Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Литературная эскадра Петербурга

Борис  ОрловАлексей  Бакулин, Русская народная линия

31.05.2019


Беседа с председателем правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России …

 

- Я в силу своего положения очень хорошо знаю, что сейчас происходит в современной российской литературе. Я знаю многих и многих писателей, которые живут по разным русским городам и весям, знаю, как самоотверженно они трудятся, как они творят в условиях очень и очень неподходящих для творчества. Знаю я и то, что большинство из них известны только в своих родных городах, хотя талант их - отнюдь не местного значения, и то, что они пишут, могло бы принести и пользу, и радость читателям по всей России.

Такими словами начал нашу беседу Борис Александрович Орлов, поэт, публицист, общественный деятель, который уже 14-й год возглавляет Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России и является одним из сопредседателей этого творческого союза.

- Борис Александрович, как известно, в городе на Неве есть два писательских объединения: Союз писателей Санкт-Петербурга и тот, которым руководите вы. Расскажите в двух словах, какова роль СПб отделения СП России в культурной и общественной жизни нашего города?

- Давайте начнём с того, что мы - правопреемники Ленинградского отделения СП РСФСР. Мы - не новообразование, мы ни откуда не выходили, ни от кого не отделялись, мы просто продолжаем ту работу, которая велась нашей организацией в советские времена. Что же это за работа? Понятно, что главный труд для каждого литератора - это его творчество, но писательский союз - это не клуб по интересам и не приятельские посиделки. Мы объединяемся для того, чтобы по мере сил и возможностей укреплять культуру России, воспитывать российских граждан в том духе, в тех традициях, которыми испокон века держалась наша Родина.

- А если говорить определённее: как именно писательская организация решает столь масштабные задачи?

- А вот давайте посмотрим на те мероприятия, которые мы проводим. Прежде всего, хочу сказать, что мы уже несколько лет подряд принимаем участие в Международном книжном салоне, - и все мероприятия государственно-патриотического направления, которые там бывают, - это дело рук именно нашей организации. В этом году мы планируем провести ряд встреч, посвящённых 220-летию А.С.Пушкина. Их общая тема звучит так: «Современный мир. Нуждается ли Пушкин в защите?». Я посоветовал организаторам Салона пригласить на них писателей не только Петербурга, но и из других областей России, и даже из братской Сербии: наше отделение уже много лет сотрудничает с писательской организацией из сербского города Нови Сад. Мы обмениваемся визитами, знакомим друг друга со своим творчеством, - вот вам прекрасный пример народной дипломатии! Мы планируем пригласить на нынешний Салон белоруса Михаила Павловича Позднякова, руководителя писательской организации Минска. Хотелось бы видеть Николая Лугинова и Магомеда Ахмедова, чтобы обсуждение получилось серьёзное, глубокое.

Мы уже готовимся к встрече 75-летия Победы. Это очень важное направление, ибо попытки фальсифицировать историю войны не прекращаются, а наша организация всегда боролась за историческую правду. Вообще, хочу сказать, что процентов 90 литературных мероприятий, посвящённых различным юбилеям и памятным датам России, проводит в Доме писателей именно СПб отделение Союза писателей России.

- А если говорить о делах литературных... Ни для кого не секрет, что в России сейчас идёт снижение профессионального уровня по всем областям... Это - увы! - касается и литературы.

- Да, - и можно сложить руки и тихо оплакивать такое положение, а можно бороться. Как мы с этим боремся? Мы стараемся воспитывать творческую молодёжь. Вы знаете, что на сегодня проведено уже 33 конференции молодых писателей Северо-Запада? Причём, обратите внимание: в те времена, когда губернатором Петербурга была В.И. Матвиенко, на их проведение городом выделялась небольшая сумма, но последние три конференции молодых писателей, (а мы их проводим раз в два года), - нам не было выделено ни копейки! Мне самому приходилось искать, чем хотя бы накормить участников (а ведь они съезжаются из разных городов!) Спасибо моим товарищам, которые вместе со мной руководят работой отделения - это и Александр Скоков, это и Олег Чупров, это и Ирэна Сергеева, это и Анатолий Иванович Белинский, и покойный Николай Коняев, - они работали по выходным дням, добровольно, на общественных началах, - а работы там, поверьте, хватало. В конференции участвовало 130 человек, которые работали в шести семинарах: три поэтических, два прозаических, и один семинар критики и литературоведения.

И это ещё не всё. Сейчас мы проводим ряд фестивалей. Вот, например, по моей инициативе совместно с Общероссийским Народным Фронтом и администрацией Кронштадта - проведён уже третий литературный Гумилёвский фестиваль, в котором активно принимает участие кронштадтская молодёжь и школьники. У нас состоялся ещё один - уже 13-й - Международный фестиваль детского творчества, на котором я являюсь председателем жюри. На этот фестиваль съехались юные литераторы не только из СПб и Ленобласти, но и из других областей России, и даже из-за рубежа. В этом году, к примеру, рассматривались работы из Вьетнама, из Сингапура, из Польши, из бывшей Македонии. И опять же, заметьте! - всё это происходило на общественных началах, на энтузиазме наших сотрудников. А ведь таких молодёжных фестивалей проводится в городе несколько.

Секция детской литературы проводит интереснейший фестиваль чтецов «Разукрасим мир стихами»: там детишки, начиная от дошкольного возраста и кончая выпускниками школ - несколько возрастных групп - читают стихи современных петербургских поэтов. И какие это стихи! Это вам не «Вредные советы», а произведения, воспитывающие доброту, нравственность, духовность. А вот ещё: у нас же сейчас идёт год языков малых народов России, - и вот член детской секции, поэтесса Гурия Османова организовала фестиваль, где ребята разных национальностей читают стихи на своём языке.

Вообще, международные связи у нас, как я уже говорил, налажены. Вы знаете эту историю с музеем великого русского поэта Павла Васильева в Казахстане. Ещё недавно над ним нависла угроза фактически исчезновения: его хотели объединить с музеем некоего казахского классика. Были серьёзные, не беспочвенные опасения, что в результате имя русского поэта будет постепенно вытеснено и забыто. В конце августа 2018 г. я написал письмо на имя президента Назарбаева, с просьбой оставить без изменений музей Павла Васильева. И в конце ноября того же года получил ответ от вице-министра культуры Казахстана: он писал, что всё в музее Павла Васильева останется по-прежнему.

А вы слышали о деятельности члена нашего союза Евгения Николаевича Дёмкина? Это подвижник, он возглавляет Бунинское общество. Совместно с этим обществом нам удалось дать одной из василеостровских школ имя И.А. Бунина, открыть сквер имени Бунина, а в области, в посёлке Аннино Ломоносовского района библиотеку им. Бунина...

- Многие петербуржцы считают, будто между Союзом писателей России и Союзом писателей Санкт-Петербурга ведётся непримиримая идейная борьба...

- Нет, конечно. Что нам делить? И у нас, и у них - собственный творческий потенциал, достаточно сильный, боевой... К слову сказать, есть и у нас либерально настроенные писатели, и у них немало людей с государственно-патриотическим мышлением, так что идейной конфронтации между нами нет.

Меня, да, собственно, весь наш Союз, совсем другое волнует. Всё чаще мы видим, что на государственном уровне словно бы и не замечают писателей по-настоящему талантливых, интересных, умных, болеющих за Россию, - а вместо этого назначают в писатели людей далёких и от и литературы, и от России. Тут, кстати, большую роль играют родственные связи «назначенцев» с крупными московскими чиновниками... Эти «назначенные гении» тиражируются повсюду: они и в интернете, и на афишах, и на экранах телевизоров. Их слова, зачастую весьма не глубокие, полные подчёркнутого равнодушия к России и её народу, звучат отовсюду, и в результате у рядового гражданина создаётся впечатление, будто вся современная русская литература наполнена самолюбованием, высокомерием и презрением к человеку.

А с другой стороны всё более и более тускнеет память о настоящей русской литературе - талантливой, высокой, духовной, - какой она была ещё в советские времена. Советская классика старательно топится в забвении. Я это знаю не понаслышке: я часто выступаю среди молодёжи и могу сказать, что, например, наших поэтов-фронтовиков не помнят ни школьники, ни студенты. Я спрашиваю у ребят: кто такой Михаил Дудин? Вадим Шефнер? Сергей Орлов? Сергей Давыдов? - в ответ молчание. Они впервые услышали эти имена!

- А вы уверены, что это процесс не естественный, а организованный?

- Увы, к сожалению, я много общаюсь с нашими чиновниками и знаю их отношение к литературе. Я утверждаю, что это - часть политики. Я понимаю, что, когда разрушали СССР и писали Конституцию для РФ, было сделано всё, чтобы русский народ не смог подняться духовно, а русская литература была бы загнана едва ли не в подполье. Да вот, чтобы далеко не ходить: вам известно, какой государственной структуре подчинили наш Союз? Федеральному агентству массовых коммуникаций! Хотя логичнее было бы замкнуть нас на Министерство культуры!.. Что же - по неразумию это было сделано или злому умыслу?

Кем по сути стали современные издатели? - это перекупщики. У нас и в экономике, и в культуре на первом месте стоит перекупщики. Диктует издатель, а не писатель. Писатель был отброшен в сторону.

Вот ещё один интересный момент: вы знаете, что у нас существует конкурс издательских проектов, финансируемый правительством Санкт-Петербурга. Начато это было ещё во времена губернатора Полтавченко в 2012 году. У него был вице-губернатор по культуре - Василий Николаевич Кичеджи, - он с огромной симпатией относился к нам, писателям, и создавал издательские проекты, в которых писателям отдавалось определённое предпочтение. А сейчас всё изменилось: пришли другие чиновники, а чиновник, хоть и мелкий, способен играть весьма отрицательную роль. Несколько лет назад я говорил с одним таким деятелем. Я ему: «Прежний вице-губернатор вёл правильную политику в области литературы...» А он мне в ответ: «Ну, и где теперь этот вице-губернатор?» Я ему: «Губернатор обещает нам то-то и то-то...» А в ответ: «Мало ли что он обещает!» Я давно понял: чиновники высшего разряда приходят и уходят, а мелкие остаются - и подтачивают систему, работают против системы.

Вам известно, что мы учредили всероссийскую литературную премию им. А.К.Толстого, - субсидии на неё даются небольшие, но отчётность требуется такая, что создаётся явственное впечатление, будто нас вынуждают отказаться от неё. Такое количество всевозможных документов!.. Нас хотят совсем убрать с шахматной доски. И ещё о субсидиях: в течение одного года сменилось четыре (!) чиновника, отвечающие за них, - и каждый приходил со своими, новыми требования. Тут есть какая-то скрытая препона - я не знаю, какая именно, - которая всё время встаёт на нашем пути и мешает писателям реализовать себя.

- Вот вы сказали, что много общаетесь с молодёжью. И что же: вся она так далека от культуры?

- Нет, конечно, исключения есть. Вот и наши конференции молодых писателей Северо-Запада постоянно собирают весьма талантливую молодёжь... Я выступал в Кронштадтском Кадетском Морском корпусе и просто поражался, как любят Родину кронштадтские кадеты, как великолепно они знают нашу историю, и литературу. Вот это военное образование! Но в гражданских вузах - там другой подход...

Вот интересное и печальное наблюдение: когда мы объявляли молодёжные конкурсы произведений о семье, результаты вышли довольно неутешительные. Ребята просто не знали, что можно написать о семье! Эта тема - вне их интересов.

Мы очень дружим с писателями Донбасса: и они у нас выступают, и мы у них... Я сам год назад был в Донбассе... А совсем недавно у нас выступала Марина Бережнова - яркая, талантливая донецкая молодая поэтесса. И вот, когда сравниваешь её стихи, стихи её земляков с произведениями их ровесников из Петербурга, - очень грустно бывает. Становится ясно, что наша молодёжь ориентирована на мелкотемье! (И не только молодёжь, - увы!..) Как в своё время писал Мандельштам: «Мы живём, под собою не чуя страны». Они не чуют страны, не видят, где живут, не помнят нашей истории. Впрочем, эта нечувствительность к родной стране - она везде, во всех слоях общества чувствуется... А вот когда мы читаем произведения донецких и луганских авторов, то у них-то чувство Родины мы находим в полной мере!

Впрочем, я не хочу ругать нашу питерскую литературную молодёжь. У нас, в Союзе писателей России наиболее талантливые ребята, - я работаю в приёмной коллегии и вижу это, - пусть их книги и выходят мизерными тиражами: проза - по 500 экз., а поэзия - по 200. И всё же - это удивительно русская литература. Это уровень, - я бы так сказал, - ничуть не ниже того, что был в эпоху, называемую Серебряным веком, - а может быть, даже и выше. Но всё это создаётся подвижниками.

И ещё: пусть современная молодёжь в массе своей и не слишком начитана, не знакома с нашей классикой, - но она к ней тянется! Это надо признать, это я вижу постоянно. Мы выступаем в детских домах, в реабилитационных центрах и школах-интернатах, нас слушают - и как слушают! - трудные подростки, дети-инвалиды, - и мы чувствуем, что наши слова не пропадают зря. Нас приглашают ещё и ещё, спрашивают: «Когда вы снова придёте?» Равнодушных мало.

- Борис Александрович, а у вас-то откуда изначально появилось это неравнодушие к поэзии? Ведь вы - военный человек, моряк-подводник, специалист по атомным энергетическим установкам...

- А у меня с рождения это шло параллельно: я лирик по натуре, и в то же время - офицер, капитан первого ранга... У меня есть фотография, где мне лет пять, - и на ней я в маленькой бескозырке, в маленьком бушлатике, и на лентах написано «Моряк». И в те же самые годы я с огромным удовольствием слушал стихи: мы с мамой учили Лермонтова - «Ночевала тучка золотая...» «На севере диком...» Отцу был ближе Тютчев. Помню, как я впервые услышал от него «Люблю грозу в начале мая...»: мы сидим во дворе, зеленеет первая травка, дождь только что прошёл, и отец мне читает Тютчева... Я тогда и в школу не ходил, но слова эти чувствовал всем сердцем. Я благодарю судьбу за то, что вырос на природе: дети, которые родились в наших каменных джунглях, лишены общения с живым миром. Они, попав за город не понимают даже, что за птичка там поёт, а мы знали все названия птиц и любили их. Наши родители учили нас не обижать животных. Бывало, что кто-то из моих приятелей начинал бить палкой лягушек, но если это замечали взрослые, то они немедленно и строго пресекали такое безобразие! Представьте себе: фронтовики, прошедшие войну, суровые воины, которые ещё недавно своими руками убивали захватчиков, запрещали детишкам трогать лягушек. Однажды я на глазах у отца взял рогатку и прицелился в воробья, - отец был очень возмущён: «Не делай так никогда!». За эти заповеди, которые мне привиты были в детстве, я очень благодарен своим учителям, своим родителям. И зато какая была атмосфера в наших сёлах и городках: мы бегали повсюду и по вечерам, и по ночам, и родители не беспокоились, - они твёрдо знали, что ребёнка никто не обидит. И культурная жизнь била ключом. Я вспоминаю: когда вышла книга Константина Симонова «Живые и мёртвые», - мужики всей деревней читали её и обсуждали. Да и не только Симонова: как только появлялась какая-то интересная новинка, она не проходила мимо внимания деревенских жителей. Театры к нам приезжали, выступали в сельских клубах... Было взаимное обогащение города и деревни, - то, что сейчас отсутствует напрочь.

Писать я начал с детства, публиковаться стал ещё в школе, но никогда не мечтал стать поэтом. Я всегда хотел стать военным моряком, но со временем понял, что литература - это важнейшее моё дело. Две мои судьбы - военная и поэтическая - шли параллельно, и обе реализовались. 33 года я отслужил в ВМФ, членом Союза писателей СССР стал в 30 лет, в 1984 году защитил на отлично диплом в Литинституте. У меня вышло 18 поэтических сборников, и всё же более половины из написанного ещё не опубликовано.

Сейчас я тоже пишу, хотя административная работа отнимает много времени. С одной стороны - это печально, но делать-то нечего: в наше время без этого нельзя, а иначе литература будет задавлена, забыта, - всё канет в лету: и память о нашей военной истории, и нашей классике. Для меня святы слова Некрасова: «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Я хочу быть поэтом, но поэтом-гражданином, хочу жить по заветам наших классиков.

- Наверное, тяжело в наше время жить с такими принципами?

- Да, времена сложные... Я не хочу, чтобы в России повторились 90-е: наша страна не выдержит этого испытания ещё раз. Когда я вижу, что в Общественный совет по культуре Госдумы записали Шнура - я не знаю, что тут сказать? Что за люди способны на такое? У меня создаётся впечатление, что это люди совершенно неграмотные, серые, у которых один взгляд и на экономику, и на культуру: где бы урвать, где бы отпилить... А молодёжь-то видит: власть имущие говорят правильные вещи, но при этом воруют. И это создаёт определённую нравственную - вернее, безнравственную - установку для подрастающего поколения. Мы, писатели, должны что-то противопоставить этой установке, - хоть это и трудно сделать, когда творческие союзы имеют не больше прав, чем любой клуб по интересам. Говорят, что скоро будет принят закон о культуре: это хорошо, - но в каком виде он будет принят? Не знаю. Помню, говорил с молодым чиновником... Он спросил меня: «А зачем нам литература? Какую она прибыль приносит?» Вещь, не приносящая немедленной прибыли для них не существует. Понятия долгосрочной выгоды у них нет, - а ведь литература - это работа на долгий срок: она воспитывает будущие поколения. Мы работаем на будущее, и на отдалённое будущее, но власть предержащим это не интересно, - ведь их лично это не касается, а после них - хоть потоп!

И всё же, я, как военный моряк, считаю, что наш Союз идёт правильным курсом, - и нас с этого курса не сбить, потому что за нашей спиной стоят наши родители, деды и отцы. За нами Россия, которая ждёт своего духовного возрождения.

- Расскажите немного о своих соратниках по Санкт-Петербургской писательской организации.

- Это подвижники, - повторяю: это подвижники. Они работают только за счёт своего энтузиазма, по зову своей совести. И как работают! Вот, например, мы издаём один из лучших российских толстых журналов - «Родная Ладога», где публикуются интересные авторы, писатели, публицисты, общественные деятели - вплоть до министров. Этот прекрасный журнал создали поэты - Валентина Ефимовская и Андрей Ребров. А Юрий Буковский возродил, - хоть и очень тяжело было! - детский журнал «Искорка». Есть у нас журналы «Окно», который делают Маргарита Токажёвская и Мария Амфилохиева, журнал «Гармония» - Раиса Мечиташвили, журнал «Сфинкс» - Андрей Родосский.

У нас есть, чем похвалиться! У нас есть такие талантливые прозаики, как Александр Скоков, Анатолий Козлов... А поэты: Ирэна Сергеева - наш классик, Валентин Голубев, Герман Ионин, Александр Медведев. А если взять молодых - это Роман Круглов, который активно работает в совете молодых литераторов. Недавно приняты, как мне кажется, очень талантливые поэты - Екатерина Огарёва, Екатерина Игнатьева, Игнатий Смоленский. Это молодёжь, им особенно трудно сейчас: это не то, что было в советское время, когда за стихи можно было получать деньги - и хорошие деньги. Но ребята работают, потому что понимают: раз Господь дал талант, нельзя его зарывать в землю. Простите все, кого не назвал: на самом деле талантов у нас гораздо больше. А вот наши старики: вот Анатолий Иванович Белинский, наш патриарх, - ему уже за 90, но он учит молодёжь, и молодёжь его любит... Помню, однажды в городе стоял лютый мороз, и люди не решались без веской причины выходить из дому, а к Анатолию Ивановичу на семинар пришло в тот день более 20-ти человек.

У нас очень много талантов! Мы-то в своём кругу их знаем и ценим, но им так трудно пробиваться к читателю! В современной России разорвано культурное пространство. Мне это пространство видится джунглями Амазонки, где живёт очень много племён, но каждое племя ничего не знает о существовании соседей. Я верю, что однажды мы преодолеем эту разобщённость, - мы уже очень много сделали в этом направлении, - надо только не менять курса. Наш курс - верный!

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Исидор : Тогда и сейчас
2019-06-02 в 14:35

Раньше были литературные генералы, теперь литературные капитаны.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме