь (страсть) живёт в человеке, он НЕ МОЖЕТ не проявлять её симптомов (грехов). Человек не может не кашлять, если у него туберкулёз. Он не может даже сдерживать этот кашель, понимаете?.. Он не "виновен", а БОЛЕН. Бог понимает это положение лучше человека, поэтому не ведёт речи ни о каких "наказаниях за грех", если человек искренне ненавидит эту болезнь, борется с ней и молит Его об исцелении. А что он продолжит проявлять эти симптомы и далее - Бог знает и собственно за них (сделал - получи!) не наказывает. Там включаются иные процессы, доступно описанные мной в статье здесь на РНЛ: https://ruskline.ru/analitika/2018/09/2018-09-19/o_uzkolobii_evolyucionistov_nauchnom_mrakobesii_i_istine_pravoslaviya

Петр Добросельский:
Борьба со злом
О различном отношении к врагам
11.02.2020
Виновны ли потомки Адама и Евы в их грехопадении в раю и его последствиях
Об отношении рода человеческого к первородному греху в христианском богословии
24.01.2020
Все статьи автора