Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Милостию Божиею и Пречистые Богородицы и всех Святых молитвами, и Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии счастьем, Астрахань очистилась от воров...»

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

20.07.2018


8/21 июля - Явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани (1579) …

 


 
Принесение Казанской иконы Божией Матери в г. Астрахань в 1614 г.

 

            В истории Казанской иконы Божией Матери (чудесно явленной, согласно церковному преданию, в 1579 г. в г. Казани) есть ряд эпизодов, не получивших по разным причинам широкого освещения в религиозной и научно-исторической литературе.

            Один из них - принесение явленного чудотворного образа (либо его списка) в г. Астрахань в 1614 г. Именно с этим событием в некоторых источниках связывалось освобождение города от «воровских» отрядов атамана И.М. Заруцкого (ум. 1614) и «царицы» Марины Мнишек (ок. 1588 - 1614/1615) с «Ворёнком» - её малолетним сыном «царевичем» Иваном Дмитриевичем (1611 - 1614), ознаменовавшее окончание в «Понизовых городах» («Понизовом Поволжье») «Смутного времени». Однако, предшествовавшие этому события носили весьма неоднозначный характер, что, скорее всего, и стало основной причиной столь незначительного внимания к данной странице истории Казанской иконы Божией Матери.

Известно, что смута в Нижнем Поволжье носила очень болезненный и «беспорядочный» характер, продолжаясь с большим размахом в форме открытого гражданского противостояния и после Земского Собора 1613 г., избравшего на царство Михаила Фёдоровича Романова (1596 - 1645). Её подробный анализ содержится в трудах многих дореволюционных, советских и современных историков, в том числе В.Н. Татищева (1686 - 1750), Н.И. Костомарова (1817 - 1885), С.М. Соловьёва (1820 - 1879), А.Л. Станиславского (1939 - 1990) и других.

Доктор исторических наук, профессор И.О. Тюменцев в опубликованной в 2012 г. в журнале «Российская история» статье «Смута в Понизовых городах в 1604 - 1614 годах» так - со ссылками на открытые к настоящему времени источники(1) - характеризует в общих чертах ситуацию в «Понизовом Поволжье» в переломные для России годы: «В начале 1611 г., - пишет он, в частности, - Прокопий Ляпунов, призывая русских людей создать земское ополчение и изгнать из Москвы иноземцев, обратился к жителям Понизовья и вольным казакам с просьбой прийти на помощь земщине центральных уездов. Источники не содержат данных об участии в I или II Ополчениях отрядов служилых людей из понизовых городов или вольных казаков с Дона, Волги, Терека и Яика. Понизовье явно жило своей отдельной от всей страны жизнью. В январе 1612 г. "седмочисленные бояре" отметили в своей окружной грамоте появление в Астрахани Лжедмитрия IV. Видимо, по этой причине астраханцы и жители других понизовых городов не принимали участия в работе Земского собора 1613 г.

В конце марта 1613 г. Земский собор направил к бывшему вождю I Ополчения "боярину" И.М. Заруцкому, контролировавшему рязанские пригороды, украинные и полевые города и поддерживавшему тесные отношения с понизовыми городами, авторитетных казачьих атаманов В. Медведя, Т. Иванова и Б. Твердикова с предложением целовать крест новому царю. На казачьем круге, созванном в Епифани весной 1613 г., "боярину"-атаману удалось одержать победу и настоять на сохранении верности "царице" Марине Мнишек и "Ворёнку". Московские власти направили против [И.М.] Заруцкого войско во главе с боярином кн[язем] И.Н. Одоевским, которое вытеснило мятежников с Рязанщины. Атаман попытался закрепиться в Воронеже и запросил помощи у Войска Донского, но войсковые атаманы С. Чертенский и Е. Радилов, получившие жалование от царя Михаила, ответили решительным отказом. В ходе решающего сражения между правительственным войском и отрядами [И.М.] Заруцкого у Воронежа 29 июня - 3 июля 1613 г. мятежный атаман потерпел сокрушительное поражение. Бóльшая часть казачьего войска (2 250 человек) перешла на сторону правительства. Сам [И.М.] Заруцкий с небольшим отрядом ушёл в Астрахань».(2)

Между тем, посланный решением «бояр, князя [Ф.И.] Мстиславского с товарищами»(3) от 13 апреля 1613 г. и выступивший 19 апреля из г. Москвы против атамана И.М. Заруцкого хорошо вооружённый отряд под командованием князя И.Н. Одоевского (Меньшого) (ум. 1629) «с воеводами - из Михайлова, Зарайска, Владимира, Суздали и других городов»(4) так и не смог добиться поставленной перед ним задачи. «[И.Н.] Одоевский, - отмечал ещё, в частности, С.М. Соловьёв, - выступил из Тулы, и скоро пришла от него весть, что он сошёлся с [И.М.] Заруцким у Воронежа, бился с ним два дня без отдыха и побил наголову, наряд, знамёна, обоз взял, языков многих схватил, коши все отбил, и [И.М.] Заруцкий с немногими людьми побежал в степь, за Дон, к Медведице. Так доносил воевода; но летописец говорит, что воеводы [И.М.] Заруцкому ничего не сделали, что он побил множество Воронежцев и ушёл к Астрахани. Некоторые казаки не хотели следовать в степь за [И.М.] Заруцким и пришли с повинною в Москву, говоря, что вслед за ними будут и другие их товарищи; царь простил их и послал под Смоленск».(5)

«В 1613 г. в Самару, признавшую власть царя М.Ф. Романова, - отмечает И.О. Тюменцев, - неожиданно "прибежали душой и телом" около 200 саратовцев и сообщили, что внезапно их город подвергся нападению и сожжён врагами. Кто был этим врагом, в источниках не говорится. По времени это совпадает с походом отряда [И.М.] Заруцкого из-под Воронежа в Астрахань. Вероятно, саратовцы, как и жители Самары, присягнули Михаилу Фёдоровичу, за что и поплатились. Водворившийся в Астрахани [И.М.] Заруцкий, видимо, отнюдь не был хозяином положения. Об этом красноречиво свидетельствует единственная дошедшая до нас челобитная, адресованная "царю Дмитрию Ивановичу, царице Марине Юрьевне и царевичу Ивану Дмитриевичу". М. Мнишек и её фавориту [И.М.] Заруцкому, как и в случае с Лжедмитрием III, вновь пришлось признать в местном самозванце «царя и мужа». В сентябре 1613 г. Лжедмитрий IV по слухам, полученным вольными казаками на Дону, будто бы находился в Персии. Со временем [И.М.] Заруцкому удалось подготовить переворот и отстранить местных повстанцев от власти. Воевода кн[язь] И.Д. Хворостинин и его сторонники были казнены. Устранение конкурента, как и в случае с Псковским вором, не спасло положения. Астраханцы возненавидели [И.М.] Заруцкого за расправу над своим воеводой и за то, что он отдал детей и жён видных астраханцев в заложники ногайскому князю Иштереку. В свою очередь Иштерек не мог простить [И.М.] Заруцкому того, что он потребовал отдать детей князя в аманаты в Астрахань».(6)

В то же время, сам И.М. Заруцкий вынашивал планы масштабного военного похода на стругах весной 1614 г., после окончания ледохода, на гг. Самару и Казань, под прикрытием должных наступать по берегу союзных ему ногайцев, активно готовясь к этому на протяжении всего своего «астраханского сидения».

При этом, по сообщению Н.И. Костомарова, после сражений под г. Воронежем «[И.Н.] Одоевский воротился в Тулу».(7) Однако нарастающая угроза выступления атамана И.М. Заруцкого заставила московские власти вновь активизировать действия в южном направлении. Н.И. Костомаров писал по этому поводу: «Зима подходила к концу. В Московском государстве принимались меры к подавлению воровства. Царь поручил очищение Астрахани боярину князю Ивану Никитичу Одоевскому; товарищем ему дан был окольничий Семён Васильевич Головин, некогда шурин и сподвижник [М.В.] Скопина[-Шуйского]; дьяком у них был [В.] Юдин. В марте [1614 г.] они отправились в Казань собирать войско».(8)

Вместе с тем, казанский историк Н.П. Загоскин (1851 - 1912) в своих исторических очерках «Казанский край в смутное время» прямо указывал на то, что князь И.Н. Одоевский (Меньшой) зимой 1613/1614 гг. находился в г. Казани. «Между тем, - писал он, - князь [И.Н.] Одоевский прибыл в Казань, чтобы собрать здесь рать на астраханскую службу, против [И.М.] Заруцкого. Здесь князь [И.Н.] Одоевский и зазимовал. Весною 1614 года стали доходить в Казань тревожные вести с севера о том, что оставшиеся там воровские шайки строют себе суда с тем, чтобы идти Волгою на соединение с [И.М.] Заруцким; Одоевский распорядился поставить заставы близ Свияжска, на устье Казанки, в Услоне, Тетюшах и на Усе (в жегулёвских горах)».(9)

Другой известный казанский историк И.М. Покровский (1865 - 1941) в 1905 г. в печатной полемике с  московским священником, церковным историком и историком г. Москвы Н.А. Романским (1851 - после 1917) по поводу того, где после 1612 г. находилась явленная («подлинная», «оригинальная») Казанская икона Божией Матери - в г. Казани или в г. Москве,(10) также, ссылаясь, в том числе, на Н.П. Загоскина, указывал, что князь И.Н. Одоевский (Меньшой) «зазимовал в Казани», особо акцентируя внимание на данном обстоятельстве.(11)

Одновременно предпринимались попытки склонить мятежников к присяге новому царю. «В то же время, - подчёркивал Н.И. Костомаров, - посланы были к [И.М.] Заруцкому грамоты от царя и от освященного собора духовенства. В царской грамоте было, между прочим, сказано к [И.М.] Заруцкому: "Чтоб ты, вспомня Бога и душу свою и нашу православную крестьянскую веру, и видя на нас, великом государе, и на всём нашем великом государстве Божию милость, и над врагами нашими победу и одоление, от таких непригожих дел отстал, и снова кроворазлития в наших государствах не всчинал, тем души своей и тела не губил; во всём великому государю добил челом и вину свою принёс, а мы, великий государь, по своему царскому милостивому нраву тебя пожалуем: вины твои тебе отдадим и поправим вины твои нашим царским милосердием, и впредь те твои вины воспомяновены не будут, а се тебе наша царская грамота опасная". Освященный собор в своей грамоте подробнее исчислил вины [И.М.] Заруцкого и извещал, что, по преданию св[ятых] отец, повелено духовным о заблудших овцах пещись и приводить на истину, и потому они уговаривают [И.М.] Заруцкого принести повинную государю и обнадёживают его царскою милостью, а сами ручаются за истину царского слова. "И ты бы, - писано было, - той царской грамоте верил: инако государево слово не будет". За непослушание грозили [И.М.] Заруцкому царским гневом и Божиим взысканием в день страшного суда».(12)

Однако эти и прочие увещевания атамана И.М. Заруцкого не принесли никакого результата, зато помогли меры воздействия - уговоры и обещания, оказывавшиеся на его подельников. Благополучная развязка наступила весьма неожиданно для князя И.Н. Одоевского (Меньшого) и приданных ему воевод, ожидавших худшего. В связи с этими ожиданиями, по свидетельству Н.И. Костомарова: «В половине мая [1614 г.] сам [И.Н.] Одоевский спустился и стал в Самаре. К счастью все эти предосторожности оказались лишними против [И.М.] Заруцкого».(13)

Решающую роль здесь сыграло то обстоятельство, что к частично контролируемой атаманом И.М. Заруцким г. Астрахани, где недовольство астраханцев его бесчинствами переросло в открытое противостояние с мятежниками (по причине чего им пришлось укрыться в Кремле - «Каменном городе»), стремительно подошёл посланный воеводой Терка (Терского города) П.П. Головиным (Меньшим) (ум. 1627) отряд ратных людей («Терских волных атаманов, и казаков, и детей боярских, и сотников, и Терских служилых людей, и стрелцов и казаков»)(14) численностью семьсот человек под командованием «Терского головы стрелецкого» В.Д. Хохлова. Незадолго до этого ранее поддерживавшие атамана И.М. Заруцкого «терские люди» отложились от «воров» и «целовали крест» царю Михаилу Фёдоровичу.

Причём, И.М. Покровский подчёркивал, что руководитель рати - В.Д. Хохлов, которого сам Терский воевода П.П. Головин (Меньшой) именовал «Терским головой стрелецким»(15) - был «казанец»(16) (видимо, для большего обоснования его «подотчётности» князю И.Н. Одоевскому /Меньшому/).

Как отмечал С.М. Соловьёв, прибыв под Астрахань, В.Д. Хохлов «привёл к присяге ногайских Татар».(17) При этом, по его словам: «[В.Д.] Хохлов нашёл Астраханцев в явной войне с [И.М.] Заруцким; но война эта была невыгодна для первых, потому что на них с кремля обращены были пушки. 2,000 мужчин, 6,000 женщин и детей выбежали в стан к [В.Д.] Хохлову. Но и [И.М.] Заруцкий, видя, что ему нельзя в астраханском кремле дожидаться царских воевод, 12 мая [1614 г.], ночью, бежал из Астрахани и поднялся немного вверх по Волге. [В.Д.] Хохлов бросился за ним, нагнал и нанёс сильное поражение; [И.М.] Заруцкому с Мариною и сыном её удалось уйти на море: но [В.Д.] Хохлов отправил за ним новые погони. Между тем царские воеводы, узнав, что [И.М.] Заруцкий стеснён в Астрахани, поспешно двинулись к этому городу; на дороге узнали они, что Астрахань уже очищена от воров: это известие, как видно, было неприятно князю [И.Н.] Одоевскому, потому что вся честь подвига принадлежала теперь не ему, а [В.Д.] Хохлову. Он писал к последнему, чтоб тот не извещал царя об астраханских событиях до его приходу, а если уж послал гонца, то воротил бы его с дороги, "потому что им, воеводам, надобно писать государю о многих государевых делах". Не участвовавши нисколько в освобождении Астрахани, воевода требовал от [В.Д.] Хохлова, чтобы тот заставил Астраханцев торжественно встретить его [...]».(18)

Многие из указанных документальных свидетельств содержатся в томе третьем сборника «Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею», напечатанном в г. Санкт-Петербурге в 1841 г.(19)

При этом, из некоторых из них становится очевидным, что освобождение г. Астрахани от «воров» (ещё задолго до прихода «московской» рати), отмечалось массовым крестоцелованием Царю Михаилу Фёдоровичу Романову и церковными торжествами «в соборной церкви Пречистые Богородицы». Однако упоминаний о какой-либо роли в этом Казанской иконы Божией Матери (как собственно о ней самой, либо о списке чудотворного образа) в них не содержится.

Как, например, свидетельствовал в своей «отписке» князю И.Н. Одоевскому (Меньшому), окольничему С.В. Головину и дьяку В. Юдину, датированной «между 3 и 17 Июня» 1614 г., Терский воевода П.П. Головин (Меньшой), они имели место сразу же после вступления в г. Астрахань рати под командованием В.Д. Хохлова. « [...] и он де голова Василей Хохлов, - писал воевода, - со всеми Государевыми ратными людми, с Царёвы протоки в царьство Асторохань приехал Маия в 13 день, и пришли де они в Соборную церковь Успения Пресвятей Богородицы, и к ним де пришли тут же в Соборную церковь Астороханские дети боярские, и сотники, и стрелцы, и посадские люди, и из монастырей власти и с посаду священники, с образы, и пели в Соборной, церкви Успения Пресвятой Богородицы молебное пение с звоном, и молили де Бога со слезами за Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии, и крест де ему Великому Государю целовали на том, что им ему Государю служити и иного Государя на Московское государьство не подыскивати [...]».(20)

Посланные 17 мая 1614 г. из г. Самары «ехати к Асторохани наспех» шесть «голов стрелецких» прибыли туда «со всеми ратными людми» с большим опозданием - 27 мая 1614 г., за что, ещё будучи в пути, получили письменный выговор.(21) Таким образом, со времени побега из города атамана И.М. Заруцкого и «царицы» Марины Мнишек с «Ворёнком» (12 мая) до их вступления в город прошло уже две недели.

Приезд «голов стрелецких» в г. Астрахань, если верить их «отписке» князю И.Н. Одоевскому (Меньшому), окольничему С.В. Головину и дьяку В. Юдину, датированной 27 (и переданной им 30) мая 1614 г., также был отмечен верноподданническим ликованием и церковными торжествами. В ней они сообщали, в частности: « [...] а как мы приехали в Астарахань, и Астараханские и Терские люди обрадовалися о царском многолетном здоровье, и встретили нас радостно, и про Государя Царя и Великого Князя Михаила Фёдоровича всеа Русии многолетное здоровье, в соборной церкви Пречистые Богородицы, Бога молили, и по всем храмом, с звоном [...]».(22)

Сам же князь И.Н. Одоевский (Меньшой) с сопровождением прибыл ещё позже. При этом он решил обставить своё вступлением в освобождённый от «воров» г. Астрахань торжественным шествием «с образом Пречистые Богородицы новоявленные чюдотворные иконы Казанские», что, возможно, должно было также создать ассоциацию с освобождением в 1612 г. от интервентов г. Москвы, связываемую в церковной традиции с Казанской иконой Божией Матери. Был даже разработан специальный сценарий, по которому всё это должно было происходить.       

О подготовке к встрече сообщалось в датированной 29 мая 1614 г. «Отписке воевод князя Ивана Одоевского и Семёна Головина стрелецкому голове Василью Хохлову, о порядке встречи и приготовлении им для постоя домов в Астрахани, и проч.» и датированной 1 июня 1614 г. «Отписке стрелецкого головы Хохлова воеводам князю Одоевскому и Головину, о распоряжениях, сделанных им для встречи их и приёма в Астрахани».(23)

Первая из означенных «отписок» гласила: «Господину Василью Даниловичю Иван Одоевской, Семён Головин, Василей Юдин, челом бьют. Ведомо нам учинилось, что, милостию Божьею и Пречистые Богородицы и всех Святых молитвами, и Государя Царя и Великого Князя Михаила Фёдоровича всеа Русии счастьем, Астарахань от воров очистилась, а вор и заводчик крови крестьянские розлитию Ивашко Заруцкой и с Маринкою и с выблядком, и с воры с казаки, которые к нему пристали, не дождався нашего, со всеми ратными людми, приходу, из Астарахани бежал, а вы у Ивашка Заруцкого многих воров побили, а к нам о том не писывали: и мы, слыша такую неизреченную Божию милость, со всеми ратными людми, обрадовались и воздали всемогущему в Троицы славимому Богу хвалу, и идём, с образом Пречистые Богородицы новоявленные чюдотворные иконы Казанские и со всеми ратными людми, в Астарахань, наспех. И тебе бы, господине, велети из собору, и из монастырей, и ото всех храмов, всему освященному собору, и всему народу и с сущими младенцы, встретити со кресты чюдотворной образ Пречистые Богородицы, в Николские ворота, с звоном, и прислати бы с собору ризы, которые лутче, с протодьяконом с Герасимом, а нас велети встретити Терским и Астараханским людем, по половинам, от Астарахани вёрст за тридцать или за двадцать; а к нашему приходу велети бы тебе дворы, боярской, и воеводской, и диачей, очистити, мне князю Ивану в городе, а мне Семёну в остроге, которой двор лутче, а будет нет лутче Фёдорова двора Ондреева, и ты б велел очистити Фёдоров двор Ондреева, да протопопу Фоме велел бы еси двор его очистити, будет на нём есть стоялщики, и ты б велел сослати; а с сею отпискою отпустили мы, с стану, с Чёрного Яру, Маия в 29 день; да велели мы головам стрелецким, Баиму Голчину да Ивану Остреневу, с приказы, стояти на Вятской перекопе и тебе б дати им до Вятские перекопе знатаков, да о том бы о всём к нам отписати, вскоре; а как мы в Астарахани будем, и ты бы велел всем служилым людем, с ружьём, нас встретити на берегу».(24)  

31 мая 1614 г. «отписка» была передана сыном боярским Максимом Нудомовым стрелецкому голове В.Д. Хохлову.(25) За день до этого - 30 мая - те же князь И.Н. Одоевский (Меньшой), окольничий С.В. Головин и дьяк В. Юдин отправили ему ещё одну «отписку», где сообщали, что: «Маия в 30 день пришли мы, со всеми ратными людми на Енатаев остров, и идём в Асторохань тотчас; и ты бы Астороханских и Терских людей выслал к нам на встречю, у которых струги есть, а велел им встретити нас от Асторохани вёрст за пятнадцать или за десет, с головами вместе, которые посланы в Асторохань от нас наперёд сего».(26) Очевидно, что князь И.Н. Одоевский (Меньшой) придавал своему «триумфальному» вступлению в столицу Астраханского царства очень большое значение.   

В.Д. Хохлов, в свою очередь, постарался в точности выполнить все предписания руководителей «московской» рати, подробно отчитавшись о предпринятых действиях в своей ответной «отписке», датированной 1 июня 1614 г.

«Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии боярину и околничему и воеводам князю Ивану Никитичю, да Семёну Васильевичю, да Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии диаку Василью Юдичю, Василей Хохлов челом бьёт, - говорилось в ней, в частности. - В нынешнем в 122 году Маия в 31 день писали вы ко мне с сыном боярским с Максимом Нудомовым, что милостию Божиею и Пречистые Богородицы и всех Святых молитвами, и Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии счастьем, Астарахань очистилась от воров: заводчик крови крестьянские пролитью Ивашко Заруцкой, и с Маринкою и с выбледком, и с воры с казаки, которые к нему пристали, не дождався вашего приходу, из Астарахани бежали, и вы, с образом Пречистые Богородицы новоявленные чюдотворные иконы Казанские, со всеми ратными людми, идёте на спех в Астарахань; и мне бы велети из собору и из монастырей, и ото всех храмов всему освященному собору, со кресты, чюдотворной образ Пречистые Богородицы, и всему народу с сущими младенцы, встретить за Николскими вороты, и прислати ризы лутчие с протодиаконом с Герасимом, а вас бы встретить Терским и Астараханским людем от Астарахани вёрст за тридцать или за двадцать, и дворы бы к вашему приходу, боярской и воеводской и дьячей, очистить. И по вашей грамоте тотчас я велел соборные церкви Пречистые Богородицы Успения и от монастырей и ото всех храмов попом и диаконом, всем освященным собором, готовым быти встречать образ Пречистые Богородицы новоявленные чюдотворные иконы Казанские, а в тот же час велел кликати, чтоб царьства Астарахани весь народ и с сущими младенцы шли в соборную церковь Пречистые Богородицы, а служилые бы люди все с оружьем шли к Николским воротам к Волге на берег, для вашего приходу в Астарахань; а для дворов я, Василей Хохлов, в городе очистил двор боярину и воеводе князю Ивану Никитичю, а околничему Семёну Васильевичю двор в остроге посадского человека Семёна Микулина; а Государя Царя и Великого Князя диаку Василью Юдичю двор в городе Михайловской Подуруева, а уряднее тех дворов в городе и в остроге не нашёл».(27)       

В тот же день - 1 июня 1614 г.(28) - «с Третьяком с Волжинским» эта «отписка» была послана адресатам.(29) Тогда же - «Июня в 1 день», как сообщалось в одной из «отписок» князя И.Н. Одоевского (Меньшого), окольничего С.В. Головина и дьяка В. Юдина Терскому воеводе П.П. Головину (Меньшому), «мы, со всеми ратными людми, пришли в Асторохань».(30)

Как точно происходило торжественное вступление «московской» рати «с образом Пречистые Богородицы новоявленные чюдотворные иконы Казанские», ни Н.И. Костомаров, ни С.М. Соловьёв, ни Н.П. Загоскин, ни И.М. Покровский не писали.

Н.И. Костомаров, пересказывая «отписки», отмечает, в частности, что: «Вскоре прибыл, 1-го июня, в Астрахань и [И.Н.] Одоевский со своими товарищами. [...] [И.Н.] Одоевский въехал в город с иконой Казанской Богородицы. [...] [И.Н.] Одоевский вступил как победитель, хотя не он прогнал [И.М.] Заруцкого; впрочем, без сомнения, страх его прибытия понудил [И.М.] Заруцкого к скорейшему бегству».(31)

Помимо прочего, с чудотворным Казанским образом Пресвятой Богородицы руководители «московской» рати связывали и пленение атамана И.М. Заруцкого, Марины Мнишек и «Ворёнка» (Ивана Дмитриевича).

Об этом прямо говорилось в «отписке» князя И.Н. Одоевского (Меньшого), окольничего С.В. Головина и дьяка В. Юдина к казанским воеводам, датированной 11 июля 1614 г., где, в частности, сообщалось, что: «Посылали мы на Яик за Маринкою с сыном и за Ивашком Заруцким и за казаки, которые с ними, голову стрелецкого Гордея Палчикова с приказы, да голову Савостьяна Онучина, а с ними Литву и Немец; и милостию Божиею и Пречистые Богородицы чюдотворного образа Казанские и всех Святых молитвами, и Государя Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии счастьем, Маринку с сыном и Ивашка Заруцкого да чернца Миколая на Яике, на Медвежье острове, поимали и привели их к нам в Астарахань июля в 6 день, а атаманы и казаки Волские, которые были с Маринкою и с Ивашком на Яике, Государю крест целовали. И мы, видя такую неизреченную Божию милость, что Владыко Христос Бог, по своим щедротам, Государя нашего Царя и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии желание исполнил, возрадовались сердечною радостию и воздали в Троице славимому Богу хвалу, и о Государеве Царёве и Великого Князя Михайла Фёдоровича всеа Русии многолетном здоровье пели молебны с звоном, и послали к Государю, к Москве, с сеунчем и с службою голов Гордея Палчикова да Савостьяна Онучина, и атаманов и казаков».(32)

По моему мнению, «отчётное» упоминание о данном обстоятельстве в «отписке» на имя казанских воевод может служить косвенным подтверждением того, что в г. Астрахань была принесена именно та Казанская икона Божией Матери, которая пребывала в Казанском Богородицком женском (девичьем) монастыре. Хотя прямых доказательств этому не имеется.

Вместе с тем, известно, что принесение Казанского образа Пресвятой Богородицы в г. Астрахань было запечатлено в её истории весьма знаменательным событием. В так называемой «Ключарёвской летописи», которая была опубликована в 1887 г. в «Астраханских Епархиальных Ведомостях», а также «отдельным оттиском», составленной на основании различных источников ключарём Астраханского кафедрального собора Кириллом Васильевым (ок. 1770 - 1837), сообщалось, в частности, что: «В память об освобождении Астрахани от [И.М.] Заруцкого была выстроена церковь во имя Казанской Божией Матери на так называемых Пречистенских воротах, где теперь находится соборная колокольня».(33)

Об этом же упоминалось и в исследовании протоиерея М.Д. Благонравова (ок. 1850 - ?) «Архиереи Астраханской епархии за 300 лет её существования, с 1602 до 1902 года», с указанием на то, что означенная церковь была построена во время архиерейства архиепископа Астраханского и Терского Онуфрия (? - 1627), продолжавшегося, предположительно, с начала 1615 г. до 1627 г. «При Онуфрии, - писал, в частности, М.Д. Благонравов, - в память освобождения Астрахани от Ивашки Заруцкого, была построена церковь во имя Казанской Божией Матери на Пречистенских воротах [...]».(34)

О том, что «благодарные астраханцы [...] поставили на так называемых Пречистинских(35) воротах церковь во имя иконы Казанской Божией Матери, которая торжественно несена была в войске князя [И.Н.] Одоевского, пришедшего на освобождение Астрахани от [И.М.] Заруцкого в мае 1614 г.», упоминал в своей работе «Историческая записка об Астраханской епархии за 300 лет её существования. (С 1602 по 1902 год)» и протоиерей И.И. (И.О.) Саввинский (1856 - 1918).(36)

Выявленные документальные свидетельства об этой церкви, построенной, предположительно, в 1614 - 1615 гг. и просуществовавшей менее века, достаточно скудны. Некоторое представление о ней дают указания, содержащиеся в том же труде протоиерея И.И. (И.О.) Саввинского. Так, в одном из документов, под 1628 г., среди прочих, она упоминается как церковь «Казанския Богородицы "что на вратах"».(37)

Уже к концу XVII в. церковь окончательно «осиротела»: «Так, напр[имер], - отмечал протоиерей И.И. (И.О.) Саввинский, - приписаны были в 1698 г. в г. Астрахани к собору с ружными окладами их - Никольская на воротах церковь и Казанская на воротах же, про которую замечено: "а прежде в ней служили вдовые и безместные священники и пользовались от неё окладом и доходами, а ныне у той церкви священника нет, и она остаётся без пения"».(38)

К 1710 г. церковь была упразднена. «Так, - констатировал протоиерей И.И. (И.О.) Саввинский, - при построении митрополитом Сампсоном нового Успенского собора нижний этаж его устроен был в честь Владимирской иконы Богородицы, и бывшая Сретенская церковь в честь той же иконы должна была упраздниться, равно как и Казанская на вратах церковь с построением над теми воротами в 1710 г. соборной колокольни».(39)

Вместе с тем, как, например, указывает в своей статье «Комплекс Успенского собора Астраханского кремля», опубликованной в 2016 г. в «Вестнике МГСУ», исследователь А.И. Савенкова, и после 1710 г. в составе комплекса нового собора могла продолжать существовать церковь Казанской иконы Божией Матери. «У основания колокольни с северо-восточной стороны, - пишет она, - были расположены две небольшие башенки с шатровым завершением. Архитектор А.В. Воробьёв, проводивший реставрацию астраханского кремля в середине XX в., предположил, что одна из башенок - церковь-часовня Казанской Божией Матери, а вторая - часовая башня 1736 г. [...]. Действительно, есть вероятность сохранения церкви Казанской Богоматери: в Астраханских епархиальных ведомостях написано, что в 1710 г. митрополит Сампсон перестроил смежную с Пречистенскими воротами проездную башню в колокольню, вместо сгоревшей в апреле 1709 г. [...]».(40)

При этом не существует определённости ни по поводу того, какая именно Казанская икона Божией Матери была принесена в г. Астрахань в 1614 г., что за икона (или список) затем пребывала в церкви «Казанския Богородицы "что на вратах"» и Астраханском Успенском кафедральном соборе, ни в части её (их) дальнейшей судьбы.

Так, священник Н.А. Романский считал, что князь И.Н. Одоевский (Меньшой) взял с собой чудотворную «Московскую» Казанскую икону Божией Матери, видя в её именовании в «отписках» одно из подтверждений того, что именно она, а не хранившаяся в Казанском Богородицком женском (девичьем) монастыре, являлась явленной («подлинной», «оригинальной»).

И.М. Покровский же, в свою очередь, доказывал, что это была «Казанская» Казанская икона Божией Матери, взятая им из г. Казани. Документальных подтверждений ни того, ни другого не обнаружено.

Доводы священника Н.А. Романского опирались на то, что образ характеризовался как «новоявленный чудотворный», и то, что отряд князя И.Н. Одоевского (Меньшого) изначально вышел из г. Москвы. А доводы И.М. Покровского - на «додумываниях» по поводу «возвращения» его в г. Казань и логических построениях, должных доказать, что означенный образ не мог быть «Московской» Казанской иконой Божией Матери.

«25 июня 1614 г. [И.М.] Заруцкий пойман и пленником немедленно был отправлен в Казань под конвоем в 230 человек стрельцов, - писал, в частности, И.М. Покровский. - Вслед за ним туда же была отправлена Марина с сыном под конвоем 600 стрельцов. Из Казани обоих отправили в Москву, где [И.М.] Заруцкого посадили на кол, сына Марины повесили, а сама Марина умерла в тюрьме. Вместе с сильными конвоями могла быть возвращена в Казань новоявленная чудотворная икона Казанской Божией Матери, если только она не была почему-либо возвращена раньше и, конечно, навсегда осталась там [...]

Что было основанием для свящ[енника] [Н.А.] Романского полагать, что в отписках [И.Н.] Одоевского и [В.Д.] Хохлова говорится о московской иконе [...], мы не можем понять. Правда, [И.Н.] Одоевский пошёл преследовать [И.М.] Заруцкого из Москвы, но ведь писал то он в Астрахань [В.Д.] Хохлову, выйдя из Казани».(41)

Не основаны на документальных свидетельствах, но достаточно логичны следующие контраргументы И.М. Покровского. «Наконец, совершенно невозможно допустить, - отмечал он, - чтобы [И.Н.] Одоевский, вышедший против [И.М.] Заруцкого из Москвы в начале 1613 г., около полутора года ходил с Московской чудотворной иконой по России и даже зимовал с ней в Казани. Этого не позволил бы царь и кн[язь] [Д.М.] Пожарский. Взять из Казани явленную икону (возможно, что был взят только новый список с неё) в Астрахань для кн[язя] [И.Н.] Одоевского представлялось необходимым и вот почему.

Царские воеводы, узнав, что [И.М.] Заруцкий стеснён в Астрахани, поспешно двинулись к Астрахани, но на дороге узнали, что Астрахань уже очищена от воров. Это известие, говорит С.М. Соловьёв, как видно, было неприятно князю [И.Н.] Одоевскому, потому что вся честь подвига принадлежала теперь не ему, а [В.Д.] Хохлову. [И.Н.] Одоевский писал даже [В.Д.] Хохлову, чтобы он не извещал царя о событиях в Астрахани. Не участвовавши нисколько в освобождении Астрахани, воевода однако требовал себе торжественной встречи в Астрахани. Весьма возможно, что в это время [И.Н.] Одоевскому пришла в голову счастливая мысль взять с собой в Астрахань образ Пречистыя Богородицы, новоявленныя чудотворныя Казанския. Этим можно объяснить молчание летописей о том, что [И.Н.] Одоевский шёл в Астрахань с новоявленным образом. Торжественная церковная церемония встречи чтимой иконы в Астрахани, о чём уже распорядился [В.Д.] Хохлов, придавала особенную торжественность въезду [И.Н.] Одоевского в Астрахань, о чём особенно хлопотал [И.Н.] Одоевский. В отписке кн[язя] [И.Н.] Одоевского самое очищение Астрахани приписывается милости Божией и Пречистые Богородицы, молитвам святых и царскому счастью, а не [В.Д.] Хохлову».(42)

Как видно из рассуждений И.М. Покровского, он допускал также, что князем И.Н. Одоевским (Меньшим) в г. Астрахань был взят «новый список» «Казанской» Казанской иконы Божией Матери. В ряде недавних Интернет-публикаций, без ссылок на источники, также сообщается, что это был список («чтимый список», «список чудотворного образа») Казанской иконы Божией Матери, который потом и был помещён в построенной по этому случаю церкви «Казанския Богородицы "что на вратах"», а впоследствии - в новом Астраханском Успенском кафедральном соборе. Причём, в одних из них не уточняется, с какой иконы был сделан этот список - «Казанской» или «Московской»,(43) в других же содержатся прямые указания на его прообраз. «[И.Н.] Одоевский, - утверждается в одной из таких публикаций, - вёз с собой список чудотворной иконы Казанской Божией Матери, с которой ополчение К. Минина и Д. Пожарского освобождало Москву».(44)

На Информационно-аналитическом портале Саратовской и Вольской епархии «Православие и современность» приводятся следующие сомнительные «подробности», которые почему-то не были известны работавшим с серьёзными источниками историкам: «Радостью встретили астраханцы прибытие в город войск [И.Н.] Одоевского, - сообщается там. - 1 июня 1614 г. он вошёл в город, принеся с собою в благословение от царя Михаила Фёдоровича Казанскую икону Божией Матери. Этот образ был точным списком с той чудотворной иконы, с которой войска князя [Д.М.] Пожарского и [К.] Минина победно вступали в Москву».(45)

Известно, что уже «в исходе 1765 года», вследствие образования больших трещин, была «сломана» прежняя колокольня Астраханского Успенского кафедрального собора (вновь сооружена - в 1808 - 1813 гг., затем опять разобрана и заменена в 1910 г. новой),(46) ранее построенная на месте разобранной церкви «Казанския Богородицы "что на вратах"», а в 1769 г. совершенно в другом месте - в Казанской слободе г. Астрахани - была освящена новая церковь «Казанския Божия Матери» (Казанской иконы Божией Матери)(47).

При этом в некоторых современных публикациях, опять же без ссылок на источники, утверждается, что принесённая князем И.Н. Одоевским (Меньшим) в 1614 г. Казанская икона Божией Матери (её список) хранилась в Астраханском Успенском кафедральном соборе до 1769 г., после чего, как следует понимать из контекста «повествования», её перенесли в вышеозначенную церковь «Казанския Божия Матери» (Казанской иконы Божией Матери),(48) которая затем - в 1858 г. - горела, восстанавливалась, достраивалась и, наконец, была признана подлежащей «полной разборке». После возведения в 1907 г. рядом новой церкви (собора) Казанской иконы Божией Матери старая была разобрана. В советское время храм сначала захватили «обновленцы», затем «экспроприировали» власти. В 1991 г. он был возвращён Русской Православной Церкви, постепенно был восстановлен и вновь начал функционировать.(49)

Однако мне, к сожалению, нигде не удалось обнаружить упоминаний о судьбе после 1769 г. и пребывании Казанской иконы Божией Матери (либо её списка), привезённого в 1614 г. князем И.Н. Одоевским (Меньшим). Между тем, имеются указания относительно церкви (собора) Казанской иконы Божией Матери на то, что: «Среди почитаемых святынь храма, особенно замечательна написанная на Святой горе Афон икона Казанской Божьей Матери, называемая верующими Казанско-Афонская. Также здесь находятся чтимый образ Косинской Божией Матери и икона собора Преподобных Оптинских старцев с частицами мощей каждого из них».(50)

Не упоминал её среди особо почитаемых образов Астраханского Успенского кафедрального собора и протоиерей М.Д. Благонравов в своей статье «200-летие Астраханского Успенского Кафедрального Собора. 1710 - 1910 г.г.», опубликованной в № 1 за 1911 г. «Астраханских Епархиальных Ведомостей».

«Более замечательные святыни, древности и драгоценности собора следующие: - писал он, в частности, - в верхнем соборе прежде всего поражает своим величием и красотою иконостас. [...] На иконах, кроме Господа Саваофа, Спасителя и Св[ятого] Духа, изображены Божия Матерь, ангелы, прародители, праотцы, патриархи, пророки, апостолы, святители, двунадесятые праздники, так что иконостас представляет собою олицетворённую Библию и всё домостроительство Божие о спасении человеческого рода. [...] Нижний собор можно назвать усыпальницею, потому что в нём погребают иерархов. [...] Из икон здесь наиболее замечательны: Владимирская икона Божией Матери, присланная царём Иоанном Васильевичем Грозным; икона девяти Кизических мучеников с частицами мощей их: большой крест с частицами мощей, стоящий на левой стороне собора».(51)

Любопытно также, что дискутировавшие за несколько лет до этого о том, какую же Казанскую икону Божией Матери привозил в 1614 г. в г. Астрахань князь И.Н. Одоевский (Меньшой) - «Казанскую» или «Московскую», историк И.М. Покровский и священник Н.А. Романский вообще не касались темы, связанной с её дальнейшим «астраханским следом» и местонахождением предположительно оставленного здесь списка.

Таким образом, на основании доступных источников и публикаций трудно делать на сей счёт сколь-нибудь определённые выводы. Вместе с тем, очевидно, что действия князя И.Н. Одоевского (Меньшого) в отношении освобождения «задним числом» от «воров» г. Астрахани оставили неоднозначный «осадок», а это косвенно отразилось и на отношении к «астраханскому эпизоду» в истории Казанской иконы Божией Матери.

К сожалению, в настоящее время делаются попытки убрать этот «осадок» с помощью «благопристойной» «коррекции прошлого». Так, кое-где можно прочитать следующее тиражируемое утверждение: «Узнав о приближении московской рати, во главе с самой Матерью Божией, Иван Заруцкий бежал из города, а радостные жители Астрахани с крестным ходом встретили Казанскую икону Божией Матери и стали почитать Её за Избавительницу».(52)

Однако, как гласит русская пословица: «Правда краше солнца». И особенно это важно в вопросах, касающихся истории православия и наших великих святынь.

 

Алексеев Игорь Евгеньевич, кандидат исторических наук (г. Казань).  

    

Иллюстрации:

 

 

1.   Город Астрахань в 1-й половине XVII в. («Astrachan») - иллюстрация из одного из изданий книги Адама Олеария (Adam Olearius) (1599 - 1671) «Außführliche Beschreibung Der Kundbaren Reyse Nach Muscow und Persien» («Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно»).(53)

 

 

2.   «Казанская» Казанская икона Божией Матери, пребывавшая до 1904 г. в Казанском Богородицком женском (девичьем) монастыре (г. Казань) (фото конца XIX - начала XX вв.).(54)

3.   «Московская» Казанская икона Божией Матери, пребывавшая до 1918 г. в Казанском соборе (соборе Казанской иконы Божией Матери) г. Москвы (фото начала XX в.).(55)

 

4.       Архиепископ Астраханский и Терский Онуфрий (? - 1627).(56)

5.       Город Астрахань в 1-й половине XVII в. («Astrachan in Nagaia») - иллюстрация из одного из изданий книги Адама Олеария (Adam Olearius) (1599 - 1671) «Außführliche Beschreibung Der Kundbaren Reyse Nach Muscow und Persien» («Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно»).(57)

 

Сноски:

 

(1) В воспроизводимых далее цитатах ссылки на источники, содержащиеся в оригинале, опущены. - И.А.  

(2) Тюменцев И.О. Смута в Понизовых городах в 1604 - 1614 годах // Российская история. - 2012. - № 5 (Октябрь). - С. 19.

(3) См.: [Соловьёв С.М.] История России с древнейших времён. Сочинение Сергея Михайловича Соловьёва / Второе издание. - Книга вторая. - Том VI - X. - С.-Петербург: Издание Высочайше утверждённого Товарищества «Общественная Польза», 1896. - Стб. 1054.

(4) См.: Там же.

(5) Там же. - Стб. 1054 - 1055.

(6) Тюменцев И.О. Указ. соч. - С. 19.

(7) Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. Исторические монографии и исследования. - Москва: Фирма «Чарли», 1994. - С. 770.  (Серия «Актуальная история России»)

(8) Там же.

(9) Загоскин Н.П. Казанский край в смутное время. (Исторические очерки). - Казань: Типография Губернского Правления, 1891. - С. 252.

(10) См.: Алексеев И. «Господу Богу угодно было прославить многие из списков с Казанской иконы, даже непервоначальных...» (Дискуссии о местонахождении явленной Казанской иконы Божией Матери в XIX - начале XX вв. ...) [Электронный ресурс] // Русская народная линия: сайт.  (дата обращения: 08.07.2018)

(11) См.: Покровский И. Печальная годовщина со дня похищения чудотворной иконы Казанской Божией Матери в Казани (Ответ на статью Московского свящ. Н. Романского: «Где находилась подлинная /явленная/ Казанская икона Божией Матери до злополучной ночи на 29 июня 1904 года») // Православный собеседник, издание Казанской Духовной Академии. - 1905. - Декабрь. - С. 633, 635.

(12) Костомаров Н.И. Указ. соч. - С. 773.

(13) Там же. - С. 775.

(14) См.: 18. - 1614 между 3 и 17 Июня. Отписка Терского воеводы Головина Астраханским воеводам князю Одоевскому и Головину, о действиях отправленного с Терка под Астрахань, против Заруцкого, стрелецкого головы Василья Хохлова с ратью, о недостатке на Терке в ратных людях, деньгах и хлебных запасах, и о присылке последних из Астрахани // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - Санкт-Петербург («Санктпетербург»): «В Типографии II-го Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии», 1841. - С. 17.

(15) Там же.

(16) См.: Покровский И. Указ. соч. - С. 633.

(17) См.: [Соловьёв С.М.] Указ. соч. - Стб. 1060.

(18) Там же. - Стб. 1061.

(19) См.: Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - Санкт-Петербург («Санктпетербург»): «В Типографии II-го Отделения Собственной Е. И. В. Канцелярии», 1841. - III, 501, 3, 16 с.

(20) 18. - 1614 между 3 и 17 Июня. Отписка Терского воеводы Головина Астраханским воеводам князю Одоевскому и Головину, о действиях отправленного с Терка под Астрахань, против Заруцкого, стрелецкого головы Василья Хохлова с ратью, о недостатке на Терке в ратных людях, деньгах и хлебных запасах, и о присылке последних из Астрахани // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - С. 18.

(21) См.: 273. - 1614 Мая 23. Память стрелецким головам, отправленным из Самары под Астрахань, с выговором за медленность их от пути и с приказанием поспешить походом, для, скорейшего соединения с стрелецким головою Васильем Хохловым и наблюдения за действиями Заруцкого // Там же. - С. 441 - 442.

(22) 279. - 1614 Мая 27. Отписка стрелецких голов воеводам князю Ивану Одоевскому и Семёну Головину, о приходе их с ратными людьми в Астрахань, о побеге оттуда Заруцкого и Марины, и о разбитии стрелецким головою Хохловым казацких шаек под Астраханью // Там же. - С. 445.

(23) См.: 17. - 1614 Июня 1. Отписка стрелецкого головы Хохлова воеводам князю Одоевскому и Головину, о распоряжениях, сделанных им для встречи их и приёма в Астрахани // Там же. - С. 16 - 17.; 280. - 1614 Мая 29. Отписка воевод князя Ивана Одоевского и Семёна Головина стрелецкому голове Василью Хохлову, о порядке встречи и приготовлении им для постоя домов в Астрахани, и проч. // Там же. - С. 446.

(24) 280. - 1614 Мая 29. Отписка воевод князя Ивана Одоевского и Семёна Головина стрелецкому голове Василью Хохлову, о порядке встречи и приготовлении им для постоя домов в Астрахани, и проч. // Там же. - С. 446.

(25) См.: Там же. - С. 446.

(26) Там же. - С. 447.

(27) 17. - 1614 Июня 1. Отписка стрелецкого головы Хохлова воеводам князю Одоевскому и Головину, о распоряжениях, сделанных им для встречи их и приёма в Астрахани // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - С. 16.

(28) И.М. Покровский ошибочно писал, что В.Д. Хохлов ответил 4 июня 1614 г. (См.: Покровский И. Указ. соч. - С. 634.) 

(29) См.: 17. - 1614 Июня 1. Отписка стрелецкого головы Хохлова воеводам князю Одоевскому и Головину, о распоряжениях, сделанных им для встречи их и приёма в Астрахани // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - С. 17.

(30) См.: 29. - 1614 Июня. Отписка Астраханских воевод князя Одоевского и Головина Терскому воеводе Головину, о отступлении их в Астрахань и о приведении к присяге на Терке служилых и жилецких людей // Там же. - С. 27.

(31) Костомаров Н.И. Указ. соч. - С. 777. 

(32) См.: 33. - 1614 Июля 11. Отписка Астраханских воевод князя Одоевского и Головина к Казанским воеводам князьям Воротынскому и Ушатому, о поимке Заруцкого и Марины, и об отправлении в Москву стрелецких голов Пальчикова и Онучина // Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. - Том третий. - С. 33.

(33) Ключарёвская летопись (предисловие). [Васильев К.] История о начале и возобновлении Астрахани, случившихся в ней бунтах, об архиереях в оной бывших, а также о воеводах, градоначальниках и губернаторах / Отдельные оттиски: из №№ 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 и 12 «Астраханских Епархиальных Ведомостей» за 1887 г. - Астрахань: Типография Губернского Правления, 1887. - С. 14.

(34) [Благонравов М.Д.] Архиереи Астраханской епархии за 300 лет её существования, с 1602 до 1902 года. С 39 портретами. Составил Духовник Астраханской Духовной Семинарии, Священник Михаил Благонравов. Издание его же и Анисии Ар. Пименовой. - Астрахань: Типография П.С. Цейхенштейна, 1902. - С. 9.

(35) Так в оригинале. - И.А. 

(36) См.: [Саввинский И.И.] Историческая записка об Астраханской епархии за 300 лет её существования. (С 1602 по 1902 год). Составлена по поручению Астраханской Духовной Консистории членом оной священником Иоанном Саввинским. - Астрахань: Типография В.Л. Егорова, 1903. - С. 118.

(37) См.: Там же. - С. 95.

(38) См.: Там же. - С. 99.

(39) Там же. - С. 96.

(40) Савенкова А.И. Комплекс Успенского собора Астраханского кремля // Вестник МГСУ. - 2016. - № 8. - С. 12.

(41) Покровский И. Указ. соч. - С. 634. 

(42) Там же. - С. 635. 

(43) См., например: Казанский собор [Электронный ресурс] // GEO Meridian: сайт. - URL: http://geomerid.com/ru/place/1460/ (дата обращения: 08.07.2018); Церковь Казанской иконы Божией Матери [Электронный ресурс] // Love-Astrakhan.ru: сайт. - URL: http://www.love-astrakhan.ru/sgt.php?action=view&id=100000048 (дата обращения: 09.07.2018)

(44) Церковь Казанской иконы Божией Матери (Астрахань) [Электронный ресурс] // BankGorodov.ru: сайт. - URL: http://www.bankgorodov.ru/sight/cerkov-kazanskoi-ikoni-bojiei-materi-astrahan (дата обращения: 09.07.2018)

(45) Святой священномученик Иосиф, митрополит Астраханский и Терский, память 11 (24 мая) [Электронный ресурс] // Информационно-аналитический портал Саратовской и Вольской епархии «Православие и современность»: сайт. - URL: https://eparhia-saratov.ru/Articles/article_old_2965 (дата обращения: 11.07.2018)

(46) См., например: Ключарёвская летопись... - С. 37. 

(47) См., например: Там же. - С. 58. 

(48) См., например: Собор Казанской иконы Божией матери [Электронный ресурс] // Strekoza.travel: сайт.  (дата обращения: 09.07.2018)

(49) См., например: Казанский собор [Электронный ресурс] // GEO Meridian: сайт. - URL: http://geomerid.com/ru/place/1460/ (дата обращения: 08.07.2018); Церковь Казанской иконы Божией Матери [Электронный ресурс] // Love-Astrakhan.ru: сайт. - URL: http://www.love-astrakhan.ru/sgt.php?action=view&id=100000048 (дата обращения: 09.07.2018)

(50) См.: Церковь Казанской иконы Божией Матери [Электронный ресурс] // Love-Astrakhan.ru: сайт. - URL: http://www.love-astrakhan.ru/sgt.php?action=view&id=100000048 (дата обращения: 09.07.2018)

(51) Протоиерей Михаил Благонравов. 200-летие Астраханского Успенского Кафедрального Собора. 1710 - 1910 г.г. // Астраханские Епархиальные Ведомости. - 1911. - № 1 (1 января). - Отдел неофициальный. - С. 22.

(52) Церковь Казанской иконы Божией Матери (Астрахань) [Электронный ресурс] // BankGorodov.ru: сайт. - URL: http://www.bankgorodov.ru/sight/cerkov-kazanskoi-ikoni-bojiei-materi-astrahan (дата обращения: 09.07.2018)

(53) См.: Adam Olearii Außführliche Beschreibung Der Kundbaren Reyse Nach Muscow und Persien/ So durch gelegenheit einer Holsteinischen Gesandschafft von Gottorff auß an Michael Fedorowitz den grossen Zaar in Muscow/ und Schach Sefi König in Persien geschehen. - Schleßwig: «Gedruckt in der Fürstl. Druckerey/ Durch Johan Holwein», 1663 («Jm Jahr MDCLXIII»). - P. 748.; Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно / Введение, перевод, примечания и указатель А.М. Ловягина; с 19 рисунками на особых листах и 66 рисунками в тексте. - Санкт-Петербург: Издание А.С. Суворина, 1906. - С. 525.

(54) См.: Чугреева Н.Н. О Явленной Казанской иконе и «ватиканском» списке // Дом Бурганова. Пространство культуры. (Научно-аналитический журнал). - 2013. - № 3. - С. 13.

(55) См.: Чугреева Н.Н. Казанская икона Божией Матери [Электронный ресурс] // Православная Энциклопедия: сайт. - URL: http://www.pravenc.ru/text/1320206.html (дата обращения: 14.07.2018) 

(56) См.: [Благонравов М.Д.] Архиереи Астраханской епархии за 300 лет её существования, с 1602 до 1902 года. - С. 8. 

(57) См.: Адам Олеарий. Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно. - С. 523.

 

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме