Исповедь бывшего пацифиста из первого послевоенного поколения

Развивая тему последних земных приютов для тяжких инвалидов Великой Отечественной войны...



Эта тема впервые была представлена широкой публике в игровом фильме И. В.  Таланкина по теме писателя Ю. М. Нагибина «Время отдыха с субботы до понедельника». На излёте «развитого социализма», когда ни о какой антисоветской направленности произведения не могло быть речи. И об антисталинской тоже. Пятоколонная часть послесталинской идеологической верушки КПСС выдерживала паузу. Чтобы на третьем году «горбатой перестройки» наиболее эффектно начать «вторую десталинизацию». С отмашки фильма Т. Е. Абуладзе «Покаяние» с его вычурным-превычурным символизмом. С рецензии Г. Х. Попова в апрельком номере «Науки и жизни» от 1987 года на роман А. А. Бека «Новое назначение». С первого снятия зимой в передаче «Клуба кинопутешествий» дикого языческого табу на имя Н. С. Хрущёва, установленного Сусловской партийной цензурой на следующий же день после его отсранения от власти 14.10.1964.

Тогда же в «Известиях» многомиллионной читательской публике был представлен рассказ  Ю. М. Нагибина «Терпение» уже с трагической развязкой истории для главной героини. В 1984-м же году жанр трагедии применительно к советскому обществу идеологическими держимордами КПСС разрешался в порядке исключений разве что писателям Ч. Т. Айтматову или Ю. В. Бондареву. На то, что в «гармоничном» СССР общенародной собственностью на средства производства искоренена сама основа человеческих трагедий, было своё «марксистско-ленинское теоретическое обоснование». Особо подчеркну: с позиций зланамеренно лживой  идеологической «марксистско-ленинской тошниловки» сугубо постсталинского розлива. (Об этой нарочито нагло и провокаторски лживой идеологической «тошниловке» подробно см. в книге [1].) Это «обоснование» можно найти в «Литературной газете» от 1971-го года в подцензурной полемике с Айтматовым на тему возрождения жанра трагедии в советской литературе.

Сейчас, благодаря Интернету, с обеими версиями (от 1984-го и от 1987-го годов) можно предметно ознакомиться «без отрыва от дивана». Заодно - и с тем, что их интерпретации по сей день остаются злостно идеологизированными и что соответствующие интерпретации-антиподы продолжают конфликтовать «насмерть».

Я не судья личным идеологическим мотивам этого творческого акта Ю. М. Нагибина, умершего четверть века назад. Но объективно, его рассказ «Терпение» оказался в тренде начавшегося злонамеренного идеологического преобразования «перестройки» в «катастройку» - через «десталинизацию» к «деленинизации», потом к «десоветизации» с финалом падения «неприступной атомной крепости» Советского Союза, ценой минимальной крови нескольких провокаций в Сумгаите, Тбилиси, Вильнюсе, Баку. (Москвой попущенных и лживо освещённых в тотально подконтрольных А. Н. Яковлеву СМИ.) «Огоньком» В. А. Коротича тема была подхвачена уже применительно к тяжким калекам Афганской войны. На единичных примерах более никому не нужных человеческих обрубков делалось обобщение о том, что советская система как при Сталине, так и после него есть монстр, для коего человеческая личноть, бесценная сама по себе, - не более чем расходный материал в его  мессианских имперских амбициях. Но, к чести тех истолкователей, они отмечали также, что со стороны афганцев убитых и таким вот образом раненных за годы Афганской военной кампании СССР, несравненно больше. Поскольку  силы сугубо неравные. Включая оснащённость техническими средствами превращения человеческих тел в мёртвые ошмётки и живые обрубки.

Хочется сказать, что «всё это общеизвестно», но нельзя. Какой части россиян общеизвестно - вот, в чём главный вопрос! Значительная масса тех, кому сейчас даже сильно за 30, в школе обучалась отечественной и мировой истории по "учебникам-«соросятникам». В обстановке антисоветского нигилизма как фактической государственной идеологии  России 90-х годов. Многие не знают даже, кто с кем воевал во Второй мировой войне. Из советских маршалов Победы могут назвать разве что...  Ленина. (И то лишь те, кому знакомо это имя!). Уже выросло первое поколение 21-го века. А оно знает по жизненному опыту только Россию Путина. И с исторической памятью у него по-прежнему повально и катастрофически плохо. Плюс к тому плохо - с аналитической умственной способностью в результате интеллектуальной ЕГЭ-стерилизации. И тоже повально. В результате новое поколение повально не способно усваивать по смыслу тексты из более чем десятка предложений. И вот на него-то теперь главная ставка тех, кто готовит саморазвал России по лекалам саморазвала Советского Союза.

В 1999 году не получилось: В. В. Путин переломил ситуацию во второй Чеченской войне и сохранил Державу до сегодняшнего дня. Но эти господа со своими пятыми колоннами во всех эшелоных Российской государственности умеют держать ответные удары истории и готовить свои контрудары на ещё более высоком уровне обеспеченности во всех отношениях. Терпения им не занимать в своих извечных расчётах на «революционный нетерпёж» нашей «извечно мятущейся» интеллигенции! Теперь вот - в техническом всеоружии сетевых информационно-психологических войн. Плюс к тому - в расчёте именно на новейшее поколение «креативной» интеллигенции как продукта всестатейно деградировавшего постсоветского среднего и высшего образования. Деградировавшего усилиями в его властных структурах всё той же продажной пятой колонны глобализма по сценариям нескольких кланов мирового финансового олигархата. «Хозяев денег», по выражени. В. Ю. Катасонова.

Тема тяжких калек Великой Отечественной войны в этом идеологическом тренде пятых колонн опять эксплуатируется. И с ещё более широким историческим охватом. Теперь уже припоминают тяжких калек, «брошенных Кутузовым» сначала на Бородиском поле, а потом и в оставленной Наполеону Москве. И жертв перехода воинства Суворова через Альпы. И Полтавской битвы Петра Первого. С таким вот «индуктивным обобщением»: для русского государства во все исторические эпохи, при любом правящем режиме су́дьбы и жизни человеческие ничего не значат, а в критические для государства времена и вовсе становятся вещами одноразового употребления. «Как и положено» из этого обобщения выводы для современной России предоствляется делать самим объектам идеологических дрессировок по отменно научным западным технологиям таких массовых дрессировок. Ведь человеку психологически так льстит, что он делает их «своим умом»! И делают. На уровне своих исторических знаний «ниже плинтуса». И на уровне своих аналитических способностей после интеллектуальных ЕГЭ-стерилизаций. И на уровне своей органической неприязни к текстам длинее десятка предложений. Во времена Интернета за конкретными образчиками, опять-таки, не надо никуда отлучаться со своего дивана. Достаточно послушать выступления на «Эхо Москвы» А. Г. Невзорова, который в «интеллектуальных лидерах» у сотен тысяч поклонников. И отнюдь не только первой молодости! Именно в таких результатах его «учительства» легко опытно убедиться по комментаторским веткам того же «Эха» к его выступлениям на темы патриотизма.

Эта крайне болезненная тема совсем недавно была поднята и на РНЛ [2] с авторским антисоветским «привкусом». Судьбы тяжких калек войны неявно противопоставляются жизни советских партократов, из коих никто не бедствовал, а многие продолжали жировать, как ни в чём не бывало. Комментаторская активность по поводу этого материала на данный момент ограничивается шестью комментариями. Но и этого оказалось достаточно для демонстрации того, сколь ценностно конфликтна эта тема даже в среде православных аналитиков с отнюдь не отшибленной исторической памятью! Автор 4-го комментария позицию автора статьи сильно корректирует в сторону более адекватного представления о предмете. Но уже в 5-м комментарии всем мало-мальски оправдывающим ситцацию в Сталинском СССР с тяжкими калеками войны высказывается пожелание оказаться в их положении для спасения своих душ покаянием. Эмоции ставят точку на этой комментаторской ветке, активность на которой, похоже, заглохла. Между тем, господство смутной интуиции, эмоций над разумной аргументацией (и великовозможно агрессивное господство!) - именно то, что́ требуется от объектов массовых идеологических дрессировок их «теоретиками, конструкторами и технологами»! 

В своём комментарии 2 я указал на то, что партократия Сталинской эпохи ещё отнюдь не была превилегированной кастой, но только начинала в неё перерождаться. На глазах И. В. Сталина, который это мог только констатировать и спрогнозировать на будущее гибельность этого процесса для Советского Союза. Остановить и обратить вспять это объективное пагубное перерождение было уже выше его сил и властных возможностей. Но уж в военных-то условиях и в условиях первого послевоенного десятилетия её партийные организаторские кадры сплошь и рядом работали на износ и вполне заслуживали свои не ахти какие привилегии!

Указал я там и на коренной интеллектуальный порок идеологически «заказных» анализов этой темы. Он «симметрично» воспроизводится и теми аналитиками, которые оппонируют пятоколонным очернителям отечественной истории. А именно: дело представляется так, что проблема тяжких инвалидов войны касается только СССР и России как «цивилизационного недоноска истории». Как хронически неполноценного имперского суперэтноса из-за его мессианских устремлений - будь то хоть концепция Третьего Рима, хоть концепция авангарда мирового революционного процесса на пути к коммунистическому человечеству. Как будто во Второй мировой войне этой проблемы не было в той же Гитлеровской Германии. В Японии, экономику которой война «сравняла с землёй». Тем более - в Китае, который во Второй мировой только погибшими потерял не менее 30 миллионов. А сколько там было своих живых человеческих обрубков, которые завидовали тем, кто погиб! И о каких «цивилизованных» условиях их содержания разорёнными войной экономиками там могла быть речь? Почему для СССР в этом плане «особое исключение»? Тем более, что Хиросимой США ему демонстративно навязали создание ударными темпами своего ядерного оружия? Чтобы к 1950-му году не оказаться добитым десятками Хиросим? Да ещё в условиях жестокой засухи и голода 1946-1947 годов!

Далее. Почему вне поля зрения тяжкие инвалиды из гражданского населения страны, включая женщин и детей? Они стали умножаться, начиная с первых бомбардировок советских городов 22.06.1941. Да, большинство гражданских жертв войны у нас были жертвами голода, болезней, режима гитлеровцев на оккупированных территориях и др. В то время как ценой их голода не голодали фронтовики. Но ведь своих-то тяжких калек и среди них было немало. И мне, родившемуся в 1945-м году, лично памятны по детству две таких женщины средних лет только в моём городе ближнего Подмосковья. Они лишились обеих ног в результате бомбардировок Москвы. Одной протезы на бедерных культях заменяли две подушки, подбитые снизу кожей для большей прочности при «шаганиях»  с палочкой по улице. У другой эти подушки просто обматывались старым тряпьём, которое приходилось ежедневно менять. Первая не нищенствовала, в отличие от второй. Но попивала. И таких видел не только в своём городе. Года до 1957-го. Одно из самых психотравматичных впечатлений в целом материально сносного и счастливого детства! 

Правильное «индуктивное обобщение» из всего этого такое. Тяжкие инвалиды войны - явление общечеловеческое. Их массовость в ХХ веке нарастала постольку, поскольку «достохвальный» научно-технический прогресс Нового времени «одаривал» человечество всё более эффективными взрывчатыми веществами, начиная с динамита. И вообще, превратил войны ХХ века в бездушную индустрию массовых убийств. При этом Советский Союз далеко не худшим образом справлялся с проблемой этого тяжкого наследия войны. Но обеспечить каждого «по высокому цивилизованному» разряду было из области совершенно нереального! Подобно тому, как во время средневековой пандемии чумы нереально было обеспечить каждому не то что должное медицинское обслуживание на смертном одре, но и погребение по христианскому чину. Рискуя собственными жизнями, живые спешно подбрасывали умерших в больши́е ямы непрерывно горевших погребальных костров. На равных с дровами.

Не попусти, Господи, пандемию чумы в нынешних человеческих муравейниках мегаполисов! (Вполне возможное повторение которой - из области ночных кошмаров у  профессиональных эпидемиологов.) И не попусти, Господи, полномасштабной новой «горячей» мировой войны даже без использования ядерного оружия!

Последнее «дно» в плане бездушной индустрии массовых убийств я вполне «предметно» прочувствовал, будучи в 1972-1974 годах лейтенент-инженером двухгодичной службы при евростратегической ракете 8К63 КБ «Южное» М. К. Янгеля. Той са́мой,  из-за которой чёрным октябрём 1962-го года разразился Карибской кризис. Ракета моей батареи была нацелена из-под города Выру в Эстонии куда-то на Англию. В стартовой команде я со своего пульта машины подготовки бортовой АСУ ракеты ставил последнюю точку при её подготовке командой офицеров и солдат нашей батареи к пуску. Проверял и последовательно включал ключевые электропневмоклапаны, раскручивал гироскопы АСУ, выставлял полётное время на автомате управления дальностью и «финишно» включал ключ на старт. Ежемесячно на комплексных занятиях батареи, раз в квартал - с заправкой ракеты топливом и окислителем. Но если бы пришлось «на са́мом деле», по натуральной боевой тревоге, то должен был послать её мегатонный термоядерный заряд («50 Хиросим») на головы жителей какого-то мегаполиса. Бо́льшую их часть взрыв мгновенно испарил бы. Невесть какую убил бы механически, смешав с прахом их жилья. Невесть сколько искалечил бы так, что и тяжким инвалидам Второй мировой войны стали бы завидовать. Кто эти люди, что это за город - понятия не имел. Строго засекреченная «боевая цель», которую знали только командование армии и дивизии. Полнейшая анонимность.

Вот это и есть «последнее дно» многогрешного и вконец обезумевшего человечества! Вконец осатаневшего в плане братоубийственного человеконенавистничества. И, что́ самое страшное в духовном плане, это «последнее дно» за десятилетия ядерных конфронтаций стало привычым фактором, о котором рассуждают «без особых эмоций». А на деле - апогей человеческого «окамененного бесчувствия». Апокалипсический. Конкретно-историческая форма того са́мого, о котором пророчестовало Откровение св. апостола Иоанна Богослова.

Ракета 8К63 устарела ещё в те годы. Давным-давно не является секретом: в Интернете представлена подробным образом. Вплоть до истории дислокаций по дивизиям и полка́м одной из армий со штабом в Виннице. (Штаб нашей армии был в Смоленске, а штаб дивизии - в эстонско-латвийском городе Валга-Валка.) При боевой тревоге из состояния постоянной боеготовности (более чем трёхчасовой) офицеры из нашего городка на окраине Выру не то что в дивизионы не успели бы на помощь к дежурным сменам, но и одеться к автобусам не успели бы, как с дивизиями и полка́ми Смоленской армии всё было бы кончено. Против блока НАТО та ракета уже была оружием только для маловероятного сценария начала ракетно-ядерной войны как результата эскалации войны неядерной. (И то по принципу: успеть за 22 минуты полной боеготовности запустить до прилёта боеголоки противника и тут же мгновенно разложиться заживо на элементарные частицы её ядерным взрывом.) На смену шли СС-20. Которые, в свою очередь, были порезаны в порядке одностороннего разоружения России Ельцина перед США и НАТО. 

Теперь - о пацифизме, тема которого заявлена в заголовке этой статьи. Вот эта экономически разорительная «бешеная смена поколений» в высшей степени наукоёмких и дорогостоящих раектно-ядерных вооружений премного к нему располагает! При том, что этим вооружениям не попусти, Господи, когда-нибудь работать по своему прямому назначению. В связи с последним тема пацифизма уже выводит прямёхонько на некую шизофреническую раздвоенность мышления современного человека. Тоже вполне себе апокалипсического качества. Как историческую кульминацию формулы св. апостола Павла: мудрость мира сего - безумие перед Богом. Но в данном случае уже и не перед Ним, а перед любым профессиональным психиатром.

Родившись 28.07.1945, я стал ровесником не столько Победы, сколько эпохи ядерных противостояний. 17.07 было первое испытание ядерной бомбы, 6.08 - Хиросима. И лет с 12-ти жил под впечатлением того, что человечество не переживёт полномасштабной ядерной войны. Разумеется, под влиянием советских СМИ. Переживал на уровне  фоби́и. Резумеется, не был оригинален не только у себя на Родине, но и на Западе. В США страх перед ядерной войной был вообще на уровне общественного психоза. На котором ушлые предприниматели делали свой бизнес: продавали семейные бомбоубежища с больши́м запасом продовольствия и даже с пулемётом на случай, если посторонние сограждане в состоянии паники захотят тоже воспользоваться этой чужой собственностью. Лет с 15-ти начал отдавать должное безумию происходящего. Разумеется, тоже с первоначальной подачи советского информационного пространства. Тогда же услышал первый мудрый анекдот на эту тему: «Будет ли атомная война?» - спашивают знаменитое Армянское радио; «Войны не будет. Будет такая борьба за мир, что на земле камня на камне не останется.» 

 

Потом был Берлинский кризис 1961-го года. После Гагаринского триумфа и первичного представления народу Программы КПСС воспринимался остро, но лишь тройкой приступов, так сказать. Разрешился благополучно - возведением 13.08 Берлинской стены. В конце октября - испытание 50-мегатонной термоядерной «Хрущёв-бомбы» на Новой Земле. В начале лета 1962-го года  американское испытание мощного термоядерного заряда в космосе над Тихим океаном. Весьма авантюрное, поскольку никто не мог предвидеть глобальных экологических последствий. А через год - Карибский ракетный кризис. На компромиссное мирное разрешение которого, как теперь известно,  оставалось максимум 20 часов. При бешеном давлении генералитета Пентагона на Дж. Кеннеди: с Советами, мол, надо кончать именно сейчас, а иначе не кончим никогда. Карибский кризис в свои тогдашние 17 лет переживал панически. Впервые познал ночные бессонницы. С приступами «успокоительного отчаяния»: вокруг моей Балашихи стратегические объекты, в 6-ти километрах МКАД, так что бежать всё равно некуда, а смерть будет мгновенной. (В автомобилизованных США в те дни был массовый исход граждан из больших городов. А я вскоре придумал, как надо в будущем себя вести в момент объявления непосредственно атомной тревоги: залпом выпить «гремучую смесь» 0,25 литра водки и 0,5 литра сухого вина, приведя себя за 10 минут в «полную боеготовность» - в пьяную «бессознанку».) А потом - психологический перелом в сторону того са́мого «окамененного бесчувствия». Кризис всё же уладили, между Кремлём и Белым домом установили «горячую» телефонную связь на будущее. В августе 1963-го года этот перелом «подлакировало» подписание в Москве договора СССР, США и Англии о прекращении ядерных испытаний, кроме подземных.

Надо особо сказать о шизофренической раздвоенности вышеупомянутой провокаторски противоречивой и лживой «марксистско-ленинской тошниловки». Социалистическая система представлялась как «царство света». Как гармоничное общество, в котором и противоречия развития сугубо «неантагонистические». То есть, не чреватые социальными потрясениями, но только стимулирующие «постепенное перерастание» в коммунизм. Противоречия антагонистические теоретически «спровадили» в капиталистическое «царство тьмы». На которое сваливали все беды человечества, включая развивающийся глобальный экологический кризис. Прокламировался радикальный переход к мировому социализму во спасение человечества. При опытно данной ракетно-ядерной конфронтации СССР и США. При опытно продемонстрированной готовности СССР и перед риском мировой ядерной войны не остановиться при покушениях «царства тьмы» не то что на СССР, но и на новорождённую социалистическую Кубу (1962-й год) и на Чехословакию (1968-й год). (Тогда и ракеты 8К63 ставились в полную боеготовность на практике.) Особенно по-наглому лживым оказался схоластический тезис о том, что социалистические страны не могут быть источниками войн в принципе благодаря всё той же общественной собственности на средства производства - этой «идее фикс» анекдотически схоластизированного советского марксизма послесталинской эпохи. Особенно - когда в феврале 1969-го и 1979-го годов два социалистических гиганта СССР и КНР реально были на грани войны. Без злого умысла я осенью 1972-го года на офицерских политзанятиях задал вопрос полковнику-политруку дивизии о том, как этот принцип вяжется с тем, что социалистический Китай становится для социалистического СССР врагом № 2 после США и НАТО. Он ответил «великолепно»: да, Китай - страна социалистическая, но она перестанет быть таковой, если нападёт на СССР.

Моё, первое послевоенное поколение по-своему уникальное. «Пуганное» войной с детства, но так и не познавшее войны на практике. До августа 1970-го года пугали реваншизмом ФРГ, который вот-вот приведёт к власти нового Гитлера. Потом (что́ для меня было особенно омерзительно) - неизбежной войной с социалистическим Китаем. Угроза которой в первую очередь и заставила в 1974-м году реанимировать довоенную программу строительства БАМа - дублёра Транссиба подальше от советско-китайской границы в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Но уже у поколения моих детей был Афганистан. У поколения внуков - Чечня. Но систематическая пропаганда тезиса о том, что Третья мировая будет концом всего живого на Земле, сделала меня к 70-м годам убеждённым пацифистом. В феврале 1979-го года, когда социалистический Китай предпринял агрессию против социалистического Вьетнама, только ультиматум СССР её остановил. Иначе - начало советско-китайской полномасштабной войны. Некоторые мне знакомые кадровые военные включили ту же профессиональную логику, что и генералы Пентагона в дни Карибского кризиса: войны с Китаем всё равно не избежать, так что надо сейчас, пока экономика Китая обескровлена экономическими авантюрами недавно почившего Мао Цзэдуна. С тех пор я определил для себя: не приведи, Господи, кадровым военным высших рангов принимать политические решения в вопросах войны и мира! А самого́ меня в феврале 1979-го аж физически подташнивало от мысли, что страна вот-вот может потребовать не моих научных результатов, а моего мяса. Каюсь: от души «окрестил» тогда министерство обороны СССР отделом министерства мясной промышленности по человечине.

С таким настроем души всретил и начало Афганской военной кампании СССР. (За которую и в высшем генералитете Советской армии было минимальное большинство голосов.) Заодно, убедившись в том, что государственная идеология СССР к этому времени была практически «в нулях». Говорю одному знакомому полковнику: мол, могу понять операцию в Чехословакии в 1968-м году, где защищали действительно социалистическую систему стран; но какое отношение к социализму имеет Афганистан? Который ещё во многом родо-племенной и «недофеодальный»? С его исламом? А он мне в ответ: да причём, мол, здесь все эти идеологические химеры?! Американцы собираются на Гиндугуше замкнуть пояс своих «Першингов» средней дальности с подлётным временем в пять минут к городам и промышленным центрам Урала, Сибири и Казахстана. Я ему: так это на случай полномасштабной мировой ракетно-ядерной войны? Когда у США с НАТО и у стран Варшавского договора и так достаточно средств, чтобы десятикратно уничтожить друг друга? Он мне: мы люди военные. Наше дело приказы свыше не обсуждать, а выполнять.

Кстати, по отношению к началу Афганской кампании СССР я теперь тем более с той частью высшго генералитета СССР, которая была против. Эта война теперь уже по факту истории сыграла катализирующую роль в само́м развале Советского Союза и одну из главных ролей в его идеологическом обеспечении советскими СМИ. Последние ещё оставались тотально подконтрольными руководству КПСС и подцензурными по-советски, но уже при А. Н. Яковлеве с его программой идеологической трансформации «перестройки» в «катастройку».

Надо сказать ещё об одном компоненте, на котором «замешан» современный пацифизм. Крупный  немецкий исследователь в области философии науки П. Фейерабенд образно и точно назвал его «научным шовинизмом». А современную науку - эрзац-церковью со своими жрецами и пророками - Нобелевскими лауреатами.

Тоже вполне себе апокалипсический апогей культа рационального разума «естественного человека», сфабрикованного новоявленным светским гуманизмом в эпоху Возрождения в Западной Европе. Апокалипсический в плане своей лживости, поскольку отцел лжи - сам сатана.  Эта лживость легко себя обнаруживает при его  «очных ставках» с реальной человеческой природой, в которой «правят бал» сугубо иррациональные начала ценностей, интуиций разного уровня смутности, эмоций, аффектов и даже инстинктов. Поскольку из современного рода человеческого в мировой индустрии производства научных знаний занят только один из тысячи, этот культ рационализма «прёт с открытым забралом» против реального устроения умов и сердец 99,9% граждан! Для православных причина очевидна: светский гуманизм чем дальше, тем больше дистанцировался от Богооткровенной христианской антропологии с её пониманием природы человека и общества, с её методами окультуривания (начиная с элементарного очеловечивания) иррационального, «сердечного» ядра человечекой личности. И вот исторический итог: львиную долю кадров современной науки составляют люди, в основном, неверующие. Для них само слово «человеческий иррационализм» чуть ли не ругательное.

По понятиям мирка своей «эрзац-церкви» они судят-рядят о реальном социуме вплоть до мирового масштаба. В коем «сплошной иррационализм» и «сплошное безумие». Насчёт безумия можно согласиться: мир во зле лежит, по слову св. апостола Иоанна Богослова. Только вот подлинную причину этого прогрессирующего безумия люди науки сплошь и рядом не понимают и понимать не хотят! Поскольку уровень своей просвещённости, по слову Н. А. Бердяева, измеряют уровнем своего невежества в религиозных вопросах. Разумеется, наипервейшим человеческим безумием при этом представляются войны как извечные спутницы мировой истории. Им противопоставлялись и противопоставляются различные прожекты радикального умиротворения человечества. Самым масштабным прожектом такого рода была научно ущербная марксистская псевдоэсхатология мирового коммунистического братства народов. С грандиозными кровопролитиями во имя её воплощения в жизнь. И с результатами, «обнулёнными» 1991-м годом.

Прошу меня не зачислять ни в апологеты войн, ни в хулители научно-технического прогресса, научного мировоззрения и просвещения. По этим поводам я на РНЛ сполна объяснился. В том числе, и летом сего года [3]. Здесь речь о другом. О том, что лично я сполна «переболел» пацифизмом как комплексом ненависти к войне и к армии в его исторически кульминационной форме - в профессиональной приверженности  коммунистической утопии. Причём, в её продвинутой версии последней трети ХХ века. На основе современного марксистского понимания со стороны самых глубоких, естественнонаучных и технических оснований социально-экономического развития новоевропейского исторического типа. На основе адекватного понимания того, на порог какой исторически беспрецедентной научно-технологической революции объективно вступило человечество. С камими исторически беспрецедетными социально-экономическими последствиями. И в каком трагическом разладе это находится с безумной гонкой вооружений, с концептуально шизофренической двойственностью советизированного марксизма в понимании этой исторической перспективы.

 

1-й съезд народных депутатов СССР в начале июня 1989-го года можно уверенно расценить как начало его пятоколонного прямого идеологического добивания изнутри. Его в течение нескольких дней ТВ на всю страну транслировало в прямом эфире, а выступавшим было позволительно выставлять на всеобщее обозрение весь гной, скопившийся в тяжко больном обществе «развитого социализма». Это была кульминация Горбачёвской внутренней политики «гласности».  («Бешенство правды-матки», по меткому выражению одного моего коллеги.)

Помимо прочего, с него начиналось и шельмование армии, которую подло подставили в провокации в Тбилиси 9.04.1989. Где на деле жертвы антисоветской политической массовки были жертвами искусственно организованной давки, а не «сапёрных лопаток» армейцев. Был пущен в ход совершенно идиотский по своей сути тезис о том, что армия должна быть вне политики. (В то время как армия «по определению» сугубо политический социальный институт.) А. Д. Сахаров выступил со своим клеветническим заявлением о том, что в Афганистане в советской армии было принято уничтожать раненых соратников при угрозе их пленения. Была запущена в действие злостно извращённая версия пакта Молотова - Риббентропа от 23.08.1939. Она катализировала антисоветский сепаратизм Союзных Республик Прибалтики, недобрые чувства граждан по отношению к армии-«поработительнице» народов «Советской империи». «Ненавязчиво» стал подаваться тезис о том, что все империи в ХХ веке распались, а последняя, Советская с этим «затягивает». В 1990-м году А. И. Солженицин в своём опусе «Как нам обустроить Россию» уже в открытую призывал распустить Советский Союз, а М. С. Горбачёв поведал народу о том, что прорабатывал сей опус с красным подчёркиваниями и пометками на полях.

Шельмование армии разворачивалось и в СМИ. А также в журнале «Юность» с его тогдашней 3,5-миллионной молодёжной аудиторией. Причём, в самой эффективной форме осмеяния. Имею в виду публикацию с карикатурными картинками книги-карикатуры В. Н. Войновича на Великую Отечественную войну «Приключения солдата Чонкина». Опять-таки, покаюсь: тогда я со своим пацифизмом воспринимал это вполне сочувственно. Мол, Я. Гашеку в его «Похождениях бравого солдата Швейка» была позволительна его сатира на Первую мировую войну, так почему бы и Войновичу не повторить нечто подобное относительно Великой Отечественной? С её бездарным возглавлением «вурдалаком» Сталиным, с её «мясниками»-генералами, которые заваливали вражеские армии трупами советских воинов-«баранов»? (Впрочем, уже тогда было ощущение, что у Гашека всё же классическое исследование Первой мировой войны средствами художественной литературы, а у Войновича -  вульгарная ремесленная поделка. По типу общеизвестной «живописи для народного быта» со всякими там лебедями да русалками.)

Теперь те, кому сейчас за 50, на своём жизненном опыте знают, че́м всё это увенчалось. Распадом Советского Союза. Откровенным внешним управлением Россией 90-х годов. Её сбрасыванием в систему долларового неоколониализма США на особо унизительных условиях побеждённого главного противника в Третьей мировой войне. (Которая по методам оказалась бескровной, информационно-психологической, но с тем же геополитическим результатом [1].) Экономическим и военно-политическим саморазгормом России новоиспечённой национальной буржуазией - сугубо компрадорской и озабоченной только личным обогащением за счёт жизненных национальных интересов страны. Роковой процесс сползания России к судьбе Советского Союза был уже на са́мом краю этой пропасти остановлен новой командой В. В. Путина, которая повела вторую Чеченскую войну не по сценарию, предписанному извне. То, что за 20 лет правления Путина пошло и многотрудное возрождение российской экономики из руин, могут отрицать только люди с начисто отсутствующей совестью.

И вот теперь «мировая закулиса» (по выражению И. А. Ильина) в России делает ставку на «революционный нетерпёж» тех, кто в своей жизни видел только Россию Путина и не имеет никакой жизненной базы для сравнительных анализов. И с радикально ослабленной способностью к таким анализам. Тема эта многоплановая, но здесь останемся только в подтеме патриотизма и пацифизма.

В этом плане всё повторяется 1:1, как в СССР после 1987-го года! Пожалуй, одним из главных рупоров соответствующего воздействия на юные умы является А. Г. Невзоров. Этим наиболее показательным образчиком и ограничусь.

Оставим в стороне его воинствующее безбожие, хотя и в его проповедях «надрывного»   пацифизма оно является серьёзным идейным подспорьем. Этот матёрый журналюга лично прошёл через основные «горячие точки» военных конфликтов 90-х годов и на личном опыте познал все омерзительные стороны реальных войн, а не «киношных». И лично его это деморализовало подчистую. Потерял православную веру, а с ней - и понимание азов христианской антропологии и историософии. Взамен соорудил для себя культ науки, причём - совершенно карикатурный: заявил как-то, что для него «настоящий» учёный - это Нобелевский лауреат. (Остальные 99,999...% учёных всех времён и народов, стало быть, «не настоящие»... Вот оно - Невзоровское словоблудие!) В вопросах антропологии стал неистовым дарвинистом с человеконенавистническим «привкусом».

А в вопросах войны и мира - неистовым пацифистом. Патриотизм разве что матом не кроет. Российский имперский многонациональный суперэтнос всех исторических эпох, как таковой, поносит так, как самые отмороженные русофобы-бандеропоклонники с нынешней Украины. (Правда, те к тому же и откровенные расисты, а Глебыч - принципиальный противник расизма.) Сталинский СССР и Гитлеровская Германия после 23.08.1939 зачинщики Второй мировой войны на равных - это «само собой». (Знать бы ему азы действительно «всенародно полезной» науки логики, так понимал бы, что разводится в этом вопросе и всех разводит ломовым софистическим приёмчиком «после этого - значит по причине этого». 1:1 таково вот пошиба: «После того, как Кузьмич закусил четвёртый стакан водки грибами, его вырвало. Следовательно, он отравился грибами.») Ну и, конечно, все маршалы Победы у него «мясники» (Г. К. Жуков - главный из них). Согласно Невзорову, молодёжи знание истории вообще противопоказано как совершенно бесполезная загрузка мозгов. А Великую Отечественную давно пора в России забыть, как в «цивилизованной Европе» молодёжь не вспоминает Вторую мировую. В России же эта историческая память - своего рода национальный мазохизм, психопатская страсть бередить раны, которые давно должны были бы зажить. Применительно к праздникам Победы ввёл в обращение мерзопакостное словечко «победобе́сие». Шествия «Бессмертного полка» относит к категории некрофилии как тоже патологического компонента общественной психологии в России. И как дань православной вере, которая по своей сути тоже «некрофильская» - с её культом смерти Христа, с её почитанием святых мощей - этих «сушёных трупов». И всё - со «змеиной улыбочкой», в стиле непрерывного ядовитого осмеяния и ёрничания. При этом поклонников - сотни тысяч. Ездит-летает по стране и миру с какими-то там лекциями...

Тем не менее, я Невзорова понимаю. Потому что отчасти и сам был таким до обретения христианской веры в 1990-м году. Только он с тех лет покатился к своему нынешнему духовному одичанию на грани откровенной забесованности, а я пошёл в обратном направлении. Без чудесного обращения в веру после 1991-го года давно бы покончил с собой коронным и психологически вполне себе комфортным русским способом - запойным. Потому что для меня как результативного обществоведа-марксиста обрушение советской государственной идеологии было и личной трагедией предстоящей сугубой невостребованности обществом в самом продуктивном возрасте. Но Господь определил мне дальшейший творческий рост в новом духовном качестве. А ему попустил его эволюцию. Те, кто в комментарском активе портала «Эха Москвы» постарше, мало-помалу, но раскусывают словоблудливые клоунады «неистового Глебыча». Но молодёжь они, в основном, завораживают. Особенно - по части пацифизма. И ей не с чем сравнивать. Тем более, что Невзоров систематически поносит все исторические науки и призывает её жить на всю катушку только сегодняшним днём и переспективами на будущее. А жить-то молодым так хочется! И ох, как тягостно с его подачи воспринимается ей возможная перспектива в будущем войн с их бесспорными тяготами.

И с их бесспорными мерзостями «по определению» самих войн. На которых теперь интенсивно спекуляруют те, кто готовит из новейшего поколения россиян могильщиков России. Они всегда готовы оппонировать отнюдь и отнюдь не на пустом месте! Особенно, на «проколах» патриотического движения. Оно выставляет, например, весьма двусмысленный лозунг «Можем повторить!» А ему в ответ: а что́ именно вы можете повторить-то? Вот это? (Предъявляются душераздирающие фото убитых женщин и детей, развалин Сталинграда и пр.) И это тоже? (Душераздирающие фото тех же живых человеческих обрубков.) В Питере в юбилейные дни снятия блокады устраиваются «дегустации блокадного хлеба». (Как это у нас в России водится, трудно понять - то ли «искренне дурацкие», то ли откровенно идеологически провокаторские.) Оппоненты тут как тут. И т. п.

Тем не менее, не следует обольщаться и консолидирующими возможностями патриотического движения. Это - недолговечный исторический паллиатив. И после 2014-го года с возвращением Крыма в Россию прямо из-под рук США его консолидирующий потенциал явно снижается в результате гибридной войны США против «всерьёз взбунтовавшейся колонии». Без мощной консолидирующей Государственной идеологии Россия остаётся в положении, которое великолепно «схватывает» такой вот адекдот. Летит на океаном птица альбатрос и видит, что внизу плывёт баран. «Ты куда плывёшь?» - «В Африку». - «Ну баран ты и есть баран! Африка-то совсем в другой стороне!» - «А мне по барабану. Всё равно не доплыву.»

Россия - страна идеократическая. С вырождением её Государственной идеологии она саморазваливается и в состоянии экономического могущества. Доказано историческим опытом дважды: в феврале 1917-го года и в 1991-м году. А уж в нынешнем-то её экономическом положении уроки этого исторического опыта особенно актуальны. «По факту» такая Государственная идеология есть и вполне готова для принятия к исполнению [3].

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

 

1. Лисичкин В. А., Шелепин Л. А. Третья мировая, информационно-психологическая война. - М.: Яуза, 1999. (Есть в Интернете.)

2. Фёдор Кондратьев. Судьба инвалидов Великой Отечественной войны. (Свидетельства очевидцев.) // РНЛ, 11.09.2019.

3. Сергей Абачиев. Первичный Проект Программы Российской Партии христианского социализма. (Плод покаяния православного обществоведа-марксиста.) // РНЛ, 17 и 20.07.2019.

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Сергей Абачиев:
Исповедь бывшего пацифиста из первого послевоенного поколения
Развивая тему последних земных приютов для тяжких инвалидов Великой Отечественной войны...
17.09.2019
Первичный проект программы Российской Партии христианского социализма
Плод покаяния православного обществоведа-марксиста. Окончание
19.06.2019
Первичный проект программы Российской Партии христианского социализма
Плод покаяния православного обществоведа-марксиста
16.06.2019
Во имя чего? Вот, в чём вопрос!
Покорение Эвереста
29.05.2019
Город Царской Голгофы: «Всё! Шутки в сторону!»
Дмитрий Быков оказался вторым либерал-глобалистским визитёром в Екатеринбург, которого там постиг катастрофический катаклизм со здоровьем
26.04.2019
Все статьи автора