Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сумерки богов, людей и культов

Николай  Каклюгин, Русская народная линия

Наркомания, алкоголизм и табакокурение
Борьба с сектами в России
Дело Каклюгина / 06.06.2019


Потерявшаяся Россия: взгляд из СИЗО. Часть 1 …

 

История циклична: вместо предисловия

     «Я назову вам, святые мужи, - говорил Пентуэр, - два бедствия, от которых страдает Египет: сократились доходы фараона и уменьшилась его армия.../.../... А теперь, милостью богов и с вашего соизволения, я покажу вам, почему так случилось и почему это будет продолжаться вперед...

     Пентуэр сделал несколько шагов веред вдоль амфитеатра. За ним последовали и высокие духовные мужи... С тех пор как существовал Египет, никто еще так ясно не изображал бедствия страны, хотя все о них знали.

- В эпоху девятнадцатой династии в Египте было восемь миллионов населения. Если бы тогда каждый человек - женщина, старик или ребенок - бросил на эту площадку по зерну фасоли, эти зерна составили бы вот такую фигуру... Он указал рукою на то место двора, где в два ряда,  друг подле друга лежало восемь больших квадратов, выложенных из красной фасоли.

- В этой фигуре шестьдесят шагов длины и тридцать ширины, и, как видите, благочестивые отцы, она сложена из одинаковых  зерен, чтобы показать, что тогдашнее население состояло из коренных египтян. А нынче - смотрите! Он прошёл дальше и указал на другую группу квадратов разного цвета.

- А вот эта фигура имеет те же тридцать шагов в ширину, но в длину только сорок пять. Почему же? Да потому, что в ней лишь шесть квадратов, ибо в нынешнем Египте уже не восемь, а только шесть миллионов жителей. Примите также во внимание, что в то время как предыдущая фигура состояла исключительно из красной фасоли, в этой последней имеются части сплошь из черных, желтых и белых зерен, ибо как в нашей армии, так и в народе теперь много чужеземцев: черные - эфиопы, желтые - сирийцы и финикияне, белые - греки и ливийцы.

     Ему не дали договорить. Слушавшие его жрецы стали обнимать его, у Мефреса текли из глаз слезы.

- Не бывало еще подобного пророка! - раздавались возгласы.

- Уму непостижимо, когда он мог произвести эти вычисления! - воскликнул лучший математик храма Хатор.

 - Отцы, - заявил Пентуэр, - не переоценивайте моих заслуг! В наших храмах в былые годы всегда таким образом изображали государственное хозяйство. Я только воскресил здесь то, о чем позабыли последние поколения.

- Но подсчеты? - спросил математик

- Подсчеты ведутся все время, во всех домах и храмах - ответил Пентуэр, - а вообще итоги хранятся в царском дворце.

 - А фигуры?- не унимался математик.

- Фигуры - это те же поля, и наши землемеры чертят их еще в школе...

...Тут дозорный на башне храма призвал присутствующих приготовиться к молитве.

- Вечером я закончу свои объяснения, - сказал Пентуэр, - а сейчас я добавлю несколько слов. Вы спросите, почему я воспользовался для этих изображений зернами? Как зерна, брошенные в землю, каждый год приносили урожай своему хозяину, так человек каждый год  вносит налоги в казну. Если в каком-нибудь номе посеют меньше на два миллиона зерен фасоли, чем в прежние годы, то урожай ее будет значительно меньше и у хозяев будут плохие доходы. Так и в государстве: если убыль два миллиона населения - должен уменьшиться поток налогов.

...Когда вечером жрецы и наследник вернулись во двор храма, там горело несколько сот факелов, и так ярко,  что было светло, как днем... /.../... Пентуэр возобновил свою речь:

- Вы видели, святые отцы, что со времен девятнадцатой династии у нас убыло сто тысяч мер земли и два миллиона населения. Этим объясняется, почему государственный доход уменьшился на тридцать две тысячи талантов, о чем мы все знаем, Но это только начало бедствий Египта. Казалось бы, что его святейшеству (фараону) остается еще девяносто восемь тысяч талантов дохода. Но не думайте, что он столько и получает.

     Для примера я расскажу вам, что достопочтенному Херихору удалось раскрыть в Заячьем округе. Во время девятнадцатой династии там проживало двадцать тысяч человек, плативших налогов триста пятьдесят талантов в год. Сейчас там проживает едва  пятнадцать тысяч, которые платят всего  двести семьдесят талантов. «Почему?» - спросил досточтимый Херихор. И вот, что обнаружило расследование. При девятнадцатой династии в номе  было около ста чиновников, получавших по тысяче драхм в год. Сейчас на той же территории, несмотря на убыль населения, находится более двухсот чиновников, получающих по две тысячи пятьсот драхм в год. Наместнику Херихору неизвестно, как обстоит дело в других округах, но бесспорно одно: что казна вместо девяноста восьми тысяч талантов в год получает только семьдесят четыре...

- Скажи лучше - пятьдесят тысяч, святой отец, - поправляет его Рамсес.

- Позже я объясню и это,- ответил жрец, - Во всяком случае, запомним, царевич, что казна фараона теперь выплачивает чиновникам двадцать четыре тысячи талантов, тогда как при девятнадцатой династии платила только десять тысяч.

     Глубокое молчание царило среди жрецов, многие из них были на государственной службе, к тому же с довольно большим вознаграждением.

     Пентуэр, однако, был непреклонен.

- Теперь, - продолжал он, - обрисую тебе, наследник, жизнь чиновников и жизнь народа в былое время и ныне.../.../...

... Пентуэр по ступеням амфитеатра спустился во двор. За ним наследник, верховный жрец Мерфес и остальные. Все они остановились перед длинным занавесом из циновок. По знаку, данному Пентуэром, подбежало десятка два молодых жрецов с пылающими факелами. Второй знак и часть занавеса упала. Из уст присутствующих вырвался возглас изумления. Перед ними была ярко освещенная живая картина, в которой участвовало около  ста человек. Картина состояла из трех ярусов: в первом представлены были земледельцы, во втором - чиновники, на самом верху на двух львах, головы которых служили подлокотниками, украшены были золотом, три фараона.

- Так было, - заявил Пентуэр, - при девятнадцатой династии. Посмотрите на земледельцев: плуги их запряжены быками и ослами, лопаты и мотыги у них бронзовые - и, значит, крепкие, Посмотрите,  какие это красивые рослые люди! Сейчас таких можно встретить только среди телохранителей его святейшества - могучие руки и ноги, широкая грудь, улыбающиеся лица. Они искупались и умастили свое тело. Жены их заняты приготовлением пищи и одежды или мытьем домашней посуды. Дети играют или учатся в школе. Тогдашний крестьянин, как видите, ел пшеничный хлеб, бобы, мясо, рыбу, фрукты, пил вино и пиво. А поглядите, какие прекрасные у них кувшины и чаши! Взгляните на чепцы, передники и накидки мужчин - все разукрашено разноцветными вышивками. Еще искуснее расшиты сорочки их женщин...  И заметьте, как тщательно они причесаны, какие у них булавки, серьги, кольца и браслеты! Эти украшения делались из бронзы и цветной эмали, а иногда из золота, хотя бы в виде тонкой проволоки. А теперь поднимите глаза выше на чиновников. Они  ходят в накидках (но и крестьянин надевал такую же по праздникам). Питаются они так же как крестьяне, то есть, скромно, но сытно. Только утварь у них изящнее крестьянской и в ларцах чаще попадаются золотые кольца. Путешествуют они на ослах или быках, запряженных в телеги.

     Пентуэр хлопнул в ладоши, и живая картина пришла в движение - крестьяне стали подавать чиновникам корзины винограда, мешки ячменя, гороха и пшеницы, кувшины пива и вина, молока и меда, большое количество дичи, целые куски белых и цветных тканей. Чиновники, получив эти продукты, оставляли себе, но наиболее красивые и драгоценные предметы передавали выше, к подножию трона. Площадка, на которой находится символ власти фараона, была вся загромождена продуктами, сложенными наподобие холма.

- Вы видите, достопочтенные, - сказал Пентуэр, - что в те времена, когда крестьяне жили сытно и зажиточно, казна его святейшества едва вмещала дары подданных. А посмотрите, что происходит сейчас.

     Новый сигнал - упала следующая часть занавеса и открылась вторая картина, в общих чертах повторяющая первую.

- Вот вам  нынешние крестьяне, - заговорил снова Пентуэр, и в голосе его чувствовалось волнение.

- Сами они - кожа да кости, и можно подумать больные; они грязны и даже забыли о том, что значит смазывать себя оливковым маслом. Зато их спины исполосованы дубинками. Не видно здесь ни быков, ни ослов, да и к чему они, когда тянут жены и дети. Мотыги и лопаты у них деревянные - они легко портятся и пользы от них мало. Одежды на крестьянах нет никакой, и только женщины ходят в груботканых сорочках, но им и во сне не снятся  те вышивки, какими украшали себя их деды и бабки. А посмотрите, что ест наш хлебопашец: иногда  ячмень и сушеную рыбу, а обычно семена лотоса, изредка пшеничную лепешку и никогда он не видит ни мяса, ни пива, ни вина. Вы спросите, куда делась его утварь, предметы обихода? Ничего у него нет, кроме кувшина с водой. Да для других вещей и не нашлось бы места в той норе, где он живет.../.../...

     У Пентуэра от волнения сдавило горло, однако, передохнув, он продолжал, невзирая на молчаливое негодование жрецов.

- А теперь посмотрим на чиновников: какие они упитанные, румяные, как хорошо одеты! У жен их золотые браслеты и кольца и такие тонкие одежды, что даже царевны могли бы им позавидовать. У крестьянина нет ни быка, ни осла, за то чиновники путешествуют на лошадях или в носилках. Пьют они только вино, и при том - хорошее вино.

     Он хлопнул в ладоши - и картина снова пришла в движение. Крестьяне стали подавать чиновникам мешки хлеба, корзины фруктов, вино, животных. Все это чиновники, как и раньше, ставили к подножию трона, но в значительно меньшем количестве. В царском ярусе уж не высились горы продуктов, зато ярус чиновников был переполнен.

- Таков нынешний Египет, - сказал Пентуэр, - нищие крестьяне, богатые писцы и казна не столь полная, как прежде. А теперь...

      Он дал знак, и свершилось нечто неожиданное. Чьи-то руки стали загребать хлеб, фрукты, ткани с площадки фараона и чиновников. Когда же количество продуктов значительно уменьшилось, те же руки стали хватать и уводить крестьян, их жен и детей. Зрители с изумлением  смотрели на странные действия этих неизвестных похитителей. Вдруг кто-то крикнул: - Это финикияне! Они обирают нас!

- Да, святые отцы, - сказал Пентуэр, - это руки пролезших к нам финикиян. Они обдирают фараона и писцов, а крестьян, если с них нечего взять, обращают в рабство (прим. автора - в древнем Египте финикяне занимались в крупных масштабах торговлей и банковским делом - ссуживанием кредитов, займов, под очень выгодные высокие проценты).

- Да, это шакалы, будь они прокляты! Вон их, негодяев! - кричали жрецы. - Это они больше всего причиняют вред государству.

     Не все, однако, кричали так. Когда стихло, Пентуэр велел нести факелы в другую сторону двора и повел туда своих слушателей. Там было устроено нечто вроде выставки.

- Соблаговолите взглянуть, святые отцы, - сказал он. - Во времена девятнадцатой династии эти вещи ввозили к нам чужеземцы: из страны Лукт мы получали благовония, из Сирии - золото, железное оружие и боевые колесницы. И это было все. В то время Египет многое вырабатывал. Окиньте взором эти огромные кувшины: какое разнообразие формы и окраски, или  на мебель - на этот стул, выложенный десятью тысячами кусочков золота, перламутра и деревом разного цвета. Посмотрите на одежды, какое шитье, какие ткани, сколько оттенков! А бронзовые булавки, запястья, серьги! А земледельческие орудия и инструменты! Все это вырабатывалось у нас во время девятнадцатой династии.

     Он перешел к другим предметам.

- А сейчас смотрите, кувшины малы и почти без всяких украшений, мебель простая, ткани грубые и однообразные. Ни одно из нынешних изделий не может сравниться ни по размеру, ни по прочности или красоте с прежними. Почему?

     Пентуэр сделал еще несколько шагов. Факелы ярко освещали его. Он продолжал:

- Вот многочисленные товары, которые привозят нам финикияне из разных стран света. Несколько десятков сортов благовоний, разноцветное стекло, мебель, посуда, ткани, колесницы, украшения... Все это приходит к нам из Азии и нами покупается. Теперь вы понимаете, достойнейшие, каким образом финикиянам удается вырвать хлеб, плоды и скот из рук писцов и фараона? Вот благодаря этим самым привезенным изделиям, сгубившим наших ремесленников как саранча траву.

     Жрец перевел дух и продолжал:

- Среди товаров, которые доставляют финикияне царю и писцам на первом месте стоит золото. Торговля золотом дает наглядный пример того разорения, которое приносят Египту азиаты. Кто берет у них один талант, обязан вернуть им через три года два таланта. Чаще же всего финикияне под предлогом облегчения должнику уплаты долга за каждый талант берут у него в аренду на три года две меры земли с населением в тридцать два человека.../.../...Удачные войны разорили нашу страну,  а финикийская торговля золотом и не нашими товарами добивает ее.

     На лицах жрецов  видно было удовлетворение, им приятно было слушать замечания насчет коварства финикиян, чем насчет роскоши, какую позволяют себе писцы.

     Пентуэр сделал паузу, а потом обратился к наследнику.../.../...: - Мудрость богов доказала тебе, что не только истончается казна, но и убывает население и армия, и эти источники могущества фараонов будут иссякать и далее. И закончится это полным разорением государства, если не пошлют Египту небеса повелителя, который остановит поток бедствий.../.../... пока народ был сыт, здоров и доволен, царская казна была полна. Когда же народ стал беднее, когда женам и детям земледельца пришлось запрячься в плуг, когда пшеницу и мясо стали заменять им семенами лотоса, беднела и казна.../.../...  Пусть снова взрослые едят мясо, одеваются в вышитые одежды, дети же играют или учатся в школе, а не стонут под бременем невзгод и не умирают от непосильной работы.../.../...

     Верховный жрец Мерфес обратился к Пентуэру со слезами на глазах.../.../...: -Благодарю тебя за великие слова, которыми ты развеял наше неведение...

... Долго не смолкавшие возгласы одобрения поддержали пожелание высшего сановника храма. Жрецы были тем более довольны, что Пентуэр не затронул вторично вопрос о писцах. Мудрец проявил сдержанность: он указал глубокую внутреннюю язву государства, но не разбередил ее и этим снискал всеобщее одобрение.

     Рамзес не благодарил Пентуэра, а лишь прижал его голову к своей груди. Никто, однако, не сомневался, что проповедь великого пророка потрясла душу наследника и заронила в нее семя, из которого, быть может, вырастут слава и счастье Египта...»

/Болеслав Прус, «Фараон», книга 2, гл. 2 и 3, выборочно (1893-1894)/

     К сожалению, было слишком поздно. Вернуть Египет к былому могуществу так и не удалось. Это был закат царствования фараонов и Египта как такового. А главный герой романа  погиб в результате заговора жрецов, пытаясь реформировать экономику Египта и вернуть ее в старое имперское русло. Коррупция, жажда наживы  в чиновничьей среде, утрата народом веры предков, засилье варваров, чужеземцев погубили Египет.       

     Чрезвычайно актуально и в наши дни напоминание из Откровения святого апостола Иоанна Богослова, знакомые всем христианам новозаветные слова-предостережения: «Неправедный пусть ещё делает неправду; нечистый пусть ещё сквернится; праведный да творит правду ещё, и святой да освящается ещё. Се, гряду скоро, и возмездие Мое со мною, чтобы воздать каждому по делам его.» (Откр. 22, 11-12). В сумеречную зону не одна цивилизация на земле входила, и не раз, и не два...

     Современники писателя Болеслава Пруса, настоящее имя которого Александр Гловацкий (1847-1912), создавшего этот поистине уникальный не только для польской прозы, но и мировой литературы роман, искали в нем скрытые намеки на политическую предреволюционную жизнь России и Польши. «Трудно не согласиться с предложением, которое широко высказывалось тогда (в конце XIX века) в Варшаве, - писал о «Фараоне» в 1918 году современник и биограф Пруса Людовик Владек, - что при создании этого романа автор имел в виду молодого русского монарха (Николая II) и его антитезу - верховного  прокурора Константина Победоносцева. Почвой для этого слуха были надежды, которые всегда в России связывали с наследниками престола.» Однако, как показала история, и он не смог противостоять  той организованной задолго до его рождения кампании против Российской империи, приведшей к столь грустному финалу - её распаду с невероятными кровавой гражданской войной и массовым коммунистическим террором. Если внимательно всмотреться в день сегодняшний, - в России снова зреет что-то подобное.

     На обратной стороне одной из первых страниц рукописи «Фараона» автор написал: «Три фактора: «народ - фараон - жрецы. Гармония между ними или борьба» - лаконично определив в этих словах основную концепцию своего произведения. Прус не считал воссоздание исторической старины самоцелью, его волновали современные социальные и духовные проблемы народов мира, прорезающие время через десятки веков и по большей части аналогичные. И, если вдуматься в страницы его романа, современное сходство очевидно! На примере древнеегипетского государства автор решил показать тип государства - организма, в котором согласно теории философов-позитивистов, гармонически сочетается деятельность разных классов общества. Прус пишет во вступлении к роману: «Народ  работал, фараон управлял, жрецы составляли планы», - и государство процветало. До той поры пока одна из составляющих триады - фараон, наследник престола, не успевший набраться мудрости и терпения в управлении, самонадеянно решил,  что сможет установить такой порядок, какой ему нравится. Не опираясь на столь важную, можно сказать, основополагающую  деятельность носителей духовных скреп народа, жрецов, пусть и не все из которых оказались чистыми на руку, но многие-такие как, например,  прозорливый пророк Пентуэр, были способны помочь вывести государство из кризиса, так ярко и наглядно в деталях прописанного в вышеприведенных фрагментах романа. Автор на протяжении всего действия данной эпической саги развеивает эту иллюзию своего главного героя.

     «Государство, - говорится в романе - это нечто более величественное, чем храм Амона в Фивах, более  грандиозное, чем могила Хеопса, более древнее, чем сфинкс, более несокрушимое, чем гранит». Молодой Рамзес не раз сталкивается с этой грозной, интригующей его силой. Писатель заставляет его почувствовать, что есть какая-то сила, бесконечно превосходящая силу его воли: интересы государства, которым подчиняется даже фараон. И, исполненный благородных порывов, не вставший толком на ноги, наследник престола, новый правитель Египта преждевременно уходит из жизни, заблудившись в бесконечном лабиринте с мощными стенами, как Болеслав Прус метко и образно, в двух словах определил древнеегипетское государство. Точнее, его устраняет жреческая каста как соперника властных интересов.

     Роман «Фараон» пользовался большой популярностью в дореволюционной России. Был переведен на русский язык уже в 1897 году, через 2 года после публикации его автором на польском языке и опубликован в российском журнале «Мир Божий». А в следующем 1898 году вышел в Санкт-Петербурге отдельной книгой и был высоко оценен  ведущими российскими критиками - литературоведами того времени. Значение его в развитии не только  польского, но и в целом мирового исторического социально-ориентированного литературного художественного полотна, состоит в том, что в нём на очень высоком профессиональном уровне, с использованием массы доступных для того времени технических приёмов и тщательно изученных автором научных египтологических изданий, были представлены в живых образах социально-политические и духовные проблемы отдаленной эпохи, имеющие большое прикладное значение для лучшего понимания текущих проблемных вопросов современности. Тех, что грозят нашему и грядущим поколениям мощнейшими социальными потрясениями. Именно о них через призму наблюдения за окружающим и меня нежданно-негаданно пространством следственного изолятора мы порассуждаем. Думаю, далеко не каждому в жизни, «посчастливится» оказаться в столь неординарном месте и читателям могут быть интересны моменты, о которых велико желание рассказать, оказавшись в этих суровых арестантских условиях с соответствующим окружением. И сделать свои собственные далеко идущие выводы... Если государство не занимается своими гражданами, ими займётся кто-то другой. Аксиома подтверждается особенно наглядно здесь, в следственном изоляторе.

«Жизнь - ворам»

     Сразу сделаю оговорку, что содержание романа польского писателя Болеслава Пруса «Фараон» и второго произведения, которое использовал при подготовке этого материала - русского/советского писателя Василия Смирнова «Открытие мира» - прошло проверку на экстремизм специальной комиссии ФКУ СИЗО-3 ГУФСИН России по Ростовской области, где я в настоящее время нахожусь. О чем на выданных мне в библиотеке учреждения изданиях стоит штамп с указанием ответственного за это утверждение лица - заместителя начальника данного пенитенциарного заведения А. Ю. Василенко. В таких местах контролируют все - от личного времени, свободы и круга общения до предлагаемой к прочтению  литературы. Странно, но православный молитвослов до сих пор так и не могу получить, видимо не прошел проверку на экстремизм. Через два месяца пребывания один получил по почте от отца (в виде передачи не пропустили), второй передал батюшка на второй исповеди/причастии.

     Все детали о том, как я, председатель регионального отделения общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, член Экспертно - консультативного Совета при Управлении Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу в 2009-2011 годах, член экспертной рабочей группы Комитета Совета Федерации Федерального Собрания РФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества, по совершенствованию законодательства в отношении деятельности деструктивных  и мошеннических сект (2016-2017 г.г), врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, постоянный автор «Русской народной линии» оказался в статусе арестанта, подследственного, обвиненного в тяжком преступлении в результате подброса крупной расфасованной  партии наркотиков, рассказано в опубликованном на «РНЛ» ранее открытом письме на имя начальника Главного управления по контролю за наркотиками  Министерства Внутренних Дел РФ ( ГУНК  МВД России) А.И.Храпова (http://ruskline.ru/news_rl/2018/11/03/golos_pravdy_i_pechali/) и в публикациях, регулярно выходящих в разделе «Дело Каклюгина» на «РНЛ».

     Все обстоятельства моего задержания в этой откровенно мутной истории в полной версии моего выступления 8 ноября сего года на заседании Ростовского Областного суда с апелляцией к решению предыдущего суда о том, что я якобы представляю угрозу обществу, могу скрыться от следствия, совершить новое преступление и надавить на свидетелей моих виртуальных преступных деяний, которых правда нет ни одного и быть не может - текст «Суд над здравым смыслом».

     И вот теперь пошёл седьмой месяц, как я нахожусь в местах заключения. Сначала в так называемом «обезьяннике» в отделе полиции Пролетарского района города Ростова-на-Дону, столицы моего родного донского края, где я в 1996 году поступил в мединститут и откуда в 2005-м уехал в Москву в ординатуру в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского - головное ведущее научное судебно-психиатрическое учреждение страны, о чём рассказывал в том же Ростове на одной из молодёжных конференций в 2012 г.. И вот неожиданный поворот осенью 2018-го: меня объявляют наркоторговцем! Затем после суток без еды и права кому-либо сообщить о своем местонахождении, без права на полагающийся по закону звонок в «воронке»  отправлен в изолятор временного содержания (ИВС) того же города с изъятым предварительно свертком с наркотиками, заботливо расфасованным и подброшенным ранее в карман по заказу одного из наиболее высоко взлетевших во власть сектанта - пятидесятника Никиты Лушникова, председателя правления ширмы псевдореабилитационных вербовочных центров по России, ближнему и дальнему зарубежью - Национального антинаркотического союза (НАС), помощника депутата-единоросса С. В. Железняка, о которых не раз собирал и публиковал по роду своей экспертной деятельности аналитические материалы (см. авторские страницы на «РНЛ» - http://ruskline.ru/author/k/kaklyugin_nikolaj_vladimirovich/ - и «Нет наркотикам» - http://www.narkotiki.ru/53_40.htm).

     На четвертый день пребывания в ИВС этапирован в свой родной город, где родился, учился в школе, готовился во врачи в специализированном медицинском классе, ездил два года на подкурсы в Ростовский мед. институт, решив с раннего детства посвятить жизнь служению попавшим в беду людям, и в итоге Новочеркасский следственный изолятор, СИЗО-3 ГУФСИН России по Ростовской области.

     Только столицу мирового казачества, город на холме, названный  из-за своего на французский манер проекта «маленьким Парижем» мой любимый Новочеркасск я теперь вижу в виде «хрущевок» в отдалении, одиноких труб ТЭЦ  и ярко сверкающего на закате креста православного храма на дальнем фоне. На ближнем - 3 унылых пятиэтажных корпуса новочеркасского «централа» старого красного кирпича, пищеблок и на самом переднем плане - решетки моей камеры - тесного каменного мешка, из которого уже который суд подряд вопреки  здравому смыслу при моей невиновности отказываются  меня освободить на домашний арест или под подписку о невыезде или залог. Областная прокуратура контролирует дело явно в пользу стороны обвинения, игнорируя все запросы из Москвы: Госдумы и Совета Федерации.

     В этой тюрьме когда-то сидел  и впоследствии был расстрелян  серийный маньяк и убийца Чикатило. Здесь теперь сижу я. И размышляю, впитывая  все новое, что можно здесь почерпнуть, оглядываясь по сторонам. Наблюдаю, как арестантским духом, попадая сюда, пропитываются даже те, кто никогда бы раньше не мог представить, что окажется здесь и будет обвинён в столь тяжких статьях УК РФ.

     Жизнь - ворам! Так поздним вечером сразу после отбоя когда перестает играть, точнее - орать из динамиков понедельно, то  «Русское радио», то «Авторадио», завершает насыщенный день приветственный возглас всех арестантов этого большого дома в несколько корпусов  с населением более чем 1500 человек. Тех, кто в теме, и в таких организациях не первый раз, по крайней мере, остальные, кто первоходы, на первых порах осматриваются и прислушиваются. В ответ обычно наиболее эмоциональные  и «продвинутые» в окна своих камер выкрикивают классическое «А.У.Е.» и утверждение «Вечно! Бесконечно!».  «А. У. Е.», как известно, расшифровывается с аббревиатуры как «Арестантский Уклад Един». Так автор начал уже изнутри  познавать тюремную субкультуру, о которой раньше упоминал в нескольких своих статьях, но лично знаком не был. Из последних упоминаний - в большой аналитической работе, озвученной наиболее важным фрагментом на первой в таком масштабе для Южного Урала Всероссийской научно-педагогической конференции в Челябинске весной 2018 года. В интернете ее можно найти под названием «Наркотики - субкультуры - секты - экстремизм - терроризм... Кто готовит социальные потрясения для России? Часть 2. Ближе к концу как раз об «А.У.Е». Пришло, видимо, время от теории перейти к практическому исследованию этого важного и удивительного многогранного мира, лаборатории социального опыта в условиях изоляции. И познакомиться с живыми носителями такого идентификационного кода как «арестант», к которым на всё ещё неопределённый срок с 19 октября 2018 года стал принадлежать и автор данного материала.

     Именно здесь, в этом коде и пространстве, таятся истинные настроения людские, более понятны их тональность, полутона, взлёты и падения, дальнейшая направленность. Никем не прикрытые, не подделанные - как есть, настоящие, громкие, порой грубые голоса народа, но зато без масок, и мишуры «светской» жизни.

     Здесь, если ты человек, то ты человек, настоящий мужик, тебя поддержат всем «общаком», «котлом»,  иначе от души, что называется. Если ты гадина, мерзавец, подлец, то со всеми за стол не сядешь и «дорог» - передач из окна в окно, от камеры к камере, из корпуса в корпус всего жизненно необходимого и записок с приветами из внешнего мира не получишь. Если работал с полицией, сажал в тюрьмы при своем  участии людей -  плодил горе, получишь особое, чуть отдаленное отношение, ты здесь «красной» масти. А если бывший сотрудник полиции, попавшийся на преступлении, то извини, другой к тебе «режим». Ты-БСник. Здесь все разложено по полочкам и если будешь увиливать, прятаться за маской «хорошего», все равно быстро вычислят, узнав детали у знающих людей «на воле». Сюда бы моего заказчика, сектанта Лушникова, быстро бы сидел в углу с дырявой ложкой... Лица с двойным дном, подставляющие других, да ещё чужими руками, к тому же «оборотней в погонах», и к тому же Православие ногами попирающие, здесь будут очень плохо себя чувствовать.

Поэтому здесь возглас «Жизнь - ворам» звучит совсем иначе, чем за стенами тюрем, в каких-нибудь «желтых» СМИ или  в исполнении  навальных, гозманов, хакамад и иже с ними. Здесь вор - человек, живущий по определенному кодексу чести, который белое от черного, добро от зла отличит куда быстрее чем обыватель, все вечера просиживающий за «Домом - 2» или «Соmedy club» с мыльными  низкосортными сериалами на ТНТ или СТС, либо за пивом в баре по соседству с домом и ТВ - каналами, настроенными на жутко бессмысленное зрелище. Есть в народе такая поговорка «Не познавши ад, не познаешь и рай». Здесь она становится особенно внятна и понятна. Ада здесь нет и это совсем не похоже на чистилище. Однако это место где каждый проходит достаточно суровую школу жизни. И после, если в душе и голове всё упорядочивается как следует, ценят обретённую мудрость и навыки жизни в условиях, приближенных к боевым. Здесь есть ответственность за каждое пророненное тобой слово, как и за то с каким «грузом» ты попал сюда, чем занимался там, на улицах сёл и городов, и что привело тебя сюда. Думай, что говоришь, и говори, что думаешь -  ключевой принцип для этих мест, за твёрдость и исполнение которого, тебя оценят по достоинству. Здесь шутят,  здесь влюбляются по переписке, разбегаются точно так же, любят, доверяют, ненавидят, предают. По этим самым «дорогам» здесь наказывают «мутных», поддерживают уставших на этом длинном этапе, кого-то вразумляют, наставляют. Определяются с подходами к тем, кто не вполне понимает, куда попал и как здесь следует себя вести и с кем. Режут по душе на живую, не по искусным ее заменителям, оболочкам, маскам. Тут они не приживаются, все без иллюзий и прикрас. Будешь лукавить - «вычислят» быстро и не позволят играть в игры со словами и поступками. Все по делу и на деле доказывается. И здесь, именно здесь, можно понять начистоту чем живет, чем дышит, о чем думает человек.

     Горя много - это видно сразу. Забросили людей в беспросветную бессмысленную мглу без цели. И топит все чаще народ русский этот мрак в алкоголе и наркотиках. Подавляющее  большинство преступлений совершено в измененном состоянии сознания под воздействием тех или иных психоактивных веществ.

     Общение возможно во время прогулок, которые представляют собой порой ежедневно, порой с перерывом в один - два дня подъема на самый верхний этаж корпуса, где в коридоре, именуемом здесь продолом,  слева и справа размещены такие же мощные двери на засовах, спецзамках с маленькими круглыми окошками, по одному на каждой двери. Это вход в места для прогулок - помещения по размеру как 6-тиместная или 4-хместная камера, где-то 10 х 18 метров без потолка с пластиковой крышей, где гуляет ветер и дышится хотя бы свободнее, чем в условиях камеры. Общаться можно, когда подследственного или осужденного везут на «этап», то есть на приговор суда, выполнение каких-либо следственных  или иных процессуальных действий - в моменты когда сидишь в относительно вместительном «воронке», посаженном на грузовой автомобиль. И, конечно, переговоры между камерами после отбоя через продол, либо через «баландеров» (тех, кто раздает пищу в камеры на завтрак, обед и ужин) и уборщиков, передавая им в определенные тобой и указанные на записках («мульках») номера камер эти самые обрывки бумаги с небольшими текстами.

      Плюс пересылка записок («мулек») возможна практически  по всем корпусам через «дороги», подвязанные определенным образом к решеткам веревки, ведущие в камеры по соседству. От них к другим, более удаленным, на другие корпуса  и так далее. Этой сетью с первого взгляда невидимых «дорог», словно паутиной, обрастают каждые российские тюрьмы. Во время комиссий и соответствующих серьезных проверок внешними приезжими - проверяющими эти уникальные средства связи вынужденно снимаются, потом наращиваются вновь. В итоге, получается, что тюрьма живет больше ночью, а днем отсыпается, насколько это возможно. Поэтому так ценен здесь, как основная «валюта», помимо сигарет и табака, рассыпной чай, из которого умельцы готовят и распивают, бодрясь и стимулируя, чайный концентрат - чифир и общаются, общаются, общаются. Человек - социальное существо и без коммуникации с себе подобными, принятия и отдачи информации кто, где, как, почему, отчего и зачем и в условиях ограничения свободы невозможно никак. Да и разговоры одних камер с другими на продолах и прогулках ни от кого не утаишь. Они тоже становятся новой почвой для размышления о состоянии нашего все больше загоняемого в тюрьмы народа.

     Из года в год особенно растет число преступлений среди несовершеннолетних. И особенно, повторюсь,  на почве алкогольной или наркотической интоксикации. Статистика одинакова и безжалостна практически для каждого субъекта Российской  Федерации. Поэтому тюрем не хватает, государство активно строит новые. Так, на Кубани за последние несколько лет появилось целых два новых крупных исправительно-трудовых учреждения. Где средств поменьше, там «сидельцы», к примеру, в некоторых ИВС Ростова-на-Дону вынуждены спать по очереди на нарах. Идея наркосудов, которую выдвинула и пошагово внедряла в судебную практику Федеральная служба Госнаркоконтроля за незаконным оборотом наркотиков (ФСКН), когда совершивший наркопреступление малой и средней степени тяжести получал на выбор в судебном решении право ехать в места заключения или назначенный судом специализированный реабилитационный центр, канула в лету вместе с ликвидацией в 2015-м году ФСКН России. Подробнее в статье автора  «Реквием по ФСКН. Регресс антинаркотической политики - 2016». А зря. Региональные управления по контролю за оборотом наркотиков (УКОН) «заточены» только сажать. И снова тюрем не хватает... Колонии и СИЗО переполнены в России именно по этим причинам. Профилактика правонарушений на нуле, а посадки всё объёмнее.

     Вернемся к тому, кто же наполняет эти забитые до отказа ИВС, СИЗО, «централы», колонии. Типичные  примеры наших дней из личных авторских наблюдений. С представителями той самой потерявшейся в смысловом вакууме 90-х годов ХХ века и так и не найденной государством, соответствующими службами, психологическими, образовательными и воспитательными системами России автор смог здесь встретиться. О чём и пойдёт повествование дальше.

     Продолжение следует


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Ник Ликашин : Re: Сумерки богов, людей и культов
2019-06-07 в 18:53

Интересное у Вас эссе!!! О потяревшейся России. Здесь, лучше говорить о потерявшейся Руси, т. к. о Древнеегипетских фараонах и их богах говорили на Руси монахи путешественники..
2. Ник Ликашин : Re: Сумерки богов, людей и культов
2019-06-07 в 18:45

Прус определил фараоновскую религию - лабиринтом, в которой золото невозможно найти...
1. Ник Ликашин : Re: Сумерки богов, людей и культов
2019-06-07 в 18:42

Автор, здесь не согласен: "мишуры СОВЕТСКОЙ жизни", там мент знал за что работал...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме