Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

С утра пораньше

Владимир  Крупин, Русская народная линия

21.03.2019


Записки разных дней. Часть 5 …

 

Часть 1

Часть 2

Часть 3 

Часть 4

 

ДАВНЯЯ ТЕТРАДЬ, которая составлялась из разных заметок, нашлась. Как она прошла со мной путь почти в шестьдесят лет, эта «Книга приказов районного пионерлагеря. Село Троицкое. Начата Первого июля 1960 г.», как? В ней приказов немного, в основном, мои записки. Многое наивно, но что-то и любопытно. Что-то и сохраню:

Много страниц словаря собственных запасов слов. Начинается: «Увидел Лёвка: «Что это?» Я придумал: «Давай, кто больше слов из памяти напишет». - «На что поспорим?» - «Так просто». - «Ну, это без азарта».

Так и писал, не соревнуясь. Много слов. Дотянул до буквы «Б». Закончил словом «бюллетенить» и приписал: «Безсмысленное, безполезное, блажное занятие». Потом, на следующей странице начал и на букву «В». Оборвал на слове «ванты».

А уж дальше пошли всякие заметки:

- На замполита рожу нельзя смотреть без дрожи: всю жизнь задаром прожил, а скольких он заложил. 1963 январь. (То есть третий год службы. То есть тетрадь перехода от казармы к студенческому общежитию).

Мальчик - дитя разговаривает с деревом. Уж они-то понимают друг друга.

- Ты зачем меня, мать, породила и матросскую форму дала?

- Такая была болтушница, такая развей-растряси. И вкруг головы и в пазуху наговорит. А хозяйка? Принесёт муж зарплату, она сразу чеши-маши на все гроши. Муж через два дня: где деньги. Она: «Какие деньги?» Ещё и смутьянка.

Вспышка ссоры. Но драка сразу оборвалась. Ударенный не ответил, а спокойно сказал: «Завтра приходи извиняться с бутылкой».

На Комсомольской, у трёх вокзалов, старуха, входя в трамвай, крестится: «На путь истинный!»

Осенью домашние гуси безпокойны, будто сговариваются между собою. Но никогда не договорятся и никогда не улетают. Так, побегают, крыльями помашут и к Октябрьским праздникам по нож.

- Будь сам хорош, все хорошими будут.

В больнице да в темнице головушка горькая.

- Банщица: «До Троицы веники не ломают. Ломают на Казанскую. Не облетают, душистые. В бане летом жарынь непомерная, а потом жару легко переносить. Старухи мало парятся. Сядут в парилке в угол да сопят. Им и хорошо. Нервы лечат. Живут потом не нервенные.

- Бросай курить. Семечки погрызывай. Бросай, чего в этом хорошего? - Оправдываюсь: «Да у нас сосед с войны пришёл. Безрукий. Я ему цигарки завёртывал, так и приучился».

- Какая власть, такая масть. Кто силён, тот и волен. Не жалей, прими сироту. Один гусь всё не поклюёт. К старости от приёмыша добро будет.

- Семья как мир. Мы плотно жили. Старший вырос, выстроил домик, тут ему и поместье. Не хотел далеко от нас. Все вместе и душа на месте.

- В город приедешь в гости, они сразу по магазинам с сумками забегали. В деревне всё своё. И как стали хорошо жить, когда после войны воспрянули. А тут этот кукурузник. Одворицы обрезали, скот резали. Так ведь и армию убивали, корабли переплавляли. Такой пузырь.

Когда женщина, идущая навстречу, спускается с лестницы, она красивее, чем когда поднимается навстречу. А в метро её отражение в стекле притягательней, чем наяву.

В книжных магазинах обычно прохладнее и спокойнее.

- Кольцо хочу жене подарить. - «Надо с пальцем приходить, чтоб потом не бегать, не переменивать».

Водитель автобуса сердито пеняет вошедшей женщине: «Так вас и давят, а потом нас по три месяца таскают». - Она оправдывается: «Боялась не успеть, вы же бы уехали». - «Я всегда жду». - «Правда? Надо же!»

- Я иду, а мне навстречу трактора да трактора. Эх, почему любовь не лечат никакие доктора?

В селе у нас женский пол терпеть не мог слова «девки». Тут же обрывали: «Девки на барском дворе коров доят». Думаю, это ещё от времени отмены крепостного права.

Петух один - куриц много. Сколько же романов у него за день. И он, вроде, ко всем внимателен. Но каково бывает курочкам, когда он выделит какую-то одну. Горе им. Но и ему вскоре секим-башка. Всех надо было любить, думает он на плахе.

- Вот забызела, вот забызела. - То есть заупрямилась, закапризничала. Но упрямится можно молча, а бызеть надо со звуком. Видимо, тюркское.

- А за что вы так евреев не любите? - Не всех же. Кто о золоте и власти не мечтает, тех уважаю. Да золото и власть зачем во гробе?

Женщина другой: «Эта Милька вся из себя. Вся в маникюре. В лучшем случае в хирургических перчатках две кружки помоет. И вообще она - бэ в квадрате». - «Давно!» - поддерживает вторая. Третья помоложе: «А что это такое?» - «Не всё сразу. Ещё узнаешь».

Мужчина в белом свитере и в чёрной бабочке поверх свитера. Посредине бабочки крупная стеклянная брошь. Изображает экстрасенса: «Не скажу, что всю вылечу (речь о тёще), но голову освежу. Она как спит? Головой куда? Ногами надо на запад. Окно сегодня расшторь. Нет, ногами надо на восток. Кровать у неё вдоль стены? Или поперёк?»

Такой идиотизм покорно выслушивает другой мужчина.

«Чёрный человек» Есенина - алкогольная галлюцинация. Ибо он у него был не снаружи, а внутри. Не «что ты, ночь наковеркала», а вся жизнь.

Гоголь сломался на поиске идеала. Где его взять: един Бог без греха.

«Лень больше грех, чем гордость»? Надо же, а я ленивый.

- Рассчитай меня, контора, хватит, поработала.

Общество ещё может признать свою вину перед человеком, государство никогда. А ведь то, что природная одарённость человека не раскрывается, потому, что он только и думает, как бы заработать, это прямая вина государства. И вообще оно безжалостно. Выпило оно у тебя все жизненнее силы и выпинывает. А ведь могло бы благоденствовать, будь поумнее.

Старухи на лавочке. «Ну, у тебя халат! Не жалко было столько пуговиц пришивать?» - «Ак я специально. Налетит какой охальник, так не скоро расстегнёт».- «Так охальник-то просто раздёрнет». - «Да с чего? Смотри, материя ещё довоенная, нитки суровые». - «Броня!» - «Можно и так сказать». - «А с ножом набросится?» - «А я с костылём!»

Генерал на мотороллере.

Аптека, записка: «Звонить. Стучать».

«Ввиду болезни киоск не работает»

Трагедия моего времени в нехватке времени. Так-то так, но как же этого времени хватает на трату времени?

А в Москве такая теплынь, будто завтра совсем не декабрь.

- Слушай, я коротко. Я пьяный, ты меня лучше понимаешь, чем я говорю, слушай. Привезли нас в квартиру, там односпальная кровать. Её-то родители говорят: это для Шурки, на двуспальную сам заработай. И вот, я сплю на полу, Шурка на кровати, и все равно стала пузатая. Шурка-то. Понимаешь аллегорию?

 

БЫЛО У МЕНЯ любимое дерево - черёмуха. У неё один сук отходил в сторону и у него ещё у самого по сторонам два сука. Вроде как кресло. Я любил в этом кресле качаться. Время шло. Сук толстел медленнее, чем я прибавлял в весе. И однажды он сломался.

Мораль: надо вовремя прощаться с игрушками.

 

- АППАРАТ БЫЛ самогонный - чудо техники. Труба стальная на сто пятьдесят, змеевик, штуцер вывел в воду. Работал аппарат - зашибись! Его сосед попросил, когда я по контракту уезжал. Вернулся, где агрегат? Говорит: не знаю, не брал, не помню. Конечно, соврал. И что? И спился.

Помнишь, был кубинский ром? Семьдесят градусов. После него водка как вода, а после моего ничего не захочешь. Я как: беру бидон сорокалитровый, ставлю брагу. Но не пью - такое не по мне. Бражку перегоняю, спиртомер говорит: столько-то. Мало - опять перегоняю. Идёт под сто. Очищаю молоком. Засыпаю изюмом. Выдерживаю в прохладной темноте. И пробую. Рюмку-две. Но, чтоб, когда пьёшь, не дышать. Спирт пил? Ну да, но он же обжигает, а тут горячий удар во все части организма. Всех микробов сверху донизу переколотит. Вот сколько мне лет? А почему так? Вот и думай. Без очков газету читаю, хотя я их не читаю: одна брехня.

 

А ВОТ ЗА ЧТО вятским так не везёт? Взять хотя бы эту болевую точку - флаг над рейхстагом. Ведь доказано уже, что первым водрузил флаг именно вятский солдат Григорий с прекрасной фамилией Булатов. А какое у него красивое лицо! Именно лицо молодой победы. А числятся, всем известны, знаменосцы Егоров, и из угоды вождю, грузин Кантария. Несомненно прекрасные воины, и слава Богу, что прославлены. Но а Григорий Булатов? Очень много я прочёл о нём, много слышал. Ещё в 70-е, когда он был жив. Ему лично маршал Жуков обещал помощь и даже была встреча со Сталиным, но всё кончилось тем, что Сталин умер, а Жукова Никита задвинул в Свердловск, потом в Одессу.

А Булатову каково? Не над курятником флаг. Стал попивать. Смеяться над ним стали, прозвали - Гришка-рейхстаг. А потом, потом, я уверен, его, как и Есенина, всунули в петлю. Пустили слух: сам, по пьянке, полез. Мешал пропаганде. Остался в легенде.

А недоступный Эверест по недоступной стенке прошёл вятский альпинист Шабалин. Кто это знает?

 

ЗЛОБНЫЙ, МСТИТЕЛЬНЫЙ хохол - вот кто Никита Сергеевич Перельмунтер. Матерился страшно, советов не слушал, деньги страны гробил, армию убивал, Россия при нём обнищала. Боролся с культом личности Сталина? Портретов Сталина в 1952-м году в «Правде» было шесть. А Хрущёва в той же «Правде» в 1964-м - 147. У кого культ? Был фильм в 60-х «Русское чудо». И тогда выпустили свинью (кто-то) на Красную площадь и на ней было написано «русское чудо». За хлебом очереди.

И ещё его оправдывают. Очень покоробил М. Ромм: «Забудутся и Манеж и кукуруза... А люди долго будут жить в его домах. Освобождённые им люди». Полная дикость. Входили в шлакоблочные хрущобы под потолки в два метра пятнадцать сантиметров на, самое малое, три поколения, вот в чём штука. И за это говорить спасибо? И кто вырастал в таких домах?

 

А ВЯТСКИЕ В ПРЯМОМ смысле (и сибиряки) спасли Москву. Северо-западный фронт - самое кровопролитное место войны. Тут они и были. Мы с Гребневым были около Ржева в Полунино. В одной могиле, где его отец, больше десяти тысяч павших. Только в одной. А их там сотни. Не зря же у Твардовского именно сказано «Я убит подо Ржевом, в безымянном болоте».

 

БАТЮШКА: - Хочешь насмешить Бога, строй свои планы.

 

ЛЕТОПИСЕЦ - ЭТО НОРМАЛЬНО. А летописица? Нет, не женское это дело. Прижились секретарши, машинистки, поэтессы (да и то хотят, чтоб поэтами звали), и все эти директрисы, а, например, референток нет. Хотя ассистентки есть. Оппоненток нет.

То есть язык сопротивляется тому, чтобы женский пол изменял своему назначению: колыбели, детям, плите. Хотя и тут. Повар второй категории звучит, а повариха первой не очень.

 

ВОЛОДЯ БОГОМОЛОВ, знакомы с ним лет тридцать, не может без хозяйства. А мог бы и без козочек и без курочек, без теплицы. Нет, любит. Да и внуков поддерживает. Живёт в самодельной хибаре-развалюшке на окраине Балашихи. Всё время боится, что выселят. Хибарка же его нигде не числится. Как и участок.

- Это же у меня экология стопроцентная. А купи в магазине овощи. На них же нитратов туча хренова.

Он уже на пенсии. Но на работе без него не обходятся. Электрик. Да и вообще, всё может. Кстати, любит читать. Слушает радио «Звезда».

- Где вот мне коз пасти? Робинзону Крузо что? Весь остров его. Подоил коз с утра, выгнал, дал пинка и спокоен.

Часто про детей говорит.

- Они через маму в мой карман лезут. - А мама, детей, его жена, уже давно лежит болеет. И на неё тоже нужны средства. - Я с ней вожусь, это мне расплата за тёщу. Тёщу я не любил. А за что любить? Вот я пошёл косить, даёт узелок: «Тут тебе обед». Сорок соток, представляешь? Жарища. Намахался косой, обедать. А она завернула сало солёное и яйца вкрутую. Что это такое? Это смертоносный груз для желудка. Хорошо, там был ключ с холодной водой. Но ведь тоже - резко охлади разогретый организм, заумираешь.

Раньше он и курил и выпивал покрепче. Сейчас борется, и успешно, за трезвость. Если не перепьёт, то и не закурит. Меряет давление. Купил аппарат. Носит с собой.

Володя служил в Германии. Нахватался немецких слов, особенно часто говорит: «Морген, морген, нур нихт хойте» - То есть: завтра, завтра, только не сегодня. Но он не лодырь. У меня постоянно проблемы со скважиной, хотел уже от неё отступиться, к соседям за водой хожу, но Володя добивается, чтобы вода была своя.

Всегда любит поговорить на темы политики и религии.

- Слышал по радио, что проблема мира решена. Как? Все, хоть и разные и из разных мест, но как только пойдут к Богу, то и встретятся.

- Но они же к разным богам пойдут, к своим. И опять разойдутся.

- Пожалуй, что да. Да. Хохол смеётся, еврей плачет. Русский смотрит, хохол скачет.

- Как хорошо, москалям и скакать не надо.

 

СОБОРНОСТЬ СОСТАВЛЯЕТСЯ из: общинности (социальное), из артельности (труд), из прихода (духовность).

 

СЕМИНАРИСТ ПЕРЕД ЭКЗАМЕНОМ в карманы своей рубашки помещает два образочка Божией Матери. Ликом к себе образ «Прибавление ума», ликом к преподавателю «Умягчение злых сердец».

 

ЛЮДИ ОБЫЧНО мыслят фактами, понятиями, философы категориями, православные Заповедями. Вот бы соединить.

 

СПАСИТЕЛЬ ВОСКРЕС, ВОЗНЁССЯ, теперь дело за нами.

 

ОКОЛО ПНЯ: - Дерево было сосна. Лет... сто как минимум. И вот пень. - Но ведь, если б не спилить, сгнил бы на корню. А так - служит где-то кому-то в качестве чего-то. - Чего-то? - Но обязательно полезного. Дом, мебель, дрова.

- Вот она и заиграла двадцать пять на двадцать пять. Вот она и загуляла наша шаечка опять.

 

В ДУШЕГУБКЕ, в газовой камере все умерли. Только сидят четверо, в карты играют. Полицейские потрясены, как это так? - Так мы же кирово-чепецкие.

 

В АРМИИ: - ДОКЛАДЫВАЕТ командир отделения Козлов. - Рапорт принял. Командир взвода Баранов.

Вместо крика: «Подъём», - дневальный, призванный из Средней Азии кричит: - Рота, кончай ночевать!

 

НА ПРИВАЛЕ в мокрую погоду роется в сумке, бормочет: - Я помню ваши незабудки и вашу согбенную стать. Да, брат, страшнее, чем обутки, носок шерстяный потерять.

 

- КТО БЫ О ЧЁМ БЫ тебя бы ни спросил, сразу спрашивай: с какой целью интересуетесь? - Так на хрен же пошлют. - А ты тут же: С какой целью посылаете?

 

- ИСЦЕЛЕНИЙ В ГОРОХОВСКОМ источнике был страшенное количество. Одна женщина была - невралгия сильнейшая. Выкупалась - прошло. - Надо записывать. - А чего записывать? Кто верит, тому чего говорить?

 

РАСПЛАЧИВАЮСЬ В СЕЛЬСКОМ магазине. Мелочь из кармана просыпалась. Продавщица: «О, сколько денег насеяли». - «У вас хотят остаться». - «Конечно, мало купили».

 

СОБРАНИЕ. ГОЛОСУЮТ: - Кто за? - За президиум и ещё первый ряд. - Кто против? - Несколько из последних рядов. - Кто воздержался? - Тоже несколько. - А кому всё пофигу? - Все отстальные.

 

- Я ЛЮБЛЮ, КОГДА пылает, я люблю, когда горит. Я люблю, когда мой миленький слова мне говорит.

Несомненно сочинено женским полом. Любят, дурочки, ушами. А зря.

- Округа листвой шелестела, сияла, звенела, цвела. Своё соловьиное тело любимая рядом несла.

Это, конечно, мужская рука. И далее:

- Года летят, года свистят. И всё страшнее вести: нам на двоих сто пятьдесят. А надо каждому по двести.

Вариант: Года летят, года свистят. Весёлый счёт, ребята. Нам на двоих сто пятьдесят. - С закуской? Маловато.

«Кто жить торопится, тот чувствами смешит».

Стал поскромнее - станешь постройнее.

Поэт: «Извините, мало работаю». - Мы: - «Но кто-то же должен слушать соловьёв».

Стихи старухи: «Я дальше бани не была и слаще свёклы не едала».

Стихи в газету. «Покушение кошки на воробья. Но он вспорхнул и улетел. Остались пёрышки на ветке. Он тоже, как все мы, хотел порхать под солнцем пятилетки».

 

НАШ ПАРОЛЬ и наш отзыв: «Христос Воскресе! - Воистину Воскресе!» И всё. И можно, пусть незнаком ещё, уже идти с ним в разведку.

 

В СЕЛЕ БОЛЬШОЙ ПОРЕК снесли церковь, поставили памятник воину-победителю. Приехали с батюшкой и главой администрации говорить о возрождении церкви. На старом месте, ибо Ангел-хранитель поставлен тут при освящении. Встретили нас... враждебно. «Не дадим сносить». - «Да не сносить, переставить!» - «Все равно! Не дадим менять историю!»

Так и воспротивились. Стали строить на новом месте. И доселе строят. И всё не ладится. Спрашиваю: «Зачем же не хотели на освящённом месте строить»? - «Да вот и пойми нас».

Такая история.

 

ГАИШНИК ВИДИТ: мужик пасёт козу на асфальте. - «Ты что, она же у тебя сдохнет». - «Ты же не сдох. А тоже на асфальте».

Поймали пьяного водителя. Мороз. «Отворачивай номера» Отворачивает. Сами пошли в дежурку греться. Он пришёл: «Нате». Бросил номера. Вышел. И уехал. Они глядят - номера-то отвернуты от «Урала».

Читает, спотыкается, забывает прочитанное. Ему: «Не торопись, не посевная».

«Когда висишь на верхотуре, лукавым мыслям места нет. И места нет литературе: кругом сияет Божий свет».

«Вождь токовал навроде глухаря, а нам-то что, глушили втихаря».

Маленького мальчика не взяли в «крестный поход», он плакал. Бабушка сшила ему маленький рюкзачок. Собрала внука, положила хлебушка, пачку вермишели, кружку. И внучек стал ходить в «крестный поход» от бабушки к бабушке.

Схватил за грудки: - «С какой стороны шваркнуть? Видишь кладбище?» - «Вижу». - «Видишь, расширяется?».

 

РУССКИЙ И, ОПЯТЬ же, еврей носят воду. Надо принести определённую норму. Русский берёт коромысло, на него вешает два ведра, в руки берёт ещё по ведру и выполняет норму за три раза. Ему просто лень заниматься неинтересным трудом. Сделал урок и садится. И сидит. У всех на виду. Еврей носит долго и понемножку, в маленьком ведёрке. Туда-сюда. Тоже у всех на виду. И всем кажется, что русский лентяй, а еврей старательный.

 

В УБИЙСТВЕ ЦАРЯ две измены: измена замыслу Святой Руси, возглавляемой Божиим помазанником, и измена Вселенскому назначению - хранить Православие. За что нас после этого жалеть?

Если хотим существовать дальше, надо вернуться в образ Православного царства. Не иначе.

 

КТО НА ЧТО уповает в разговорах о крепости России. На экономику? На экологию? А надо прежде на нравственность. Тут вина и человека и общества, что в России многое идёт не так. А более всего - вина государства, его использование человека как рабочей скотины.

После начала сексуального «воспитания» (начало 90-х), венерические болезни увеличились в пятьдесят раз. (Скрываемые факты).

- А принеси-ка ты мне то-то и то-то. - Может, тебе ещё носки постирать? Или двери в рай открыть?

- Девка улицу мела, старичка подобрала. Увидала её мать, его стала отбирать. Присудили на суде: старичка вернуть семье.

- Я когда-то была молодая, мне в окошко светила луна. Появилася прядка седая и луна мне теперь не нужна.

Потрясающе у Фета: «Когда дыханье множит муки, и было б сладко не дышать». У него же: «Как беден наш язык: хочу и не могу».

И особенно это: «Где слышишь не песню, а душу певца, где дух покидает ненужное тело, где внемлешь, что радость не знает предела, где веришь, что счастью не будет конца».

Это подходило к выступлениям иеромонаха Фотия. Ездил с ним и в Ташкент и в Краснодар.

Душа наша, по Платону, родилась в царстве вечных форм, образцов существующего, и на земле ищет их подобия. Только мудрые видят в бегущем блески вечности. («И песен небес заменить не могли ей скучные песни земли»)

- Мою милочку венчали, я на паперти стоял. Повенчали, вдаль умчали, я ей ручкой помахал.

Женщины ещё немного держатся кухней, но головы внутри уже провентилированы. А сверху опульвелизированы. И всё тем же - самомнением.

- Когда писатель придумывает чувства, это хуже, чем обычное враньё.

«От правителя требуется поощрять делающих добро и заграждать путь невежеству безумных людей» (1-е Петра, 2-14).

«И если праведный едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?» (Он же, 4-18) И: «страдающий плотью перестаёт грешить» (4-1).

Да, так. Слыхивал не раз от старух: «Ой, давно не болела, грешница, Бог забыл»

 

ХУДОЖНИК: - НЕТ, я за то, чтобы снова жениться. Это служение искусству, обновление жизни. (Потом его жёны передерутся и его быстренько загонят в инфаркты и инсульты).

 

ВЯТСКОЕ. ГРУППА «Пересмешники»: - «Я скажу, ребятушки, лучше нету Вятушки... Когда вятские гуляют, вологодские молчат»... «Всю Россию я объехал, но у нас, на Вятке, хоть живём мы хуже всех, но мозги в порядке»... «У меня двенадцать женщин и все довольнёхоньки»...

 

БАТЮШКА: Позвали отпевать большевичку. Угорела. Дочь её над гробом укрепила портрет Ленина и поставила свечку.

И почти такое же: На могиле, на чёрном мраморе изображены игральные карты и сверху надпись: «Я - пас».

«Река Вала честь ей и хвала. А за что ей честь? Впадает в Кильмезь»

Наука, так ей приказали, отодвигала надежду на Бога. Но наука уже начинает говорить о Боге.

«А я, Анечка, родился в раю» (Из письма внучке). Она: «Дедушка, если будет пожар, я вынесу икону».

Можно солнца не замечать, оно же от этого не исчезнет. Так и Господь.

Как стремительно приходит самый длинный день и как медленно приползает самая длинная ночь.

Россия несчастна? Но я счастлив, что живу в ней.

Мы шли Великорецким Крестным ходом, и имена друзей в своих сердцах несли. Друзья, идите со своим народом. Пришёл июнь, а мы без вас пошли.

Последняя поездка с Распутиным на его родину. Тесно в микроавтобусе. Ехали больше двенадцати часов. Уже снег. Крестовоздвиженье. Знакомый паром. Выступали. Валя выступал, сбился. На обеде: «Всё, отъездился, был последний раз». Вернулись в третьем часу ночи, в шесть вставать на самолёт.

До того искали могилы Маруси и Светы. Он очень переживал, что не помнит. Нашли. Внизу трасса. Шумно.

Горечь от того, что ничем не помочь. Только молитва.

- Всю пшеницу за границу. Нам кино да радиво. Всю мякину люди съели, жизнь настала на диво.

- Да, у тебя было трудное детство. - У меня его (плачет) вообще не было.

- Необходимо корректное освоение культурного потенциала накоплений классики.

- Дети-то, блин, уже по фене ботают, а вы всё с классикой.

 

САН САНЫЧ: - Я им говорил: «Вы меня в партию примите, я вас всех изобличу. - Не приняли? - Нет, конечно.

 

ОТЦА НАШЕГО, тятю, расстреливали. Только не помню, кто: красные или белые. «Давай лошадей!» - «Я же отдал одну, а у меня только две. А семья как будет?». - «К стенке!» - офицер кричит. Потащили. Тут мама нас всех вытолкала во двор, пошвыряла к ногам отца, кричит офицеру: «Всех стреляй!». Ну, он всё-таки опомнился.

- И ты это помнишь?

- Смутно. Старшие рассказывали.

 

ТЕРПЕНИЕ - ЭТО характер, воля, заставить себя отказаться от чего-то или делать нужное, хотя бы и неинтересное. Бог терпел и нам велел, это из детства.

А смирение? Это шаг вперёд. Это, слышал от А.И. Осипова, постоянное памятование своих грехов. Если так, то я очень смиренный. А постоянным памятованном можно себя и затюкать.

- Гармонисту за работу позолоченный мундштук, одеяло-покрывало и ребёнков сорок штук.

- Мужичёнка был у нас, трус и пьяница. Но похвальбишка. Вот чего-то он не то сказал другому пьяному. Тот ему поддал. Мужичонку оттаскивают жена и тёща. Он вроде как рвётся из их рук и кричит: «Пустите меня! Пустите! Всех убью!»

- Такая халда была, прости за грубое слово. На мужиков вешалась. Курила тоже. Что говорить. И у неё была одна шутка, всегда произносила: «Я не имею ни мужа, ни детей, ни других вредных привычек». Смешно? - А где она теперь? - А это уже не смешно.

 

УМНАЯ ЖЕНА постоянно держит мужа в виноватых. Виноват во всём и виноват только он. Не то сказал, не туда пошёл, не с тем встретился, не так оделся. Не то вспомнил. Не то подумал. Не так на неё поглядел... То есть кругом виноват. Не прав ни в чём. Если он умудряется доказать, что хоть в чём-то прав, хоть в чём-то не виноват, жена тут же заболевает. И в этом, конечно, виноват опять же он.

Интересно, что при этом он считается главой семейства.

 

- БЫЛ ВЕЛИКИЙ поэт Ермил Костров. Не зря же именно с ним, а не с графом Хвостовым Суворов дружил.

«Да здравствует Екатерина, торжеств и радостей причина! ...Слеза вдовиц, сирот вздыханье, гонимых вопль, несчастных стон, в суде обидимых стенанье, возвысятся. Предвечный трон за них Творцу и всей природе, законам, разуме, свободе обязан тот воздать ответ, кому и суд и силу властну ко благу всех, ко благу частну вручил Божественный совет...».

Это Кострова Ермила. Наш современник продолжил: «Для нас ничтожна тяжесть санкций, и зрю я близость той поры, когда америк, англий, франций правители, закончив танцы, провалятся в тар-тарары»

Эстафета в поэзии подхвачена. Дело за правителями.

Три четверти века, легко ли! Но если нормально, то и не тяжело. Тут главное молиться, чтоб никому в тягость не быть. Да ещё вытерпеть нападки на Россию, коих впереди великое множество...

То, что Россия всем мешает жить, это точно. Не последние же недоумки, понимают, что желудком и комфортом жить - дело гиблое для души. Спасение в подражании духовному пути России.

 

ИЗ СЕКРЕТНЫХ ДОКУМЕНТОВ ЦК КПСС извлекли и дали для прочтения обсуждение моей повести «Повесть о том, как...».

Видимо, они были настолько далеко от жизни, что шарахались от признания критики недостатков даже в малых дозах. Не свергал же я систему. А пьянство, воровство, взятки, безпамятство, преступность, бездорожье что скрывать? Они от этого исчезнут?

Это 1 марта 1983 года. А в 1981-м обсуждали, тоже на высшем уровне, повесть «Сороковой день».

Я и понятия не имел, насколько известен «в высших эшелонах».

 

САЛОНИКИ. 2300 лет. Царь Кассандр назвал в честь красивой сестры Фессалоники. Да, очень красивый город. Море, история. Церкви. Памятник Македонскому. Раскопки. Апостол Павел называл город Золотыми воротами, через которые идёт в Европу христианство.

И как выжил город? Господь спас. И его святые. Святой великомученик Димитрий и друг его Нестор и другие. А нападений! Готы с севера, авары от Карпат и какие-то, видимо для того времени сильные племена (народы) драгувиты, сагудаты, велегезиты, валуниты, верзиты (не уверен, правильно ли записал на бегу). Крестоносцы-католики (1204 г.) грабили. Юстиниан принёс византийство. Венецианцы (1430 г.) обманули, сдали туркам. 1453 год, пала Византия (Константинополь)... и ничего - живы Салоники.

Да, хотелось бы ещё побывать. Но уже не бывать. Но помню так ощутимо позднюю осень, будто свежим ветром Средиземноморья дышу. И ставлю свечечки в нишах уличных часовенок. Из них так отрадно идёт свет и тепло.

А сколько других мест, городов в памяти! А если бы их не было? И что? Не знаю. Может быть, я за всю родню должен везде побывать? Не знаю. Надо ли для спасения? Есть же книги, храм. А все равно бы, чувствую, тянуло бы к Святым пределам, как в отрочестве тянуло в дальние края. Всегда, в мальчишках, смотрел на восток, на уходящий из села Великий Сибирский тракт как на начало путей в большую жизнь.

 

ДЕТИ МИЛЫЕ, что ж вы такие лодыри? От чего это вы так устаёте, что только игры вам интересны. Работать надо! Посмотрите вокруг - все работают. Все! Муравей тащит в муравейник сухую хвойную иголку, скворец ищет для детей еду. Бабушка и дедушка всю жизнь не разгибаются.

Деточки, а для чего у вас ручки? А глазки? Чтобы дела делать, чтобы умнеть. И они хотят работать, а вы их заставляете лентяйничать. Отвыкнут - пропадёте.

 

ТЯЖЕЛО БОЛЕТЬ, тяжелей того над болью сидеть. Мудрейшая пословица. Чем ты поможешь? Только состраданием. Другие (при деньгах) откупаются дорогими лекарствами, передачами. Хорошо, если больной православный. «Ничего мне больше не надо, - говорит он. - Посиди немного, да иди по своим делам». - И крестит вослед. И утром звонят - ушёл.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 4

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Советский недобиток : Re: С утра пораньше
2019-03-21 в 16:02

В деревне всё своё. И как стали хорошо жить, когда после войны воспрянули.

2. Советский недобиток : Re: С утра пораньше
2019-03-21 в 16:43

НА ПРИВАЛЕ в мокрую погоду роется в сумке, бормочет: - Я помню ваши незабудки и вашу согбенную стать. Да, брат, страшнее, чем обутки, носок шерстяный потерять


Солдат, ведь мы с тобой не янки! Забрось свои носки, возьми мои портянки! ))
3. Советский недобиток : Re: С утра пораньше
2019-03-21 в 16:47

- КТО БЫ О ЧЁМ БЫ тебя бы ни спросил, сразу спрашивай: с какой целью интересуетесь? - Так на хрен же пошлют. - А ты тут же: С какой целью посылаете?


А ну, как ответят - "Да не с целью, а на цель"?
4. чистякова : Re: С утра пораньше
2019-03-21 в 23:33

Спасибо! На душе тепло!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме