Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов

К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.9.1841 - 18[5].03.1919). Часть 2


Часть 1

Д.А. Хомяков считал себя прямым наследником воззрений и дела жизни «зовомых славянофилов», попытавшихся выразить основные положения русского соборного православно-народного сознания. Ему приходилось неоднократно выступать с разъяснениями относительно тех или иных трактовок богословских воззрений славянофилов.

Внёс необходимую ясность Д.А. Хомяков и относительно замечаний профессора-протоиерея А.В. Горского и профессора П.С. Казанского на богословские труды А.С. Хомякова[i].

Дмитрий Алексеевич немало путешествовал по Европе, он подолгу жил в Швейцарии и Риме. В Европе среди ряда религиозных деятелей вт. пол. XIX - нач. ХХ вв. проявляется интерес к православию. Одним из них был известный английский специалист и почитатель славянофилов  В. Бирбек. Англичанин знал многих в России и в особенности он уважал Д.А. Хомякова. В. Бирбек познакомил французского аббата Порталя (сторонника объединения церквей) с воззрениями его отца - А.С. Хомякова.

Но Порталь и его ученики прежде всего обратили внимание на Владимира Соловьева, и его книгу «La Russie et l`église universelle»[ii], написанную по-французски и во Франции, в доме его приятеля Леруа-Болье (католик, журналист Тавернье позднее издал первый перевод «Трех разговоров» Вл. Соловьева).

Книга Соловьева «La Russie et l`église universelle» привлекла внимание[iii]. Аббат Порталя послал несколько своих учеников в Россию. Трижды ездил сюда аббат Морель, познакомился с С.Н. Трубецким, Д.С. Мережковским и др., но утонул в 1905 г. в имении Д.А. Хомякова. Потом Порталь послал аббатa Грасье (Гратие, Гратье). В том числе он побывал и  в Богучарово, в имении Хомяковых. Впоследствии Грасье издал несколько статей и книг об А.С. и Д.А. Хомяковых, славянофильстве[iv].

Вот как впоследствии записал Грасье о своем знакомстве с Д. А. Хомяковым в Богучарово: «Не без волнения входил я в дом Алексея Степановича, был принят его сыном. Дмитрию Алексеевичу было тогда 66 лет, но он не выглядел стариком. Он был высокого роста, слегка втянутая в плечи шея сутулила его. Седеющие волосы открывали широкий лоб; лоб и небольшие, несколько раскосые глаза были главным, что запоминалось в его лице, дышавшем умом. Смуглый цвет, широкий нос и редкая бородка выдавали в нем, как в большинстве русских дворян, черты азиатского происхождения. Под двубортным пиджаком он носил по русскому обычаю косоворотку, подвязанную поясом. В его речи была лёгкая шепелявость, которая, однако, не мешала чёткости и приятному звучанию слов. По-французски он говорил как на родном языке и с такой лёгкостью, которая снимала желание говорить с ним по-русски»[v].

Сохранилось описание Богучаровского дома начала ХХ века: «В этом старинном доме Хомяковых еще много сохранилось от той обстановки, которая окружала Алексея Степановича. Обширное помещение, состоящее из 4-х больших и нескольких меньших комнат, разделенных коридором, заставлено разнообразной мебелью разного времени производства и разных стилей. Стены украшены картинами, портретами и некоторыми произведениями скульптуры. В этом отношении замечательна «голубая гостиная», где по линии карниза способом «alfresco» размещены в длинном ряду портреты литераторов и ученых, составлявших Московский кружок так называемых «славянофилов».

   Особенно замечательна была наследственная библиотека, помещавшаяся в одной из больших комнат и двух кабинетах и даже в коридоре и над коридором. Здесь множество изданий и на многих иностранных языках, в том числе есть многотомные, редкие и весьма ценные издания, относящиеся к разным отраслям наук и очень много к истории искусства. Книги размещены большей частью рядами на открытых полках, в нескольких шкафах и просто на столах и этажерках. Это богатейшее книгохранилище основано Степаном Александровичем Хомяковым, отцом Алексея Степановича, и, наследованное от его предков, находится в постоянном пользовании его настоящего хозяина, а поэтому не только бережно хранится, но и постоянно пополняется им»[vi].    

Д.А. Хомяков был достаточно свободным человеком в своих отношениях с выдающимися современниками и не порывал с ними связи, даже, если они сильно заблуждались. Так, он водил знакомство со своим тульским соседом Л.Н. Толстым, не отрицал важности его произведений позднего периода. В «Русском Архиве» за 1898 г. появилась сочувственная заметка Д.А. Хомякова по поводу предисловия Л.Н. Толстого к рассказам Мопассана. Рецензент писал о предисловии Толстого: «Хотелось бы, - так оно хорошо, - посоветовать каждому любителю изящной литературы ознакомиться с этим предисловием, глубоко вдуматься в него; хотелось бы, более того, дать его в руки юношеству, как верное и благое руководство в заманчивой, но столь опасной области искусства словесного...»[vii]. Заметка была снабжена примечанием издателя П.И. Бартенева, который, оправдывая ее появление в своем журнале, писал: «Историческое значение сочинений графа Л.Н. Толстого так велико, что они уже теперь входят в область «Русского Архива» и его библиографии»[viii].

Это вызвало негативную реакцию более консервативно настроенных знакомых Д.А. Хомякова. Вот что писал 8 декабря 1898 г. П.И. Бартеневу по этому поводу  С.Д. Шереметев: «... На днях было очень интересное чтение у Н.П. Барсукова; читали отрывки из 14 части Погодина[ix] - основание «Русской Беседы», причем непризнанное значение кн. Петра Андреевича Вяземского в этом деле выставлено в надлежащем свете. Было довольно многолюдно, и сильно нападали на Вас и на Хомякова[x] за расшаркивание перед Яснополянским идолом; вполне сочувствую этому порицанию, не допуская никаких компромиссов с старым блудодеем мысли и великим комедиантом, забавляющимся опытами над человеческим стадом! Поверьте, что не такими приемами возможна борьба...»[xi].

Однако, отношение Д.А. Хомякова к творчеству и воззрениям Л. Н. Толстого было достаточно сложное. Надо заметить, что в связи с замыслами сочинений на религиозно-нравственные темы Л.Н. Толстой в разное время беседовал не только с Д.А. Хомяковым, но и с митрополитом Макарием (Булгаковым), епископом можайским Алексием, профессором духовной академии А.Ф. Лавровым-Платоновым и др. В частности о Д.А. Хомякове Л.Н. Толстой  в записи от 13 апреля 1906 г. отмечал: «Дмитрия Хомякова я уважаю: самобытный, новое сообщает, остроумный, как и его отец»[xii].

Впоследствии, в работе «О непротивлении злу» Д.А. Хомяков развивает, конечно, не толстовские воззрения. Он делает достаточно нелицеприятный вывод для толстовства, что  «Самая заповедь о непротивлении злу, дана вовсе не для попугайского ее заучивания и повторения рабского», а «имеет характер исключительно личный, т.е. она заключается в непротивлении злу, на меня лично направляемому»[xiii].

Да и Л.Н. Толстой имел своё мнение о взглядах Д.А. Хомякова. Вот что он записал в своём дневнике 6 февраля 1906 г.: «Читал вчера или 3-го дня брошюру («Самодержавие» - А. К.) Д. Хом<якова>.- Все хорошо. Горе в том, что он считает христианство и православие равнозначущими и к духовным требованиям жизни причисляет быт. Это уже совсем неверно и явный софизм. По этому случаю и надо записать»[xiv].

Д.А. Хомякова десятилетия связывала близость с Н.М. Павловым (считавшим себя учеником К.С. Аксакова), наследие которого также ждёт своего и переиздания и освоения. Укажем лишь на незаконченный труд Н. М. Павлова (всего было издано 5 томов)  «Русская история до новейших времён», который не только не упоминается в профессиональной историографии, но ещё не привлёк и внимание даже чутких православных публицистов[xv]. А ведь давно пора более трезво взглянуть на те обобщающие труды  (в частности, Н.М. Карамзина, С.М. Соловьёва, В.О. Ключевского), которые без должного критического осмысления относят к безусловным достижениям русской мысли в описании и осмыслении собственной истории.

Д.А. Хомяков поддерживал хорошие отношения с будущим патриархом, а тогда еще архимандритом Алексием (Симанским) - в бытность последнего ректором тульской семинарии (1906-1911 гг.), который гостил в доме Хомяковых в с. Богучарово.

В конце 1890-х гг. Д.А. Хомяков состоял директором Строгановского центрального училища технического рисования, находившегося в ведении Министерства финансов по Департаменту торговли и мануфактур, а в начале XX в. был председателем Совета этого Училища, в чине действительного статского советника,  казначеем Художественного общества (председатель - Великий князь Сергей Александрович).

Незамужняя  его родная сестра - Софья Алексеевна Хомякова скончалась в 1902 г. Так как детей у нее не было, то после ее смерти кисловодская дача[xvi] и небольшой капитал достались по наследству ее братьям - Дмитрию Алексеевичу и Николаю Алексеевичу Хомякову (1850-1925), а также незамужней сестре - Екатерине Алексеевне Хомяковой. Весной 1903 г. они, возможно, исполняя последнюю волю умершей сестры, решили открыть здесь благотворительный приют «по типу санатория» для туберкулезных детей. С этой целью Хомяковы обратились в Софийскую детскую больницу Москвы, которая была основана в 1896 г. городским головою князем А.А. Щербатовым и названа в честь его жены Софьи Ивановны (ныне это детская городская клиническая больница имени Н.Ф. Филатова).

 

 

Летом 1903 г. из Софийской больницы было отправлено в Кисловодск первые 12 больных детей, из них 10 туберкулезных, с няньками, сестрой милосердия, под надзором доктора Александрова. Приют в честь бывшей дачевладелицы Софьи Хомяковой и московской больницы получил название «Софийский детский приют». Лечение детей в Кисловодске показало хорошие результаты.

+   +   +

С 1904 г. Дмитрий Алексеевич стал почётным попечителем тульской мужской гимназии и тульской Палаты Древностей. Управляющий этой палатой, известный знаток русской истории, почитатель А.С. Хомякова, Н.И. Троицкий в издаваемом под его редакцией журнале «Тульская старина» перепечатал в 1903 г. (№13) из «Русского Архива» небольшие (хранимые с детства) воспоминания Д.А. Хомякова об отношении своего отца, к преподобному Серафиму Саровскому. Будучи свидетелем и участником Великих церковных торжеств, посвященных Серафиму Саровскому в течение всего 1903 г., Д.А. Хомяков в начале своих воспоминаний счел нужным дать свое отношение к этим событиям.

Он считал, что церковное прославление преподобного Серафима Саровского давно подготовлялось в умах и чувствах православного русского народа, чтившего преподобного еще при жизни его и не перестававшего стекаться к его могиле все семь десятков лет после его кончины. То, что на официальном языке называется прославлением почивших подвижников или праведников, есть не что иное, как торжественное признание законности благоговейного отношения народа к их памяти. Святые - пишет Дмитрий Алексеевич - это те народные герои, духа кого народ сам излюбливает, ожидая от церковной власти лишь разрешения торжественно проявлять чувства, сложившиеся в его душе помимо всякого указания, как это ведется у католиков.

Автор воспоминаний ссылается на примеры прославления, которые произошли в XIX в.: святого праведного Симеона Верхотурского, святителей Митрофана Воронежского, Тихона Задонского, Феодосия Черниговского. Все они были прославлены благодарною и благоговейною памятью народа задолго до их официальной канонизации. Все они не переставали чтиться со дня кончины их, и потому прославление их есть действительно народно-церковное торжество, радостное тем, считает Д.А. Хомяков, что оно завершает собою чаяния целых поколений.

Преподобный Серафим Саровский чтился при жизни, и его слава дала еще в начале XIX в. общую известность избранной им обители. И в прежние века она пользовалась уважением; достаточно вспомнить, что еще при императрице Анне Иоанновне обитель щедро наделили землею. Но, все-таки, заключает Д.А. Хомяков, настоящее возвеличивание Саровской Пустыни несомненно связано с подвижнической жизнью преподобного Серафима.

 В начале ХХ в., когда близка была кровавая смута 1905-1907 гг., Д.А. Хомяков, воспитанный в православной традиции своим отцом, не принадлежал к той части российского образованного общества, которая с сомнением относилась к предстоящим церковным торжествам прославления Саровского подвижника. Дмитрий Алексеевич считал нужным высказать публично через печать свою точку зрения.

 

 

Почин почитания Преподобного шел от матушки Алексея Степановича - Марии Алексеевны, рожденной Киреевской. Ее внук Дмитрий Алексеевич, вспоминает, что она настолько благоговела перед Саровским подвижником, что постоянно носила шапочку, освещенную на его могиле и пила воду не иначе, как кладя в нее кусочек от камня, на котором старец Серафим проводил ночи в молитве.

 

 

Деревенский дом Хомякова в селе Богучарово изобиловал изображениями Преподобного Серафима, теми разнообразными литографическими портретами его, которые во множестве стали распространяться после его кончины в 1833 г.

 



[i] Хомяков Д.А. О замечаниях А.В. Горского на богословские сочинения А.С. Хомякова. - М.: Кушнерев, 1902. - 40 с.

[ii] «Россия и вселенская церковь» (1889) довольно жестко полемизирует с так называемым «православно-антикатолическим» направлением. Дата публикации не случайна: столетие с года французской революции.

[iii] В 1910 г. появилась книга иезуита Мишеля д`Эрбиньи «Русский Ньюман, Владимир Соловьев». Автор видел во Вл. Соловьеве эквивалент Ньюмана, т.е. христианина, спокойно и естественно вернувшегося в лоно католицизма, по силе «движения» церкви в истории.

[iv] Gratieux A. A.S. Khomiakov d`apres sa correspondance. Dans la Revue cathol. Des Eliges.- V, 1908.- P. 257-274, 341-359, 400-428; Gratieux A. Un poete slavophile A.S. Khomiakof. 1804-1860. Extrakt de la Revue de I`Institut Catholique de Paris.- 1909.- Rue Gasette 15.- Paris.- 32 p.; Gratieux A. A. S. Khomiakov et le Mouvement Slavophile. Les Hommes. Paris, Les Editions du Cerf, 1939. 2 vol. in-8, XXXIV,203 p. VIII-276 p.; Gratieux A. Le Mouvement slavophile à la veille de la Révolution, Dmitri A. Khomiakov. Paris, les Editions du Cerf, 1953.- 247 p.

[v] Gratieux A. Le Mouvement slavophile à la veille de la Révolution, Dmitri A. Khomiakov. Paris, 1953.-  Р. 38.

[vi] Осенью 1924 года из Богучаровского дома  в Тулу вывезли 2 тюка архива, 77 тюков  книг в количестве 8125 единиц, 183 номера живописи и графики, 559 предметов обстановки и музейного оборудования.... См. подр.: А.С. Хомяков. Хмелитский сборник. Вып.7. Смоленск, 2004.- С.346-367.

[vii] Русский архив.- 1898.- №11.- С.441.

[viii] Там же.

[ix] Многотомное сочинение Н.П. Барсукова «Жизнь и труды М. П. Погодина».

[x] Д.А. Хомяков.

[xi] Шереметев С.Д. Письмо Бартеневу П.И., [8 декабря 1898 г. Москва] // Л.Н. Толстой: К 120-летию со дня рождения. (1828-1948). - М., 1948. - Т. II. - С. 172.

[xii] Маковицкий Д.П. У Толстого. 1904-1910. Яснополянские записки // Литературное наследство. Т.90.- М., 1979. - Кн.2.-  С. 107.

[xiii] Д. Х. О непротивлении злу // Мирный труд.- 1907.- №2.- С.18, 9.

[xiv] Толстой Л.Н. Полн. собр. соч. Т.55.- М., 1937. - С. 188 (запись от 6 февраля 1906 г.)

[xv] В Институте рукописей Национальной Библиотеки Украины им. В.И. Вернадского (Ф.XIII. Архив Синода. Ед. хр. 4692) нами обнаружено письмо Н.М. Павлова К.П. Победоносцеву от 2 января 1904 г. о выходе из печати 5-го тома.

[xvi] См. подр.: Дача Хомяковых: http://kmvline.ru/arch_kislovodsk/63.php

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Александр Каплин:
«Я про себя знаю только то, что люблю Родину, что я русский человек...»
Заметки к памяти художника-мыслителя Алексея Балабанова (25.02.1959 - 18.05.2013)
17.05.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 3
18.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.9.1841 - 18[5].03.1919). Часть 2
17.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 1
15.03.2019
«О, Русь крестьянская! С тобой я кровно связан...»
Ко дню памяти А.А. Коринфского (1868 - 1937). Статья 2
10.01.2019
Все статьи автора
"Консервативная классика"
«Церковь одна»
А.С. Хомяков и Н.В. Гоголь о единстве Церкви
04.07.2019
Каков идеал политической жизни России?
К 200-летию со дня рождения выдающегося русского мыслителя, общественного деятеля, славянофила Юрия Фёдоровича Самарина
04.05.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 3
18.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.9.1841 - 18[5].03.1919). Часть 2
17.03.2019
Все статьи темы