Санкт-Петербургский университет

В XVIII веке

 

28 января (8 февраля) 1724 года Петр I издал указ о создании Петербургской Академии наук, а для подготовки кадров русских ученых при ней предполагалось организовать Университет и гимназию. Об Университете в указе говорилось: «Университет есть собрание ученых людей, которые наукам высоким, яко филология и юриспруденция, медицина и философия… молодых людей обучают».

В 1725 году в Академию были приглашены из Германии иностранные ученые. В январе 1726 года объявлены публичные лекции, приглашавшие «всех любителей добрых наук, а наипаче рачителей к учению».

 

Академия наук в Петербурге занимала достойное место среди европейских академий, но стоявшие во главе ее иностранцы срывали подготовку русских ученых. По словам М.В. Ломоносова, «с начала Академии Наук, от 1725 по 1733 год, ни единого российского студента при ней не было, который бы лекции у профессоров слушал». Только в 1743 году последовал сенатский указ Синоду, чтобы из Славяно-греко-латинской академии выбрать двадцать способных учеников для дальнейшего обучения их в Петербургской Академии наук, в числе которых был и ученик класса «философии» М.В. Ломоносов.

В Регламенте Академии наук от 25 сентября 1747 года об Университете сказано следующее: «Учреждение Академическое не может быть сочинено инако, как из иностранных по большей части людей, а впредь должно оно состоять из природных российских; того ради к Академии другая ее часть присоединяется – университет».1

В 40-х годах XVIII столетия Академический университет влачил жалкое существование. Для него снимались случайные, не приспособленные для занятий помещения; занятия были организованы плохо, программа лекций полностью не выполнялась. Студенты бедствовали и в научном отношении были предоставлены сами себе. Однажды студенты, доведенные до отчаяния, пожаловались в Сенат, но результат был печален: глава академической канцелярии Шумахер «главных на себя просителей студентов бил по щекам и высек розгами». После жалобы студентам всё-таки прочли несколько лекций, провели экзамены, некоторых из них определили переводчиками при иностранных ученых Академии, от остальных же просто избавились, разослав в разные департаменты на канцелярские работы.

Академический университет постоянно испытывал трудности в пополнении числа студентов, так как его выпускники не получали никаких чинов. Поэтому дворяне предпочитали отдавать своих детей в привилегированное учебное заведение – Сухопутный шляхетский корпус, по окончании которого его воспитанники получали офицерский чин и шли служить в армию.

В 1745 году в Академии осталось всего четыре студента. Сенат вынужден был отметить, что Академия, получая из казны «превеликую сумму…не имеет по сие время довольного числа из российских людей профессоров, адъюнктов, переводчиков и студентов; что студенты и ученики академические… за нечтением лекций напрасно теряют свои лета и казенную сумму, что выписанные чужестранные профессора не читают лекций». Однако и это сенатское заключение не повлекло никаких перемен.

28 апреля 1746 года Ломоносов писал в академическое собрание: «Мы, конечно, совершим полезное и приятное Ея Величеству и Империи дело, если путем нового ходатайства перед Правительствующим Сенатом получим студентов из семинарий и, обучая их академическими упражнениями, поощряя к большим успехам, приобретем для Академии Наук звание подлинного Петербургского университета».

В следующем, 1747 году, Ломоносов вел самоотверженную борьбу против засилья иностранцев и прилагал все усилия к тому, чтобы наладить работу Академического университета. Он деятельно участвовал в обсуждении университетского Регламента, составленного в том же году. В 1748 году при рассмотрении устава и штата Петербургского университета Ломоносов своими указаниями показал, как он смотрел на это просветительское учреждение и на постановку преподавания в нем. Он полагал, что университет должен состоять из трех факультетов. «Кратко объявляю и думаю, - писал он, - что в Университете неотменно должно быть трем факультетам: юридическому, медицинскому и философскому (богословский оставляю синодальным училищам), в котором бы производились в магистры, лиценцияты2 и докторы… Не худо, чтобы Университет и Академия имели по примеру иностранных какие-нибудь вольности, а особливо, чтобы они освобождены были от полицейских должностей».

Спустя некоторое время Ломоносов в новом письме еще раз подчеркнул необходимость специализации студентов университета. Теперь он уже понимал, что на введение факультетов рассчитывать не приходится. Поэтому он предложил разделить студентов на три класса: «Первого класса студенты ходят на все лекции, для того чтобы иметь понятие о всех науках и чтобы всяк мог видеть, к какой кто науке больше способен и охоту имеет; второго класса студенты должны ходить на лекции только того класса, в котором их наука; третьего класса студенты те, которые определены уже к одному профессору и упражняются в одной науке». Ломоносов ратовал за отмену сословных ограничений при приеме в Академический университет, ссылаясь на примеры других европейских университетов, где «ни единому человеку не запрещено в университетах учиться, кто бы он ни был, и в университете тот студент почетнее, кто больше научится, а чей он сын, в том нет нужды».

В 1747г., вопреки всем препятствиям, чинимыми учеными - иностранцами, Ломоносов добивается нового набора в Академический университет. 24 июля императрица Елизавета издала указ, который обязывал Петербургскую Академию наук «выбрать из училищ российских…тридцать учеников, способных и знающих уже латинский язык, и оных определить при академии, дав им жалованье и квартиру такую, чтоб они все могли быть в одном доме». В документе, подписанном президентом Академии наук, предписывалось набрать тридцать «молодых и годных людей в студенты». Кроме того, разрешался прием «вольных студентов», число которых не устанавливалось.

В.К.Тредиаковский (1703-1769) поехал в Москву и Новгород, чтобы отобрать в Славяно-греко-латинской академии и Новгородской семинарии способных учеников. Из московской академии он набрал 10 лучших учеников. Ломоносов с этой целью провел экзамены в петербургской семинарии.

Вместо 30, как полагалось по Регламенту, было набрано только 24 студента. Среди принятых в университет были семинаристы старших классов, солдатские сыновья, дети низшего сельского духовенства.3 Состав учащихся оставался демократическим на протяжении всех лет существования Университета.

В апреле 1748 года в Петербург прибыли новые студенты. Им было назначено жалованье в 48 рублей в год и отведены покои в предоставленном для Университета доме баронов Строгановых близ стрелки Васильевского острова. Здесь же была устроена аудитория, и туда же был перенесен физический кабинет, где профессор Г.-В. Рихман распорядился устроить темную камеру, удобную для физических опытов.

М.В. Ломоносов принимал активное участие в организации учебного процесса. Ему было поручено «обще с профессорами оное дело в совершенство привесть, и лекции и часы так расположить, дабы всем потребным наукам учить»4. Вместе с профессорами Фишером и Брауном Ломоносов проэкзаменовал московских и новгородских семинаристов и нашел, что 17 из них достаточно подготовлены и могут быть допущены к слушанию лекций 5. Программа этих лекций была переведена для них на русский язык также Ломоносовым. Он искренне радовался новому пополнению русских студентов. Словно к ним были обращены его знаменитые строки, написанные незадолго до этого, в 1747году:

 

О, вы, которых ожидает

Отечество от недр своих,

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих.

О ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободрены

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

 

Ломоносов возлагал на новый набор большие надежды. Забегая вперед, отметим, что эти надежды в определенной степени оправдались. Так, А.А. Барсов, Н.Н. Поповский, Ф. Я. Яремский и А. Константинов стали первыми профессорами Московского университета, С.Я. Румовский – академиком, астрономом, составителем первого в России сводного каталога астрономических пунктов. Диссертация питомца Университета М. Софронова «Рассуждение о применении непрерывных дробей для нахождения квадратных и биквадратных корней» дала основание известному советскому академику В.И. Смирнову утверждать, что М. Софронов является предшественником знаменитого Ж.Л. Лагранжа. В наши дни была опубликована студенческая работа В. Клементьева «Об увеличении веса, получаемого некоторыми металлами после охлаждения». Ценная работа явилась важным источником для изучения техники химических экспериментов в лаборатории Ломоносова. Только в советское время вошла в научный оборот рукопись капитального труда В. Крамаренкова «О начале, перемене и уничтожении в России рудокопного дела и горных заводов». Другие же выпускники Академического университета приобрели известность в переводческой или педагогической деятельности: Иван Барков, Павел Введенский, Борис Волков и др.

Занятия принятых в Университет студентов нового набора начались 16 мая 1748года. Учебный план предусматривал чтение лекций по следующим предметам: «Тредиаковскому - учить латинской элоквенции, Крузиасу – толковать латинских авторов, древности и чистоте штиля…. Фишеру – универсальной истории и хронологии, Броуну – давать курс философский, Ритхману - математический, Бургаву читать курс анатомический, Ломоносову – химический, адъюнкту Крашенинникову учить истории натуральной и ботанике, профессору Штрубу изъяснять натуральные и народные права». Русский язык не изучался отдельно, но совместно с латынью. В начале 1749г. были добавлены к изучению французский и немецкий.

М.В. Ломоносов вел курс химии, который впервые в истории русского образования он начал читать на русском языке. Занятия велись с демонстрацией опытов, для которых по его требованию были изготовлены инструменты и предоставлены приборы. Чтение лекций приносило Ломоносову большое удовлетворение. В одном из своих сочинений он отмечал, что, преподавая «наставления учащимся, с радостию чувствуем являющиеся плоды трудов наших».

Трудные бытовые условия жизни студентов не способствовали их занятиям, они мало ходили на лекции, и канцелярия Академии наук 12 ноября 1749 года издала распоряжение, которым повелевалось им присутствовать на лекциях «под опасением положенного штрафа по генеральному регламенту». Студенты терпели страшную нужду: полураздетые, голодные, жили в сырых и холодных помещениях. В 1749 году все студенты подали в канцелярию прошение следующего содержания: «В канцелярию академии наук всепокорное прошение. Просят тоя ж академии наук студенты… Мы, нижайшие, в такое ж почти оскудение в платье теперь приходим, в каком и при приезде нашем находились, потому что оный данный нам мундир весьма обветшал и изорвался. Того ради, чтобы нам в крайнюю не придти скудость, просим мы…сей наш недостаток или по-прежнему платьем наградить, или деньгами».6

В 1750 году ректором Университета был назначен талантливый русский ученый, достойный соратник М.В. Ломоносова в деле распространения знаний, академик Степан Петрович Крашенинников (1711 – 1755). Он стал известен в ученом мире еще студентом как участник второй Камчатской экспедиции Беринга (1736 – 1743). Крашенинников энергично взялся за наведение дисциплины в учебном процессе. Поскольку в 1750/51 учебном году профессора регулярно пропускали лекции, Крашенинников официальным рапортом поставил об этом в известность канцелярию Академии наук. В тот год студенты занимались в основном изучением иностранных языков и брали уроки танцев.

Несмотря на выход в свет ломоносовской «Риторики», студенты изучали латинскую риторику. В Регламенте 1747г. прямо говорилось: «Риторики русской, или элоквенции, особливо не обучать: ибо кто знает, в чем элоквенция на латинском языке состоит, тот знать может и на всех языках оные правила». Результаты такого обучения сказались в скором времени, и уже в 1750 году С.П. Крашенинников доносил в академическую канцелярию, что «большая часть студентов лучше по-латыне пишут, нежели по-русски, и, разумея совершенно латинского автора, силы его не могут выразить на природном языке».7 Пришлось самому Крашенинникову добровольно взять на себя обучение студентов «российскому штилю и переводам».

В 1751 году экзаменационная профессорская комиссия признала звания адъюнктов шестерых студентов: А.Барсова, М.Софронова, И.Братковского, С. Румовского, Н.Поповского и Ф.Яремского. Однако правитель канцелярии И.-Д. Шумахер подал особое мнение, полагая, что прежде студенты должны представить диссертации, которые они должны будут защитить на публичном диспуте.

19 января 1753 года был произведен последний экзамен всем 20 студентам Университета. Семь из них были признаны окончившими курс. Однако дело с производством студентов долго не получало разрешения президента Академии Наук К.Г. Разумовского. И только 23 декабря 1753 года «велено студентов Барсова, Поповского, Яремского и Константинова произвесть в магистры, а Софронова и Румовского в адъюнкты». А.А. Барсов, Н.Н. Поповский, Ф.Я. Яремский и А.А. Константинов стали первыми из русских, получивших звание магистров в России.

24 марта 1758 года Президент Академии наук К. Г. Разумовский поручил руководство учебной частью Академии наук, Университетом и гимназией Ломоносову.

 В период с 1758 по 1764 г. знаменитый ученый подготовил ряд проектов по «приведению Академии наук в доброе состояние», в том числе и предложения об уставе Университета. Благодаря стараниям Ломоносова был дополнен университетский курс, усовершенствован учебный процесс, и авторитет Петербургского университета значительно вырос. В 1760 году Ломоносов возглавил Университет, фактически став его ректором.

После смерти Ломоносова в 1765 году учебные заведения Академии наук – Университет и гимназия – подверглись новым преобразованиям, которые привели к их слиянию. Слились они в Училище Академии наук, которое просуществовало до 1805 года.

Так закончился первый период существования Санкт-Петербургского университета.

 

 

1 Толстой Д.А. Академический университет в XVIII столетии по рукописным материалам архива Академии наук. СПб., 1885. С 16.

2 Лиценциат – ученая степень, присуждаемая студентам после окончания лицентиатуры.

3 Пекарский П.П. История Императорской Академии наук в Петербурге. СПб., 1873, т.2-ой, с.123.

4 Архив Академии наук. Ф.3. Оп.1. № 457. Л. 69.

5 Материалы для истории Императорской Академии наук./ Под ред. М.И. Сухомлинова. СПб., 1897. Т.9. С. 145.

6 Там же. Т.10. С.206.

7 Архив Академии наук. Ф 3.Оп.1. № 155. Л.116.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Мария Тоболова:
Хочу ли я вернуться в социализм?
О положительном и отрицательном
10.02.2020
Святой Пророк, Предтеча и Креститель Иоанн
20 января – Собор Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
20.01.2020
Быть или не быть закону о семейно-бытовом насилии?
Над Россией нависла самая страшная социально-политическая угроза за всю историю нашей страны – угроза уничтожения семьи
20.01.2020
Свобода и права человека
«И истина сделает вас свободными…»
29.11.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
Игра в Церковь закончилась
Новый комментарий от Нюра Скептичная
2020-06-02 00:52
«Чипирование через шприц»: возможно ли оно технически?
Новый комментарий от Коротков А. В.
2020-06-01 23:04
Рыночный социализм – это ложный социализм
Новый комментарий от Vladislav
2020-06-01 21:34
Бафомет – идол постмодерна
Новый комментарий от Юрий Светлов
2020-06-01 21:20
Упрямая поступь к тотальной обязательной вакцинации?
Новый комментарий от Брат
2020-06-01 21:14
Бабы ещё нарожают?
Новый комментарий от романтик
2020-06-01 20:48
Манипулирование и управление
Новый комментарий от Брат
2020-06-01 20:43