«Есть перерывы в бытии: их нет в сознании бытия...»

Ко дню памяти (22 февраля (7 марта) 1898 г.)


 Часть 4 

Часть 1

Часть 2 

Часть 3

 

Ко дню памяти (22 февраля (7 марта) 1898 г.) великого русского патриота-труженика, неутомимого собирателя, хранителя и исследователя славянской (а особенно русской) народной старины и песнотворчества, большого знатока множества языков, в том числе древних, фольклориста-подвижника, филолога, историка, источниковеда, архивиста, этнографа, музыковеда, общественного деятеля Петра Алексеевича Безсонова (1827-1898) (См. подробнее о нем: «...Откуда возьмем, если бросим и загубим взятое?») мы переиздаем его сочинение «Знаменательные года и знаменитейшие представители последних двух веков в истории церковного русского песнопения», практически неизвестное не только любителям церковного пения, но и узким специалистам.

Публикацию (в сокращении) специально для Русской Народной Линии (по первому изданию:   Безсонов П.А. Знаменательные года и знаменитейшие представители последних двух веков в истории церковного русского песнопения // Православное Обозрение.- 1872.- №1.- С.121-158; №2.- С. 283-322) подготовил профессор А.Д. Каплин. Орфография приближена к современной. Деление на части, нумерация и названия частей, примечания к ним, подбор иллюстраций  - составителя. 

+ + +

Знаменательные года и знаменитейшие представители последних двух  веков в истории церковного русского песнопения. Часть 4

 Есть перерывы в бытии: их нет в сознании бытия, а сознание - самый сильный двигатель для бытия в наше время. - Но, постепенно мы перешли ближе и ближе к пению народному, или, в противоположность духовному - к пению чисто-народному. Об нем следует сказать два слова, хотя бы для отличия.

 

 

Народное пение в его чистоте, отличаемое нами как песня, произведение мирского или светского творчества, с многочисленными его видами и отделами, в первобытных и глубочайших основаниях своих, по времени и сущности, собственно одинаково с духовным, даже церковным и храмовым: доказательством доселе однородность основной гаммы, в употреблении одинаковый унисон (единогласие, одноголосность), одинакие условия для существующей при нем гармонизации и партитуры (распределения голосов), природной, творческой, первобытной, свободной.

  

От того для пения христианского, усвоенного Церковью и окрепшего в храме, первобытно, а особенно в Греции, послужило основой и началом, хотя избранное и тем самым изящное, но то же пение народное. В Греции и подпадала эта область влиянию разных периодов народности, сперва эллинской языческой, потом византийской, более или менее смешанной, отчасти первобытной славянской, позднейшей малоазиатской и даже заметно турецкой.

 

 

У нас, если церковное и храмовое пение сделалось с течением времени, как сказано, не греческим и юго-славянским, а чисто-русским, то это по тому лишь и от того именно, что рядом, обок и постоянно шло пение народное, влиявшее со стороны своей на установку типа русского: и на оборот, от того же, например, не выработало своего самобытного типа церковное пение Руси Западной, особенно Белой, при подавленном или отслоненном влиянии народном, а киевское отчасти приобрело местные отличия благодаря нахлынувшему народному пению племени малорусского, всего более с XVI века и в ХVII-м.

Как резкий образец мы можем указать на то, что канон Пасхи (а по его влиянию последовательно и Рождественский, чем ближе к нашим дням, тем более), известно, не поется по церковному, храмовому и книжно-нотному гласу, напротив, совершенно народным знакомым напевом, даже детским по употреблению детей: всего больше народ стремится к этому празднику, всего теснее наполняет тогда храм, всего чаще массами становится на клирос или подпевает всею толпою молящихся, всего полнее бывает проникнут в эти минуты детским неподдельным восторгом.

Народное пение нынче отличается собственно самобытным рисунком, то есть, пожалуй, «напевом (мелодией, у иных мотивом)»: он совсем другой, он разошелся неизмеримо, он развился далеко, и, тем более, что сделался почти единственною собственностью, какая предоставлена была свободе народной и власти.

Судьбы истории были здесь совсем иные, и они-то существенно изменили первобытное единое основание.

С этой стороны церковное пение и представительнейшее храмовое относится к народному крайне сходно с тем, как письменность-литература к словесности, язык книжный к устному, сочинение к песне, музыка к звукам, наука к знанию, искусство изящное и художество к первобытному творчеству, история, живущая последовательным преемством и наследством начал развития, к бытию, вновь и постоянно нараждающемуся.

За одним было решительно все, все задатки, условия и преимущества к последовательному, постепенному, правильному и определенному развитию в истории до самой высшей вершины: наследство того, чтό сделано еще евреями, тем больше греками и южными славянами, и наследство не в летучем и зыбком предании, не в натуре только вещей, а в искусстве и в науке с памятниками наглядными; с самого начала письменность, «знамена» (звуковые знаки, пение знаменное», знамена в «столпах» гласов (пение столбовое), самые «гласы» в определенных письменных пределах, постепенное развитие не в одном материале голоса или в напеве, а в самом начертании, в переходе от знамен к общим «крюкам (пение крюковое)» с сотнями объяснений сверху, снизу, с поля, с «пометами» внутри, выражавшими степень для звуков гаммы, с разметами текста применительно к пению, с содержанием в точном, строго хранимом и осторожно лишь изменяемом тексте, со «школами» пения, не бездушными стенами, а живыми школамии по областям и городам (Новгородская, Псковская, Усольская, Ростовская, Казанская, Московская, частнее - монастырские, даже по известным лицам, напр. «Христианинова»), с намеренно обученными там людьми, отборными певцами и знатоками, нарочитыми «хорами», «головщиками» - регентамн во главе, с составленными «Азбуками», «Грамматиками» и прочими руководствами, с подновлявшимся учением от приезжих знатоков, с покровительством государства и бдительным попечением духовенства, с местом служения, жалованьем, доходами, средствами материальной жизни ради одного пения, со специальностью занятий, сроком работ, разделением труда, и т. д., и т. д.

 

 

Ничего этого не имело пение народное, текло вне всего этого: и осталось вне, и отделилось неизмеримо, предоставленное самому себе, устному слову, летучему - изменяемому звуку, дрожащему воздуху, по коему летели звуки, под открытым небом вместо крова школы и с опытом среды народной вместо намеренного обучения, с природою и наитиями первобытного творчества в замен рассчитанного мастерства и искусства, с талантливою отгадкою звуковых сочетаний, тем более талантливою, чем было менее положительного знания.

Рано и скоро оставили его инструменты - поддержка напева, и напев начал изменяться без границ очертанных; за разрушением напева терпел, распадался склад, размер, самый стих; с истекшими периодами народного бытия зарастали былью целые его полосы и периоды, ускользало из жизни и памяти содержание; содержание съуживалось, чем уже становились пределы народности, пока народность, а с нею самая песня, перешла в удел одного низшего слоя, народа «простого»; все, чтό выше его, бросало и забывало песню; песня лишалась всякой пометы вкуса образованного; собственные порождения народа, государство и общество, пошли «ихним» путем, не производительно для отставших назади родителей; соблазн жизни «иной» подрывал самые корни жизни самобытной.

В связи с Церковью еще могло быть от ней благодетельное влияние: оно поглощалось стихами, в чисто-народную область почти не достигало. Текст песни еще попадал случайно в письмо: целиком начали его записывать только с ХVII века (и то по вызову иностранцев), когда уже зачинала подниматься главная соперница песни - изящная литература, письменная поэзия. Звуки песни жили еще в одном воздухе, когда в письме и печати разносились уже произведения искусственной музыки на слова искусственной поэзии.

Взялись записывать из уст на ноты - только в ХVIII веке, а больше во второй его половине: на ноты не свои, не русские, иностранные, свычные с музыкой западной.

Слушало «образованное» ухо немецкое, итальянское, славянское, реже и позже русское, а русское занятое музыкою западною, иных оснований и сочетаний: за слухом уха писала и печатала рука, по печатному пел голос общества и, среди чуждой гармонизации, искажалось самое лучшее и последнее самостоятельное - напев песни.

Явились русские песни, и встречены рукоплесканиями, столь же похожие на русскую песню, сколько концерты (не «херувимские») Бортнянского и «переложения» Турчанинова на подлинное наше церковное песнопение.

 

 

Итак, по праву возстает теперь перед нами еще выше все величие мира, созданного песнопением духовным, церковным и храмовым: но, как бывает всегда в делах человеческих, хотя бы они посвящены были на служение Богу, с той же крайней вершины начинаются и потрясения, перевороты, смуты и соблазны.

 

Так случилось или неизбежно должно было совершиться и на Руси в половине ХVII века. - Москва, как и в других многих отношениях, успешно собрала к себе областные отличия, но не помирила их. Разные школы пения только «заявляли» себя, но по-прежнему распадались, и чем дальше, тем больше...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Петр Безсонов:
«Есть перерывы в бытии: их нет в сознании бытия...»
Ко дню памяти (22 февраля (7 марта) 1898 г.)
06.03.2019
Песни исторические Петрова времени
Часть 6. «Граница настоящих народных исторических песен»
26.03.2017
Все статьи автора
"Консервативная классика"
«Церковь одна»
А.С. Хомяков и Н.В. Гоголь о единстве Церкви
04.07.2019
Каков идеал политической жизни России?
К 200-летию со дня рождения выдающегося русского мыслителя, общественного деятеля, славянофила Юрия Фёдоровича Самарина
04.05.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.09.1841 - 18[5].03.1919). Часть 3
18.03.2019
Наследник, защитник и истолкователь истинных славянофилов
К 100-летию со дня кончины Дмитрия Алексеевича Хомякова (27.9.1841 - 18[5].03.1919). Часть 2
17.03.2019
Все статьи темы