«Как старший брат…»

Светлой памяти В.М.Клыкова (19.10.1939 – 2.06.2006)

 Второго июня 2006 года не стало  выдающегося скульптора, президента  Международного фонда Славянской письменности и Культуры, председателя  Союза русского народа, генерал-лейтенант казачьих войск   Вячеслава  Михайловича Клыкова.

  В 2007 году на  годовщину памяти, с друзьями  близкими и родными мы поехали в  село Мармыжи  поклониться его могиле, где у стен Покровского храма  он  завещал себя похоронить, вспомнить  дорого нашему  сердцу человека.

…Отмечая в эти дни юбилей Вячеслава Михайловича, хочется воспроизвести беседу с его ближайшим другом журналистом и кинорежиссером, земляком Николаем Филипповичем Ряполовым (ныне уже почившим).


***
  -   Мы познакомились в 1986 году. Вячеслав Михайлович приехал в Белгород, а я там жил и работал на радиостанции "Колос" в качестве журналиста, где у меня была своя программа. Прошел слух, что приедет в город известный талантливый скульптор Клыков, патриотического направления, а о православности тогда еще не говорили. Он приехал для работы, чтобы договориться с руководством о работе над памятником актеру М. Щепкину. По вечерам, они вместе с нашим местным скульптором Анатолием Шишковым, который был моим товарищем, обсуждали макет в мастерской, а я иногда забегал к ним. Так началось наше общение. Он мне понравился, но по началу его непривычные, по тем временам острые суждения и взгляды настораживали. Все-таки провинция жила умеренно и к разным всплескам относилась спокойно. Хотя с первого раза я его не принял, а не принял его из-за необычной оригинальности. Но дух его патриотический, его взгляды по основам русской государственности, самодержавия, монархии были неожиданными для нас провинциалов. Уже позже, когда мы подружились, я стал изучать и жить этой темой. И всегда когда бывал в Москве заходил к нему в мастерскую. Кого там только не было, все лучшие писатели, ученые, музыканты были у Клыкова  -   и Распутин и Белов,  и Куняев…
 

Что для него было главным?
- Он сильно ратовал за казачество и ставил на него большую ставку, на его возрождение. Он много потратил сил, собирая Казачьи круги. И не зря казаки выбрали его своим генерал-лейтенантом. Но главное в нем это то, что он православный мощный художник, который объединил всех: и казаков, и крестьян, и русскую интеллигенцию. Он ведь не имел опоры  от партии, от общества. Единственное, куда он пришел, это был Фонд Славянской письменности и Культуры. Я всегда поражался его высокой образованности. Он же скульптор, каменотес, печник, тот, кто строит и строит.

     Не мог понять, когда же он успевал читать? Он дружил с крупнейшим ученым академиком Никитой Толстым, с которым они говорили на равных, на разные темы. Слава с детства был философом, с врожденным интеллектом и умением грамотно говорить, а стал скульптором, но он выше больше, чем скульптор, гармоничная личность о которой надо еще думать и думать. Божий посланник был среди нас и как мы счастливы, что жили вместе с ним. Мы еще не осознали его уход и не осознали наше пребывание вместе с ним. Он дал нам хорошую выучку. Выучку духа, прежде всего нравственности высокой, высокого патриотизма. Преподал урок любви к земле, к отечеству, к престолу. Помог понять, что власть в народе должна быть уважаемой. Нет уважения к власти, нет страны, а есть разброд и шатание.

  Вот отсюда произрастает его идея самодержавия, то что в православной стране должна быть гармония, а в любой другой демократической европейской стране, где вера ничего не составляет - законны демократических проявлений.  России необходимы такие лидеры, как Клыков, убежденные в своей правоте. Он почти убеждал президента, патриарха, убеждал в вопросах монархии, потому что за ним стояла правда.
 

Николай Филиппович, в то время готовы  были люди услышать голос правды Клыкова, его призыв к борьбе за возрождение России?
-   Нет, не готовы. Вот если бы сейчас… Этапы перестройки были чудовищные и распад Союза и всплески Ельцина с его бунтарским духом разрушения.  Почему за ним пошел народ до сих пор остается загадкой. На страну обрушился непонятный поток отрицательных течений. В это время, когда и Православие только, только распрямляло плечи, Клыков пытался прорваться своей мощью, своим творчеством. 
 

Вячеслав Михайлович во многих своих выступлениях говорил о покаянии русского народа.
- Я не большой богослов, но покаяние всегда спасает. Что такое исповедь? Это основа Православия, это покаяние. Но греховен ли весь народ? Греховен, когда допустил казнь императора Николая II. А с другой стороны, он обманутая жертва. Каяться надо конечно в том, что мы не удержали власть, дарованную нам Богом. Но ведь покаяние предполагает и действие, призыв к тому, чтобы идти дальше. Если мы ни один шаг не сделаем к улучшению в выправлении этой ситуации, смысла нет. А нам сейчас не дадут этого сделать. И Слава это понимал, страдал оттого, что его не слышала власть, когда он бился изо всех сил.
 

Николай Филиппович, вспомните какой-нибудь яркий радостный день в жизни Вячеслава Михайловича
 -   Высший пик радости я думаю, в его жизни был, когда он поставил памятник преподобному Сергию Радонежскому в Радонеже. Как тяжело все шло, выкапывали постамент, арестовывали скульптуру на пути к воздвижению ее на место. Он звонил жене Горбачева Раисе Максимовне она тогда была директором фонда культуры России, и она помогала ему. И все-таки Преподобный был поставлен и Слава чувствовал себя самым счастливым человеком в эти дни.

Помню, мы сидели в его мастерской до пяти утра и говорили только о том, что мы их победили и первыми сказали о том, что наша страна Православная. Вторая радость состоялась 9 мая 1995 года, когда одновременно в двух местах открывались его изваяния. У исторического музея открывали памятник Г. К. Жукову, а на Прохоровке Звонницу. Утром он находился на трибуне в Москве, потом улетал в Белгород на Прохоровское поле, где открывали звонницу. Я был вместе с ним и снял фильм, который называется "Непокоренная Россия", где финал заканчивается большим монологом Клыкова, в котором он сказал, что "с этого места русские не должны больше отступать". 
А как вы считаете, о патриотизме в эти годы в Росси первым заявил Вячеслав Михайлович? 
-    Я бы сказал так. В творчестве, да в творчестве клыковский патриотизм был более значимым. Он проявился во всех его работах. Но конечно же и в общественной деятельности. Слава одно от другого не отделял. Что делало тогда кино? Вот я, как представитель кинематографа, занимались только разрушением. А именно ломали старое, как отжившее, которое не принесло успеха народу, а Клыков, не переставая, говорил: "Корни наши мощные, тыл исторический, патриотизм идет из глубины веков. Мы тысячелетнее государство и 17-ый год это роковая ошибка, но дух наш не кончился".      

      Вспоминая  и Шукшина, Шолохова и Бондарчука, патриотизм в музыке Свиридова, Рахманинова, говорил что "патриотизм не может идти волной, он - преемственность и основа обетования нашего народа". Своим примером, своей  публицистикой, работами провозглашал эту идею, он был глашатай. И все в нем было органично. В чем главная заслуга его? Не только в красоте его работ, которая выражена Богом через его руки, он первый, из православных художников, скульпторов заявил идею православия, огласил ее как концепцию. Он всегда говорил, что "нет темы православной в скульптуре, нет и самой скульптуры".

      Он первый начал ставить памятники, овеянные духом православия в России - воинов Христовых, не говоря уже о поклонных крестах. Он первый почувствовал, что стране не хватает этой православной знаковой ауры. В нашем бегущем современном обществе проходящий человек боковым зрением взглянет и запечатлеет в сознании православный образ того или иного Святого. Он был творцом православной культуры.
Вячеслав Михайлович не примерял на себя кого- то из тех русских героев, которых он воспевал в своем творчестве?
 -   Я расскажу вам об одном знаковом случае, это произошло лет пять назад. 
    12 июля мы ехали в Прохоровку для того, чтобы встретиться с ветеранами в день памятного танкового сражения на Прохоровском поле. Была уже поздняя ночь и где- то часов в двенадцать мы подъехали к Звоннице, где его поджидало начальство, а я ему говорю: " Слава, сажи всем, чтобы ехали, устраивались в гостинице, а мы с тобой вдвоем останемся ночевать у Звонницы. Утром встретим рассвет, тот самый военный рассвет, когда наши танки встретились с немцами и отстояли сражение. Давай, ощутим то время".

      Он сказал: - "Гениально!". И когда мы уже встретились с администрацией города он поприветствовал всех, поблагодарил и сказал: - "Устраивайтесь все в гостиницу, накормите людей, а мы с Николаем едем к Звоннице, будем спать там". Нас конечно не совсем правильно поняли, но мы взяли одеяло, консервы, маленькую бутылочку и остались вдвоем. Ночь была теплая, теплая. Конечно, мы не спали, о многом говорили. Утром солнце освятило Звонницу, и мы представили себе тот страшный кровавый военный день. И вдруг он меня спрашивает:- " Вот ты бы пошел сейчас гореть в танк, как наши отцы горели?" Я ответил, что "пошел бы, что я такой же духом, у меня отец погиб на фронте, я детдомовец". Он сказал: - " И я. Но ты знаешь, я только боюсь за детей, они бы наверное не пошли, они не отстоят такой бой". Меня эта фраза поразила. А потом он добавил: - "А виноваты мы с тобой, наша страна виновата". Вот такие были его слова, он сказал правду, не побоялся.
Как вам живется без Вячеслава Михайловича?
-   Я вам странно отвечу. Не могу сказать, что плохо мне живется без него нет, но я освободился от физического, юридического лица, я приобрел дух, дух такой мощный. То есть он сейчас не реальный мой друг, которому надо позвонить, зайти, поздравить с днем рождения.

      Все это снято. Он для меня сейчас ценен, потому что он меня ведет даже больше, чем живой, как ни странно. Конечно, я поплакал, ведь уже год прошел, но сейчас, он для меня имеет высочайшую ценность. Он - Там, он определился, вся шелуха спала. Он мне близок, и я его ни с кем не делю, он духом рядом и помогает мне.
Николай Филиппович, у Вячеслава Михайловича было много врагов?
- Конечно и скрытые были, а он им открыто говорил: - "Чем вы ребята вы сейчас занимаетесь? Ведь ничего не изменилось, только более усовершенствованно ведутся козни против России".  Дело в том, что мы пока страну нашу не отвоевали, страну русскую Православную, державную, многонациональную,  потому что мы объединяющая нация в России. Будем мы здоровы, и они будут здоровы. Но все-таки, он выходил на трибуну, спорил, утверждал, будоражил, а сейчас "тишь да благодать".

       Тогда у него была цель восстановить православие, дать патриотизму легитимность и возродить русскую национальную культуру. И в этом направлении шла борьба. Он любил свое отечество и всегда хотел жить по ее традиционным канонам, Господом Богом, данным законам. Человек, который обхаивает, продает, уезжает, скупает, перепродает - не любит свое отечество, но ему живется хорошо - он патриот. Надо было менять эти нормы, вокруг этого и шла борьба. Вячеслав Михайлович был сильным внутренне, нравственно, физически, был генетически крепким человеком, и мне всегда казалось, что он не должен болеть. 
Вам снится Вячеслав Михайлович?
- Снится, я даже разговариваю с ним. У меня висит его портрет, когда-то им подписанный так: "Коле ,  другу", запятая, причем такая резкая, видимо подумал… подумал, и вдруг написал:  "брату, Слава". Я же детдомовец и мне тяжело было в жизни, не было опоры. Отец погиб на Курской дуге, а мать умерла вскоре после родов. Выслали меня с детдомом в Казахстан, в котором я и прожил 15 лет. В результате чего прекрасно говорю на казахском языке. В аттестате зрелости пятерка стоит по казахской литературе и языку и тройка по русскому. Русский язык преподавался, как иностранный. И возвращение на родину для меня было через язык. Я всегда себя чувствовал одиноко на земле и вот представляете, уже в зрелом возрасте, уже стареющий человек вдруг находит такого человека и мы, мы сошлись...

Я по нраву ему подошел, и он мне сошел. Сколько Слава дал мне интересных замыслов к фильмам и главное я почувствовал в нем брата. Я мог ночью приехать, когда трудно было. Дружба была потрясающая. Друзей у меня много, но такой друг - брат, один. 
 Есть ли у вас фильм с участием Вячеслава Михайловича?
-  С его участием у меня две маленькие работы документальные, это когда закладывали камень для Звонницы и "Третье поле России". Вот термин «три поля»  России родился от меня и от него. Когда я был еще журналистом, я всегда говорил о трех полях России: Куликово,  Бородино,  Курская дуга. А когда со Славой познакомились, возникло Прохорово поле с идеей поставить там Звонницу, он говорил что "по образу и подобию Куликову полю, Бородино должно по вертикали зазвучать с Прохоровым полем".

       Это  сработало. Мы не верили, когда закладывали камень, ведь мы же были совсем невоцерковленные, а он был с рождения воцерковлен. Вот в чем дело! Наша беда была в том, что мы понимали веру, как веру не более. Ведь так себя надо было ломать и понять веру не как знание, не как явление, как историю, а как суть как духовное состояние. Ведь без этого нет смысла в жизни.

   Заслуга Славы состоит в том, что он помогал всем нам не только творчески но, прежде всего, стать настоящим христианином. Его сила убеждения, сила веры в Бога была настолько глубока и сильна, что она на нас действовала. Шишков Анатолий, его друг скульптор, тоже по началу о Православии понятия не имел, а под влиянием Славы он стал одним из лучших в стране православных скульпторов. Как важно помочь человеку вернуться в то русло, по которому мы должны идти. Соединение веры и жизни помогает увидеть правду, в этом задача художника. Так вот у нас было ремесленничество, а духа не было. И наши все произведения были нежизненные. Вот я сейчас сделал фильм о Свиридове и конечно благодарю Клыкова за его глубокую помощь в моем духовном росте. Прошло двадцать лет как я начал делать этот фильм. 
О Клыкове будете делать фильм?
-   Буду, но как, пока не знаю. О близком мне человеке тяжело делать, ответственность великая. Я живу открытием его как человека, но как сделать так, чтобы было в нем все главное. Наверное, главное - это он сам. Что я скажу об этом человеке, вам, моим детям? Я должен сложить все в себе, возможно через год. 
А что вы сейчас снимаете?
-    Пока ничего, но хочется снять фильм на тему "Великие песни и песенники России". Цикл, в котором первая часть будет посвящена колыбельной песни матери. Это и есть, великая песня России от нее начинается все. Почему все колыбельные песни мира грустные? Плакать хочется. Почему когда поет мать, убаюкивая дитя, становится грустно? Я долго думал, искал, читал и понял, что она ему выговаривает жизнь, в которой ему предстоит потом жить. Сто раз выговаривает про то, что сложная будет жизнь. Она выговаривает ему: свою жизнь. В колыбельной воспевается добро, а для меня детдомовца главное, засыпая, уже привыкнув к голосу, младенец видит лицо матери. И на сколько он запомнит лицо ее, настолько он будет хорошим человеком.

         А запомнив лицо матери он запомнит лицо родины, рода. В простой колыбельной песенки проявится жанр народной педагогики. А потом возьмусь за неумолкающие песни Виктора Бокова. И третья часть - это про солдата, который шел на войну. Маршал Жуков однажды сказал: " Победу нам обезпечили три песни: "Священная война", "Дороги" и "Соловьи". И все должно работать на подвиг. Ведь немцы за всю войну не создали ни одной песни кроме шлягера который пела Марлен Дитрих. Они разрушители, поэтому ничего не могли придумать. Мировой кладезь это русская культура за годы войны и "Темная ночь" и "Катюша" и "Землянка"…
 

Николай Филиппович, была ли у вас такая здоровая зависть Вячеславу Михайловичу? 
 -   Зависть?   Никогда! И он никогда никому не завидовал. Любил я его. К тому времени как мы познакомились, я уже состоялся. Но он для меня образец и пример в искусстве, как старший брат. Я не мог так отстаивать, как он. Соперник всем настоящим художникам, которые имеют основу в своем творчестве - это ложный строй страны. Я отстаиваю свое и хочу, чтобы меня понимали так, как я выражаю свою землю, своего отца погибшего на войне, свою мать, свою деревню. Я хочу иметь свою власть. Нам не дают сказать, какую я хочу иметь власть, как я могу ее получить. А,  русский человек, не имея власти, не имея собственности, не имея веру, не имея земли - никто. И постепенно у нас все отбирают. Это трагедия, и на этой боли мы все объединялись вокруг Клыкова. Мои взгляды это его взгляды. Единственное в чем могу ему позавидовать, так это его прозорливости: построить храм и быть похороненным там, где он хотел. Он боец. Низкий ему поклон, уважение и вечная память. Я молюсь за него, как за старшего брата. 
 

 2007 июнь

 

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции»; Комитет «Нация и Свобода».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.
Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Галина Симонова:
«Как старший брат…»
Светлой памяти В.М.Клыкова (19.10.1939 – 2.06.2006)
20.10.2019
Дорогами Новороссии
О молитвенном шествии за «Славянский Мир», посвященном памяти убиенных воинов Донбасса (Москва - Новороссия). Часть 4
11.09.2019
Дорогами Новороссии
О молитвенном шествии за «Славянский Мир», посвященном памяти убиенных воинов Донбасса (Москва - Новороссия). Часть 3
27.08.2019
Дорогами Новороссии
О молитвенном шествии за «Славянский Мир», посвященном памяти убиенных воинов Донбасса (Москва - Новороссия). Часть 2
12.08.2019
Дорогами Новороссии
О молитвенном шествии за «Славянский Мир», посвященном памяти убиенных воинов Донбасса (Москва - Новороссия). Часть 1
07.08.2019
Все статьи автора
Последние комментарии
О вменяемом видеохостинге
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
2020-08-13 16:41
«Лукашенко не на Западе и не с Россией»
Новый комментарий от Наблюдатель
2020-08-13 15:54
Взрыв в Ливане мог быть осуществлён Израилем
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
2020-08-13 15:00
«К нам запускают прямую цензуру»
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
2020-08-13 14:52
«Маска, инструмент дьявола, теперь доминирует повсюду»
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
2020-08-13 14:17
Татарские националисты – не татарофобы ли?
Новый комментарий от Брат
2020-08-13 14:02
Бродяжничество как поиск себя
Новый комментарий от потомок тамбовского сапожника
2020-08-13 13:35