Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Незамкнутый круг

Кирилл  Пшеничный, Русская народная линия

Новороссия: война, новости / 05.08.2019

Донецкую народную республику (ДНР) хотел создать олигарх, а создал народ. Который хотел вовсе не её, а регион в составе России. Но Донецкая республика стала-таки государством - не благодаря, а вопреки воле сильных мира сего. Но государством - марионеточным. При этом кукловод её страшно стыдится и хочет вернуть Украине. Которая этого требует, но брать отказывается. Называет её своей территорией, но планомерно уничтожает. Это продолжается уже пять лет, но сейчас, похоже, близится развязка. О которой мечтают все и которая никого не устроит. В этом безумии обречены жить почти полтора миллиона человек. И ещё почти миллион - в соседней и полностью аналогичной ДНР Луганской республике. Что же сейчас происходит в Донецке? И есть ли выход?

 

Полукруглая дата

 

День Республики в Республике отмечали с размахом. Одиннадцатого мая исполнялось пять лет референдуму о независимости ДНР. Не юбилей, конечно, но всё же... Даже три недели спустя на центральных улицах Донецка и в его знаменитых скверах ощущалось радостное послевкусие. Всюду постеры и баннеры, рекламные щиты, транспаранты и афишные тумбы, пестрящие чёрно-сине-красными цветами государственного флага. «Я родился/родилась в ДНР!» - сообщают нам с плакатов счастливые и умные мордашки уже совсем не крошечных мальчиков и девочек. Мелькают и взрослые темы - например, взмывающие каблуками вверх стройные дамские ножки с многозначительной надписью Bolero...

Впрочем, и без двусмысленностей город хорош. В самом центре, на улицах Артёма, Университетской, на бульваре Пушкина, на Театральной площади глаз ловит вывески и афиши. «Детская библиотека» - открытая, действующая, занимающая много места в большом красивом здании... «Институт научно-технической информации» Минобрнауки ДНР... Премьеры в Донецком оперном: «Евгений Онегин», «Кармина Бурана», «Сильва», «Мистер Икс»... Аллея к Дому Правительства - а пять лет назад это была ДонОГА, Областная администрация Донецкой области, эпицентр событий «Русской весны» в Донбассе - сегодня, как и раньше, окружена бесконечными - нет, не клумбами даже, а - полями роз! Центральная аллея, ведущая к ней, размечена через каждые три-четыре метра изречениями философов - Сократа, Конфуция, Канта...

Прогуливаясь по центру города, невозможно не заразиться ощущением победы. В самом деле, война закончена, народная республика живёт, и можно даже подумать о радостях на досуге. Модные салоны предлагают коктейльные платья и украшения из натуральных камней, а агентства путешествий - отдых в Испании или Тунисе, а также - буржуям на зависть - «Аренду вилл»! И даже ополченец в форме мирно выгуливает тузика в одном из центральных парков. Правда, куда-то пропала виденная мной пару лет назад реклама стайлинга бороды... она бы хорошо дополнила картину.

Ощущение стойкого благополучия исходит и от сайта Администрации Донецка http://gorod-donetsk.com: «Каталог производителей товаров и услуг», «К сведению предпринимателей», «Школьная ярмарка»...

Мирный ветер веет и на уровне мыслей, и на уровне глаз. Стоя на одном из центральных перекрёстков, я попробовал интереса ради сосчитать, сколько иноязычных вывесок одновременно попадает в поле зрения: «Mr. Dom», «Second &», «Nice Device», «ISLAND loft cafe: food and coffee» и так далее - всего десять штук. Не меньше, чем на русском! А над ними - огромные полотна: «Наш выбор - Россия!», «С Днём Республики!»... почему-то за подписью предыдущего или нынешнего глав ДНР. Видимо, при произнесении этих фраз надо ссылаться на первоисточник.

Но внимательный взгляд замечает и другое. Даже в самом центре города видно: деньги на уборку улиц и уличный дизайн - есть, а вот на поддержание фасадов в должном виде - уже не очень... Последствия обстрелов почти залечены, но текущий ремонт явно запаздывает, особенно на верхних этажах...

 

Подрастает поколение...

 


Музы не молчат!

Упадок или процветание?

А если заглянуть дальше, то такая картина предстанет во многих сферах бытия - более важных, чем внешний вид. Например, в финансовой.

Очень приятно держать в руках пластиковую карту Республиканского банка ДНР. На такие карты теперь перечисляют зарплаты бюджетникам - правда, пока не всем даже в Донецке. Этими картами можно расплачиваться в крупных магазинах. Дело за малым - сколько на них перечисляют...

По-прежнему самым доходным делом в республике, не считая коррупции и борьбы с ней, а также конкурсов красоты, является воинская служба. И рядовой в республике по-прежнему получает пятнадцать тысяч рублей в месяц. Согласитесь, негусто. Офицеры - побольше. Прилично живут чиновники, хотя по российским меркам и эти зарплаты (точнее, их легальный компонент) хорошими не назовёшь. А все остальные... их доходы по-прежнему находятся в вилке «от пяти до пятнадцати». Правда, время от времени самые маленькие зарплаты правительство ДНР «подтягивает» процентов на 15-20. Последний раз такое было 2 июля.

Также Республика пытается не бросать социально незащищённых. Среди статей расхода есть даже такая, как ежемесячные выплаты студентам-сиротам (любопытна официальная формулировка: «Помощь на детей...  возрастом от 18 до 23 лет»). Есть и государственное пособие родителям, чьи «бывшие» не платят алименты и скрываются на Украине - не говоря, естественно, об обязательном контингенте: пенсионеры, инвалиды, многодетные... и тем не менее минимальная пенсия - ужасающие 4000 рублей. Очень трудно тяжелораненым ополченцам - особенно тем, кто пришёл с оккупированной территории. Да и зарплаты где повыше, а где и пониже украинских - при том, что и те невелики. Особенно проигрышно по сравнению с Украиной (и тем более с РФ) смотрится труд в ключевых отраслях - горно-добывающей и металлургической. К тому же всё чаще звучит уже основательно подзабытая в РФ фраза «задержки выплат заработной платы»...

Как пишет журналистка Оксана Шкода на сайте «Антифашист», с начала июля в Донецке действует Республиканское казначейство. Теперь расходная часть бюджета ДНР стала - вся или в основном - прозрачной. Чего не скажешь о доходной. Может быть, для воюющего государства это и плюс, но - при условии военной дисциплины сверху донизу и в государственном, и в частном секторе, если последний ориентирован на государство.

А вот на кого он ориентирован в ДНР... Когда 1 марта 2017 г Главы обеих республик издали указ о переводе собственности украинских олигархов в ЛДНР под внешнее управление, вожделенная вакансия оператора донецких и луганских активов пустовала недолго. В открытой и честной конкурентной борьбе её занял Сергей Курченко - некогда юный друг украинского олигарха Януковича, а ныне - респектабельный российский бизнесмен. Он создал закрытое от внешних глаз акционерное общество, в названии которого соединились все три смысла жизни постсоветского человека: «внеш-», «торг» и «сервис». 

ЗАО «Внешторгсервис» - это российская компания, которая управляет практически всей промышленностью республик. Вспоминается диссидентский анекдот: «С кем граничит Советский Союз? - С кем хочет, с тем и граничит». Так вот, «Внешторгсервис» - чем хочет, тем и распоряжается... А хочет он, как пишет Юрий Ковальчук, распоряжаться самым «вкусным», требующим минимума вложений. Даже промышленные гиганты, могущие принести миллиардные прибыли, но нуждающиеся в ремонте и/или модернизации (ибо пять лет полуработы и полужизни в условиях войны - это немалый срок, к тому же многое реквизировано на нужды фронта или просто разграблено) - нет, не интересуют новый холдинг. А свои миллиардные прибыли, по оценке того же Ковальчука, он имеет и с того, что ещё «бегает само» в независимом Донбассе. Но и из этих «активов» сметливый оператор выжимает всё, и не всегда в обмен на своевременную оплату. При этом сумма налоговых отчислений в бюджеты республик держится в строгом секрете. И вообще бизнес-гигант умудряется сохранять поразительную для XXI века закрытость. Пример? С 2018 г правительство ДНР возглавляет Александр Евгеньевич Ананченко. Найти не только его био-, но даже фотографию в открытых источниках - проблема. Всё, что известно о его трудовом пути - что на свою нынешнюю должность он шагнул из ЗАО «Внешторгсервис»... А официальный сайт компании скромно сообщает, что она «была образована группой молодых единомышленников, имеющих успешный опыт ведения внешнеэкономической деятельности для решения собственных задач». И предлагает свои услуги в качестве внешнеторгового агента, таможенного агента, а также готова помочь с получением разрешительных документов, страхованием товара, складированием, складской маркировкой, хранением и доставкой груза. О ДНР и ЛНР - ни слова. Фамилий руководителей - ни одной.

Восхитительно, не правда ли?

После этого следующий вопрос может показаться кому-то риторическим, а кому-то издевательским. И всё же... при таком отношении к будущему, какой может быть на предприятиях спрос на молодых специалистов, на выпускников вузов?

Впрочем, по высшему образованию в Донбассе жизнь нанесла сразу несколько ударов с разных сторон. Во-первых - падение спроса на выпускников. Во-вторых - бегство многих преподавателей на Украину. В-третьих - прекращение притока абитуриентов с Украины, из России и из дальнего зарубежья - бессмысленно убеждать родителей, что в центре Донецка вот уж пять лет как спокойнее и безопаснее, чем в центре Питера или Москвы. И, наконец, в-четвёртых...

- В этом году в ДНР закончили школу примерно девять тысяч человек. До войны это был план приёма ДонНТУ (Донецкого национального технического университета - К.П.). А ведь есть ещё Донецкий национальный университет, Университет экономики и торговли, Медицинский университет, Горловский инъяз, инженерно-строительный университет, да и не все выпускники вообще намерены получать высшее образование...

Мой собеседник - Александр Павлович Серых, заведующий кафедрой геоинформатики и геодезии ДонНТУ. В Университете работает всю жизнь.

Он продолжает:

- Там, где раньше обучалось десять-пятнадцать студентов, сейчас едва «наскребаем» двух-трёх. Меньше студентов - меньше групп. Меньше учебная нагрузка. Сокращаются ставки. А ставки - это штат. Усыхает штат - рано или поздно встанет вопрос об укрупнении кафедр. А значит, об отказе от узкой специализации. В самом деле, невыгодно, да и невозможно учить одного горного инженера или одного маркшейдера... а значит, учебно-производственная база будет попросту распродана, университет лишится одного факультета, потом другого... а потом будет слит с другим университетом, но и там дела не лучше... а это уже - будущее Донбасса! Или его отсутствие...

Донбасс - это промышленный край. Не быть таковым он не может. Нет высшего технического образования - нет Донбасса. Не об этом ли мечтает фашиствующая Украина...

Взирает ли донецкая высшая школа философски на процесс своего умирания? Нет, нет и нет. Как известно, даже от неизлечимых болезней излечиваются, была б на то воля - своя и Господня.

Находясь в Донецке, я получил сообщение на свой местный номер (в Республиках давно работают собственные сотовые операторы): «День открытых дверей ДОННТУ 1.06 в 12.00 Артёма, 58, корп. 1 к.1001». Даже таким способом Университет пытается привлечь к себе внимание.

Но далеко не только таким. Александр Яковлевич Аноприенко - один из тех, кто буквально своими руками и своим энтузиазмом удержал университет от гибели в 2014-15 гг. Сегодня он - ректор ДонНТУ:

- Скажу Вам честно: меня здесь многие сегодня не понимают. Почему я с оптимизмом смотрю в будущее? Ну в самом деле, объективно говоря, оснований для оптимизма у нас маловато. Но посудите сами: пессимист - это всегда пассивный наблюдатель. А оптимист - это участник процесса. Поэтому если мы хотим выжить - мы обязаны быть оптимистами, у нас просто выхода нет!

Основания для оптимизма? Мало, но есть. По многим позициям дончане готовили лучших специалистов в СССР - и на постсоветском пространстве это помнят.

- Наших выпускников ждут и готовы принять в Сибири, на Дальнем Востоке, в любом количестве - там большие проекты и кадровый голод! В России даже наши троечники показывают себя весьма неплохо. Но как убедить родителей, что им стоит не отправлять своих чад на последние деньги учиться в Россию, а направлять их сюда, где образование бесплатно, а дипломы мы уже выдаём российского образца?

Рассказывать об университете, заражать дончан оптимизмом, показывать перспективы и для всего региона - в инновациях, в развитии технологий несмотря ни на что - и для конкретного человека: получить достойное образование и найти себя на необъятных просторах Русского мира - призвано новое начинание ректора: университетский пресс-центр. На его открытие пришли журналисты всех республиканских СМИ, учёные из разных организаций, депутаты Народного Совета ДНР... пожаловал и сам министр информации Республики И.Ю. Антипов.

...Приятные речи, фуршет, комплименты женщинам, обмен телефонами и визитками - но пора бы и по домам... Профессор дружественного университета Вадим Борисович Свищенко едет не домой, а проведать мать. Она живёт недалеко, в пригороде. Но навещать её  он старается ежедневно. Потому что там - линия фронта.

 

Геноцид на троечку

 

Мы садимся в машину и едем на западную окраину города, в посёлок Александровка.

В конце мая в Донецке уже жара. Вадим Борисович с облегчением снимает пиджак и вешает его на спинку водительского кресла. Но и в галстуке провести полчаса в машине, которая за день нагрелась на местном солнце - гостю с Севера было б непросто...

...Вновь и вновь, приезжая в Донецк, я пытаюсь приучить себя к этому эффекту - и не могу. И всякий раз оказываюсь внутренне не готов к тому, как постепенно, но в то же время быстро свершается переход от мира к войне. Вот центральные улицы, Южный автовокзал, суета, торговля... (Другой автовокзал, Западный, стоял на окраине и давно разбит артиллерией «укропов» - думаю, смысл этого слова ясен из контекста). За Южным - широкий и шумный Ленинский проспект. Храм Кирилла и Мефодия с ослепительными золотыми куполами, достроенный уже во время войны. Потом в зелени деревьев и кустов начинают появляться отдельные постройки с признаками запустения. «Сюда попало в 2014м», - комментирует Вадим Борисович. - «И сюда был прилёт. Целились в отделение милиции, а попали в садик». С каждым кварталом, с каждым светофором таких строений становится всё больше... Хотя других следов войны пока не видно - посечённые ветки спилены, дороги заасфальтированы... опять эта потрясающая, порой иррациональная донецкая аккуратность, свойственная скорее немцам, чем русским, тем более на юге...

И наконец - остановка.

- А вот здесь - было горно-техническое училище. Отсюда к нам приходили самые лучшие абитуриенты, - вздыхает Вадим Борисович.

Я смотрю по направлению его взгляда.

Понять, что это было училище - невозможно. Голые стены и груда обломков внутри. На которых робко пытается селиться какой-то куст. Да и стена в одном месте разрушена - как будто оборван картон. Опять «не туда попали»?!

Зато уцелел спортзал - соседнее здание. Уцелел, чтобы стать ещё более страшным свидетельством произошедшего.

- Посмотрите, как выдавило рамы, - говорит мой собеседник. - Отчётливо видно, что взрыв был внутри. Били именно сюда, в это здание. И били точно.

 


Не туда попали?!

 

По спортзалу - огонь!

Дальше остановки следуют одна за другой: разбитые кинотеатр, торговый центр и, наконец, территория психбольницы, которую расстреливали азартно, разнося длинную кирпичную ограду и что придётся. Здесь заканчивается собственно Донецк и начинается дорога на Александровку.

Война пришла в этот посёлок ещё летом четырнадцатого года. Пару раз казалось, что беда миновала, когда ополчению удавалось взять соседнюю Марьинку, из которой Александровка видна как на ладони. Но первый раз, в четырнадцатом, не удалось закрепиться, а второй - летом пятнадцатого - Марьинку оставили по... приказу из Донецка! Впрочем, из Донецка или из Москвы - вопрос открытый. Главное - что ополчению категорически запрещено любое наступление как нарушение Минских соглашений. В результате - Александровку продолжили расстреливать из пушек, миномётов и «градов» (это современные «катюши»). Обстрелы, правда, тоже запрещены Минскими соглашениями. И пушки запрещены. И миномёты с «градами». Но соглашения обязательны к исполнению только одной стороной - армиями Республик.

...И вот мы в Александровке. И Вадим Борисович, профессор, лицо республиканского значения, становится... Впрочем, как это происходит у русских людей, было исчерпывающе рассказано Есениным:

 

И вот я на мельнице...

Ельник

Осыпан свечьми светляков.

От радости старый мельник

Не может сказать двух слов:

«Голубчик! Да ты ли?

Сергуха!

Озяб, чай? Поди продрог?

Да ставь ты скорее, старуха,

На стол самовар и пирог!»

 

И неважно, что, в отличие от героя «Анны Снегиной», наш гость приезжает едва ли не каждый вечер. Радость встречи от этого не становится меньше. Может быть, потому, что люди здесь каждый день живут, как последний?

В нашем случае «старуху» - замечательную бабу Любу, любимицу всего посёлка - подгонять не только не нужно, а и невозможно. О том, как эта маленькая сухонькая женщина тянет на себе большое хозяйство и сохраняет - да-да, в полном соответствии с теорией А.Я. Аноприенко - жизненный оптимизм, можно написать отдельную историю. В чём-то они с сыном похожи: оба взвалили на свои плечи и несут-таки непосильный груз - просто каждый на своём уровне.

Они стоят друг против друга, родные люди из разных миров, между которыми - полчаса на машине: старушка в огородном одеянии и сын в дорогом костюме. Она говорит ему что-то на густой западенской «гваре». Он отвечает ей на чистом русском языке. Они не замечают различий. Свищенко - родом с Тернопольщины...

Впрочем, послушав бабу Любу минут пять, понимаешь, что никакая это не иностранная речь. Какой-нибудь вятский или сибирский говор отличается от литературного русского языка ничуть не меньше. Но никто же не говорит, что это отдельные языки! И понять говор бабы Любы, владея «нашим обычным» языком, действительно можно. Только чуть-чуть прислушаться...

А говорит она - что с пяти утра опять был обстрел. Правда - спасибо ополчению! - их край села больше не задевает. Ложится на другой стороне Александровки, что прямо смотрит на Марьинку. У них здесь светопреставление было только в четырнадцатом году...

- Вот смотрите, - Вадим Борисович ведёт меня к дому.

Забор весь изрешечён. На доме следы от осколков. На второй этаж ведёт  деревянная лестница снаружи дома.

- А вот, - хозяин как-то смущённо улыбается, и в ладони у него появляется удлинённая железка с рваными краями, - подарок мне на тридцатилетие свадьбы...

- Это как?!

- Отмечали здесь нашу дату. Летом четырнадцатого... Я был на втором этаже, когда начался обстрел. И я кинулся было к двери, чтобы - вниз, на землю или в подвал, но в последний момент почему-то остановился. И в этот самый момент дом обсыпало осколками! Когда всё стихло и я вышел, я увидел, что из лестницы торчит - вот это... оно должно было торчать из меня.

Сувенир...

Другой раз он остался жив, потому что... споткнулся! Он ухаживал за могилой на поселковом кладбище, когда начали развлекаться украинские снайперы. Развлекаться - без кавычек, им действительно скучно в окопах... Вадим Борисович побежал, но не увидел яму. И упал в неё одной ногой. В этот миг в соседнее дерево вошла пуля. Точно на уровне его глаз. Яму и снайперу не было видно...

Вадим Борисович звонит при мне главе Администрации посёлка - Константину Чалому. Константин - сам бывший ополченец, всё понимает, поэтому не бросает упрёк, который всё чаще можно слышать от гражданских: «Что же вы нас не защищаете!»

Мы с Константином разминулись. Он только что уехал в Донецк... но по телефону готов проинструктировать меня:

- Поделитесь, - говорю, - последними новостями?

- Шевченко, тридцать два. Сегодня ночью было прямое попадание в дом. К счастью, на сей раз без жертв.

- Спасибо. Туда попасть можно?

- Не знаю. Там работают снайперы из Марьинки. Я бы Вас провёл, но я до комендантского часа не успею вернуться из города.

- А кто-нибудь из Ваших помощников в поселковой администрации?

- Команда у меня, конечно, есть. Но - поймите меня правильно. Просить их об этом я не могу.

Впрочем, на что я надеялся? Я бы сам ответил точно так же...

Улица Шевченко смотрит прямо на Марьинку, которая на холме. Чем не тир... Иду по нечётной стороне - там больше кустов. Смотрю напротив. Шевченко, 62... Шевченко, 46... У одной калитки, как ни в чём ни бывало, стоят двое мужиков. Неспешно о чём-то беседуют.

Заставляю себя выпрямиться и пересечь улицу. Думаю, побегу - скорее заметят. Захочется подстрелить. Как в тайге при встрече с медведем: уходи спокойно, не беги. Убегающее - добыча...

Здороваюсь. Представляюсь. Спрашиваю, как обстановка после ночи.

Тот, что постарше, вступает в разговор. Говорит, пока тихо. Дом тридцать два - да, впереди. Да, туда ночью попало.

- Да ты иди, не пригибаясь! Они нас всех давно в лицо знают...

- Вас - да, - пытаюсь отшутиться я.

А незнакомая физиономия, если долго маячит, плюс фотоаппарат в руке тоже могут вызвать по ту сторону прицела непреодолимое желание не дать вынести сор из избы... Сколько журналистов уже погибло на этой войне? Много. И сколько из них убили ополченцы? Правильно, ни одного.

Так что предосторожность не повредит.

Вот он, этот дом... вошло через крышу. И шифер уже сметён в две симметричные кучки! Донецкая аккуратность... В такие моменты забываешь о снайперах...

Иду назад.

Оказывается, местный житель ждал меня.

- Ну что, посмотрел?

- Посмотрел.

- Пойдём, ещё покажу.

Он ведёт меня в свой двор и аккуратно раскладывает на скамеечке гнутые железяки. Если разогнуть - до полуметра в длину.

- От «града»? - спрашиваю.

- Ну да. Специально сохранил.

Он ведёт меня дальше:

- Ты понимаешь, - говорит, - у нас из каждых пяти домов один разбит! Всё, что за тридцать вторым домом, ближе к Марьинке - всё нежилое! Там жить невозможно! Люди оттуда перешли вглубь посёлка, к родственникам.

«Теперь», - отмечаю про себя, - «и тридцать второй нежилой. Как гангрена».

- А в остальной части посёлка как?

- Да как... Выйдет бабка в огород - так они ей по лопате стреляют, твари! Или поверх головы...

А ты копай, бабка, копай... Детишки, ходите в школу. Мамы-папы - на работу и в магазин. А мы по вам стрелять будем. Иногда... А смерть от сердечного приступа, от онкологии, от второй-третьей-четвёртой контузии, от обострившихся после стресса хронических заболеваний - это «не от того». Не считается...

...Ну не ковровая же бомбардировка, в самом деле! Не напалм... не танками утюжат... не Волынская резня. А так, тихонько, исподволь, один дом из пяти...

Своё имя мой собеседник называть отказался. Он шахтёр на пенсии, а пенсию получает не только в ДНР (на неё не прожить), но и на Украине. Пока она его не убила в собственном доме. За укро-пенсией надо время от времени ездить «за ленточку». Так уж лучше быть убитым дома, чем в СБУ! Вот и не стоит светиться, журналистам своё имя называть.

СБУ (в просторечии «избушка») - это Служба Безопасности Украины. Наследник КГБ УССР... Но КГБ и не снилось... о том, каково в СБУ, достаточно воспоминаний украинских политзаключённых и пленных ополченцев, вырвавшихся из этого ада. Это отдельная тема.

...Через несколько дней Александровку обстреляли снова. Потом опять. Мины легли по той же улице Шевченко, но уже на дом 61. Как раз где я шёл... к счастью, снова Бог миловал. Без пострадавших.

Потом обстрелы усилились по всему фронту.

 

Почти по Достоевскому: дом - «в процент»! 

 

 
Из частных коллекций дончан: осколки боеприпаса к «граду»

 

 

Донбасс пошёл вразнос

 

При всём своём могуществе, СБУ не властна прервать устоявшиеся торговые связи.

- Если бы Вы знали, как много может женщина провезти на себе...

Моя попутчица - дама с изящными манерами и тонкими чертами лица. Родом из Мариуполя. Это - уже на той стороне.

По образованию - скрипачка, музыкальный педагог. И была таковым до распада Союза. Но вот времена изменились. В незалежной Украине распространители косметики оказались куда более востребованы, чем распространители музыкальной культуры.

- Знаете, женщина - она без комплексов. Она может сегодня быть профессором, а завтра пойти мыть полы. И делать это будет радостно и с огоньком!

Трудно не позавидовать такой жизненной силе...

А потом времена изменились ещё раз.

- Женщина может перенести что угодно. Обстрелы, голод, смерть близких... но вот что может её надломить - если утром ей нечем привести себя в порядок!

Я смотрю на неё с восхищением. Не замечая этого (или делая вид, что не замечает - кто ж их, женщин, разберёт!), она говорит:

- На Украине косметика от лучших западных производителей всегда была дешевле, чем в России. Контрафакт мы не брали. Только проверенное!

- И сейчас - продолжаете делать своё дело?

- Конечно. Сейчас оно нужнее, чем до войны. К тому же вся клиентура у меня осталась в Донецке, никто никуда не уехал, а официальные поставки сократились почти до нуля... мы возили в самое тяжёлое время, летом четырнадцатого... дарили людям радость! Все боялись обстрелов, а мы - обстрелов и разоблачения! Но если мы будем возить легально, со всеми поборами - цена будет такая, что никто не купит. Тем более, денег теперь у всех мало... Хотя иногда ловили, приходилось откупаться - и на той стороне, и на этой, выходило в ноль... но мы знали, что мы нужны, что нас ждут в Донецке...

Хорошая, думаю, у неё клиентура. Боевая... В самом деле, удивительно -  «никто никуда не уехал»... это о потребительницах французской косметики!

Наш разговор то и дело прерывается звонками на её телефон. Она спокойно даёт указания: из какой партии что взять, какие коробки куда поставить... не верится, что выполнять указания будут за линией фронта.

- Когда-нибудь я напишу книгу. О том, как мои девочки возили косметику в ДНР, как обманывали наших пограничников и эсбэушников на блок-постах...

- Простите, наших - это... каких?

- Ну, украинских, - она немного смутилась. - Мы же все на референдуме голосовали за независимость. Но пришли эти... захысники!

В смысле, защитники... в смысле, украинские солдаты и фашисты.

- Мы спрашиваем, - продолжает она, - вы зачем сюда пришли? А они: «Мы вас защищаем». Мы говорим: «От кого? От нас самих?»

- А они что?

- Та что они... пьют водку и шатаются пьяные. Сначала мы их боялись, теперь уже знаем их, как облупленных. Кто-то здесь остался. Женился на наших девчонках. Уже дети пошли... время-то идёт!

- То есть референдум забыт?

- Нет, что Вы! Наоборот, эти «незламные воины свита» (непоколебимые воины света - К.П.) начинают потихоньку понимать, куда они попали и что к чему. Нацики - конечно, нет, а вот ВСУшники... (ВСУ - Вооружённые силы Украины - К.П.) Хотя пропаганда работает мощно. Чем ближе к границе - ну, к линии разграничения - тем больше всего украинского... бордюры в сине-жёлтый - это у нас!

- И всё равно не работает?

- Нет, конечно! В этом году на День Победы мы с девочками всё-таки добились того, чтоб на празднике в районе нам разрешили с эстрады спеть «Смуглянку-молдаванку»! Мы вышли втроём - в пилотках и гимнастёрках! Только уж звёзды нам приколоть не дали - всё-таки прямое нарушение закона... Но остального мы добились!

- И спели?

- Спели! Прошло на ура! Та я Вам сейчас покажу...

Действительно, факт исполнения советской песни на День Победы был запечатлён на видеокамеру телефона. Один в один - как в советском прошлом. Только сцена выкрашена в жовто-блакытные цвета... Видео смотрел лично.

- И что, - я не могу скрыть изумления, - никому ничего за это не было?!

- А кто нас накажет?! Мы же все там такие! Вот у меня - муж служит в СБУ, ну и что? А дочки наши - одна в России в университете, другая в Киеве, тоже в университете!

Я пытаюсь осмыслить услышанное. Мариуполь, СБУ, пытки в секретной тюрьме...

А моя попутчица по-женски говорлива:

- И вообще, русские, украинцы и белорусы - разве не один народ? Лучше было бы нам всем жить в одном государстве...

Впрочем, жить в одном государстве с Донбассом не против и в Киеве. Правда, в самом Киеве есть две диаметрально противоположные точки зрения на этот счёт.

Президент из КВН Зеленский считает - и не без оснований - что если с человеком разговаривать, его можно к себе расположить. «А вешать», как говорил человек, несколько раньше Зеленского кормившийся из рук миллиардера Коломойского, - «вешать будем потом». И послабления налицо: предложения снять экономическую блокаду с Донбасса и увеличить интервал идентификации донбасских пенсионеров с 59 дней до года (это означает, что для получения украинской пенсии они теперь должны будут ездить «за ленточку» один раз в год, а не шесть), выдача биометрических паспортов жителям мятежных регионов - с этими паспортами они могут вкусить прелести украинского «безвиза», даже если выезжают в Европу через Россию... Более того, сегодня даже самый слабый политик в любой точке глобуса обрёл беспроигрышный конёк: информационные технологии. Помните медведевское: «Государство - это поставщик услуг»? А услуги в двадцать первом веке должны поставляться через Интернет. Политик, ратующий за это, сразу становится любим: это и борьба с коррупцией, и ликвидация очередей, и приближение серьёзных вопросов к компьютерной игрушке (нравится молодёжи), и поддержка отечественного производителя в самой передовой сфере. А главное - разбираться самому в этой сфере особо не надо. Надо просто - прокукарекать, и даже если за этим вообще ничего не последует (а хоть что-нибудь, да будет!) - всё равно расположишь к себе и народонаселение, и деловые круги. Вот Зеленский и выдумал свою «страну в смартфоне», чем пленил сердца по обе стороны фронта. Хочешь в эту страну - ходи на наш сторона. Желательно, вместе с землёй, на которой живёшь...

И это работает. Уставшие от пятилетнего безвременья, от вялотекущей войны, разуверившиеся в России и проклинающие Путина за Минские соглашения жители свободного Донбасса начинают колебаться. А это - начало конца.

Но конца не видно. И знаете, почему? Потому что в том же Киеве есть те, кто не согласен вешать потом.

Уставшие от пятилетнего безвременья, от вялотекущей войны, разуверившиеся в государственной власти и проклинающие Минские соглашения националисты и военные мечтают наконец стереть Донбасс с лица земли - не наступлением, так обстрелами. И верховодит у них как раз тот, кого они ещё полгода назад открыто ненавидели, при ком были подписаны эти самые Минские соглашения - экс-президент Порошенко. Да, он поздравил Зеленского с победой. Но она может ему слишком дорого стоить - от лишения активов до лишения свободы. Ибо он в самом деле «потерял берега», проврался и проворовался - и потому проиграл выборы тому, кто не успел ещё этого сделать. Но это было за гранью политики - слишком уж всё очевидно. А политика - это искусство возможного, и теперь по части возможного и неявного Порошенко даст своему неопытному и не очень умному визави сто очков вперёд. И сумеет возглавить любых недовольных. Поэтому армия с мая месяца открыто игнорирует своего верховного главнокомандующего. И никакие его визиты на передок делу не помогают. Армия стреляла и будет стрелять, подчиняясь своим генералам. И все инициативы Зеленского по «приручению» Донбасса рушатся, как сам Донбасс, от новых обстрелов. Впервые за пять лет войны они вернулись к уровню лета четырнадцатого года. И ВСУ с «нациками» выступают вполне сплочённой силой.

В переводе с греческого «шизофрения» означает расщепление сознания. Если рассматривать государство как единый организм - то в государстве Украина шизофрения налицо. Шизофрения не в душах, а именно в государстве. И, возможно, этот факт, даже служа причиной новых смертей, всё-таки мог бы приблизить окончание бойни - в конце концов с буйными государствами поступают так же, как с буйными лицами. Мог бы, если бы не... точно такая же шизофрения со стороны РФ.

Иначе как можно объяснить действия того, кто: принимает беженцев - и депортирует ополченцев в Киев, оказывает военную поддержку Республикам - и финансовую Украине, возвращает себе Крым - и не расторгает договор о дружбе с Украиной, в котором признаёт её в прежних границах, заявляет о незаконном свержении одного президента - и признаёт законным избрание другого до истечения срока полномочий свергнутого, возбуждает уголовные дела против украинских военных - и продаёт их стране топливо для военной техники... но вершиной безумия, конечно, является сочинение (помните, «на коленке») соглашений, в которых мятежные регионы объявляются неотъемлемой частью оставленной ими страны - и распространение в этих регионах своей валюты, своего законодательства, своего гражданства, подчинение армий этих регионов своим офицерам... Вы можете представить себе ситуацию, когда в одной из комнат вашей квартиры жильцы захотели отгородиться от вас и прорубить дверь к соседям - допустим, близким родственникам - а соседи охотно принимают ваших жильцов, чувствуют себя в их комнате как дома, но при этом требуют - именно требуют, чтобы вы считали эту комнату своей и несли ответственность за всё, что в ней происходит?! Фактически присоединив их комнату к своей квартире, они сохраняют номер вашей квартиры на новой двери, к которой вам и доступа-то нет!

На самом деле... это не безумие. А просто - отсутствие иных интересов, кроме материальных. А материальная выгода, как известно, определяется обстоятельствами момента и не располагает ни к щепетильности, ни к рефлексии. Как у Гоголя: «Зацепилось - поволок, оборвалось - не спрашивай». Здесь нет логики, нет моральных устоев и не может быть стратегии. Только тактика, только «и нашим, и вашим», «ты мне - я тебе» и «авось не заметят». А ещё - по Филатову: «Действуй строго по закону, то бишь действуй - втихаря». Ну а уж если припёрли к стенке (неважно кто - свои или чужие), ответ - «я не я!» И ещё - комариный рой журналистов до звона в ушах повторяет словоформы: «хитрый план», «сохранение стабильности», «игра вдолгую»... и глав республик, и даже командиров ополчения заставляют участвовать в этом кровавом цирке - и словом, и делом.

Но подобное поведение не может длиться бесконечно. Уступая и нашим, и вашим, каждую следующую уступку надо делать больше предыдущей. Невозможно пять лет посылать гуманитарную помощь, помогая врагу. Надо что-то большее - получите признание документов республик. Но так как помощь врагу продолжается, в следующий раз надо дать что-то ещё. Отторгли предприятия у украинских собственников, перекрыли уплату налогов в украинский бюджет. Но помощь врагу продолжается - надо «кинуть» очередную «кость». А вариантов всё меньше. Теперь - упрощённое предоставление российского гражданства. Дальше - только признание государственной независимости ЛДНР. Но - «на это я пойтить не могу», как воскликнул известный комедийный персонаж. Вот только комедия у нас какая-то не смешная... Зато, как в правильном водевиле, пространство вариантов неумолимо сужается, превращаясь в тупик. И этот тупик в Донбассе, похоже, достигнут. Теперь у Москвы один выход: надо, чтобы... республики сами попросились назад!

Это не бред. Это политическое решение. За возврат в состав Украины в соответствии с Минскими соглашениями ныне выступают... главы республик! Кстати, подписи под Минскими соглашениями, которые вообще отказывают республикам в субъектности, называя их «особыми районами» Донецкой и Луганской областей, и прямо прописывают их возврат в соответствующие области с «особым статусом», поставили ещё их предшественники Захарченко и Плотницкий. Поставили в самом начале пути. Но те и не скрывали, что сделали это под нажимом московских «кураторов». Теперь ситуация иная. Д. Пушилин и Л. Пасечник открыто и добровольно агитируют за возврат в лоно незалежной державы, в поддержку этого высказываются главы городов и посёлков, весь чиновничий аппарат сверху донизу замер в ожидании «судьбоносных решений», и наконец... правильно, надо, чтобы доброе начинание поддержал весь народ! Тот самый, что голосовал за независимость от Украины пять лет назад.

И запустили... акцию! «Зеленский, признай выбор Донбасса!» Что же в этом плохого, спросите вы? Народ Донбасса свой выбор сделал на референдуме... ан нет! Выбор Донбасса сделали за Донбасс в Минских соглашениях. И именно под ними теперь, образно говоря, предлагают подписаться всему народу ЛДНР. Методов много. Есть, например, петиция в Интернете, которая набрала миллион подписей. Всё чин-чинарём, с фотографиями лиц. Вот только иногда под мужскими фотографиями женские имена и наоборот. А некоторые из «подписавшихся» оказываются умершими или погибшими несколько лет назад, в том числе - нет предела цинизму - ополченцами. Но кого волнуют эти мелочи? В центре Донецка стоит электронное табло, на котором постоянно набегают циферки вновь подписавшихся. А 16 июля под этим табло состоялся митинг или, как теперь стало модно говорить и делать, «флешмоб». Как сообщают с места действа, участники его - почти одни работники государственных организаций. Которым неучастие в митинге грозило увольнением с работы. А чтобы совесть не терзала - льётся мёд аргументов: дескать, не волнуйтесь, Зеленский нас всё равно не услышит (!), но нам это даст право окончательно порвать с Украиной... пять лет геноцида, надо полагать, такого права не дают.

А что же остальные дончане? Остальным было не до этого сборища, которое они сочли очередным кривляньем, очередной глупостью с целью уйти от реальных проблем.

И проигнорировали его. То есть - смолчали (ропот в Интернете не в счёт). А молчание - знак чего? Пра-виль-но... Общественный консенсус можно считать достигнутым.

И вот тут план дал осечку. Этот самый «выбор Донбасса» должны были подхватить некие «пророссийские политические силы» на Украине, которые - так чисто случайно совпало - через несколько дней шли на выборы в Раду. Где должны были победить и продавить «хитрый план», а вместо этого потерпели сокрушительное поражение - разумеется, преподнесённое в релевантных СМИ как «почётное второе место». А если бы победили... как писал ещё в июне Александр Ходаковский, один из первых командиров ополчения, вполне мог встать вопрос о совместной операции вооружённых сил России и Украины по подавлению сопротивления «отдельных неподконтрольных вооружённых формирований» в республиках - проще говоря, ополченцев.

Вы только представьте: всё! И нет никаких народных республик! Были - да вышли все... Круг замкнулся. И стало, как до майдана. Как писали в советских учебниках истории, «по сравнению с тринадцатым годом» (только в учебниках имели в виду тринадцатый год предыдущего века - сто лет назад было тоже нескучно).

А ДНР, если кто не знает, придумал... Ринат Ахметов! Да-да, тот самый Ахметов, самый богатый украинец, который на заре четырнадцатого года решил «поиграть в сепаратизм» с единственной целью - уберечь свои активы после майдана. Но в его планы вмешалось досадное недоразумение - народ. Который никогда ничего не понимал правильно. «Потребовалось долгих пять лет, чтобы исправить ситуацию...».

Но, к счастью, «исправить» уже - нет, не удастся. Что предельно недвусмысленно показал провал оных «пророссийских сил». Но и к выходу из тупика он не приблизил никак. Донбасс как был, так и остаётся ареной борьбы за «активы». И тот же Ахметов все эти годы вполне шизофренично пытался зайти с обеих сторон, соревнуясь с Москвой в рассылке гумпомощи и спонсируя Вооружённые силы Украины... И сейчас в Республике открыто опасаются его возвращения... через Москву. Правда, для этого ему надо победить всесильный «Внешторгсервис», но и в этом направлении работа ведётся через Москву же... чем-то схватка Ахметова с Курченко напоминает мне англо-французские войны на землях индейцев. Только колонизаторы здесь - свои, местные, их тут мальчишками помнят... И это не укладывается в голове.

Так есть ли выход? Что может спасти Донбасс и «Русскую весну» сейчас, когда энтузиазм сошёл на нет, а предательство подтачивает силы республик снаружи и изнутри? Абстрагируясь от реальности - только новая цель, новая модель бытия, новая цивилизационная идея, притягательная и для России, и для Украины, и для всего Русского мира, а может быть, и мира вообще могла бы быть спасением Донбасса. Но в глазах молодых дончан нет особого желания заниматься подобным. А на вопрос, как вы мыслите дальше собственную жизнь, они отвечают рассуждениями о зарплатах и ценах. И сегодня ментальный прорыв представляется полной фантастикой. И всё же - не большей, чем то, что свершили родители этих ребят пять лет назад. И их прадеды после войны, в невозможные сроки откачав из донбасских шахт воду. И сейчас на позициях под Донецком и Горловкой героически гибнут парни, которым пять лет назад ещё не было восемнадцати лет. А значит - не всё потеряно. И ничего невозможного для Донбасса нет. А жажда жизни есть лучшее основание для оптимизма. Оптимизма несмотря ни на что.

Кирилл Анатольевич Пшеничный, кандидат геолого-минералогических наук, публицист, общественный деятель, Донецк-Санкт-Петербург


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме