Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Что же советует Пушкин царям самодержцам?»

Николай  Черняев, Русская народная линия

Консервативная классика / 08.06.2018


Ко дню рождения поэта …


 

 

Ко дню рождения А.С. Пушкина, мы публикуем фрагмент из книги «Необходимость самодержавия для России, природа и значение монархических начал»  одного из лучших знатоков жизни и творчества великого русского писателя - Николая Ивановича Черняева (1853-1910) (см. о нем). 

Публикацию, специально для Русской Народной Линии (по изданию: Черняев Н. И. Необходимость самодержавия для России, природа и значение монархических начал. Этюды, статьи и заметки.- Харьков: Тип. «Южного края», 1901.- II, 372 с.) подготовил профессор А.Д. Каплин. Название - составителя.

 

+   +   +

Заметки о монархических началах

 

IV

В сонете Пушкина «Поэту» заключается целый ряд глубоких мыслей о призвании монархов. Истолковывая это стихотворение, наша критика упускала из виду его политическое значение, а меж­ду тем гениальный сонет, если вчитаться в него, оказывается од­ним из ярких проявлений нашего национального самопознания от­носительно Самодержавия.

Поэт! не дорожи любовию народной!

 Восторженных похвал пройдет минутный шум;

Услышишь суд глупца и смех толпы холодной,

 Но ты останься тверд, спокоен и угрюм.

***

Ты царь: живи один. Дорогою свободной

 Иди, куда влечет тебя свободный ум,

 Усовершенствуя плоды любимых дум,

 Не требуя наград за подвиг благородный.

***

Они в самом себе. Ты сам свой высший суд.

Всех строже оценить умеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

***

Доволен? Так пускай толпа его бранит,

И плюет на алтарь, где твой огонь горит,

И в детской резвости колеблет твой треножник.

 

Все, что говорит Пушкин о поэте, он говорит и о царе, и наоборот. Поэта Пушкин уподобляет царю и царя поэту и на этом уподоблении основывает все свои выводы и советы.

Что же советует Пушкин царям самодержцам?

Он им советует, прежде всего, не дорожить любовию народной, и в этом совете нужно видеть не апологию деспотизма, а самое возвышенное представление об идеалах монархии. Там, где господ­ствуют представительные учреждения, все государственные дела предрешаются большинством избирателей, голосом толпы и ее ми­молетным настроением. Вот почему даровитейшие вожаки парла­мента полагают все свое честолюбие в приобретении популярности, в умении подлаживаться ко вкусам современников. Самодержцам не к чему добиваться популярности. Они уронили бы себя, если бы полагали свою задачу в угождении толпе, или, как сказал бы Дос­тоевский, улице. Творя великое дело истории, монарх должен думать не о близоруком и пристрастном суде современников, а о нелицеприятном и строго взвешенном суде потомства. Если бы ве­ликие реформаторы руководствовались мнениями недальновидного большинства, они ничего не сделали бы. Иоанн Грозный графа А. Толстого говорит Борису Годунову:

 

Как прибыльней для царства моего,

 Так я чиню, и не печалюсь тем,

Что скажет тот иль этот обо мне!

 Не на день я, не на год устрояю

 Престол Руси, но в долготу веков;

 И что вдали провижу я, того

 Не видеть вам куриным вашим оком.

 

Монархия, имеющая нравственное право сказать о себе нечто по­добное, смело может с одинаковым равнодушием относиться и к минутному шуму похвал, и к суду глупцов, и к смеху холодной толпы.

 

Ты царь: живи один.

 

 

Пушкин, конечно, был далек от мысли советовать монархам вести замкнутую жизнь, чуждую семейных радостей и общения с людьми. Он хотел сказать, что монархи не должны уклоняться от нравственной ответственности за принимаемые решения, не долж­ны быть орудиями своих слуг и советников.

Идеалом Пушкина был не такой монарх, который царствует, но не управляет, а монарх, составляющий душу государства, монарх с твердым и решительным характером и с политической инициати­вой. Такой монарх неизбежно должен жить один в важные минуты своей жизни, ибо он видит дальше окружающих его людей и смот­рит на себя как на Помазанника, сердце которого в руке Божией. Истинный смысл слов: «живи один» разъясняется дальнейшими сло­вами сонета:

.......Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум.

 

Пушкин называет дорогу поэтов и царей свободной дорогой и советует им идти этой дорогой, следуя указаниям свободного ума.

Нельзя не остановиться на этом двукратно повторенном эпитете  «свободный». В этом эпитете скрывается глубокая политическая мысль.

Ни президенты республик, ни парламентские вожаки не могут идти путем свободы и внимать голосу свободного ума. Они нахо­дятся в зависимости от избирателей и палат, от своих политических друзей и единомышленников. Они не могут усовершенствовать плоды любимых дум, не обращая внимания на увлечения и предрас­судки общественного мнения. Они поневоле должны считаться с ним, ибо оно связывает их по рукам и ногам. Суд глупцов и смех толпы холодной имеет для них громадное значение, так как им необходимо иметь на своей стороне большинство голосов, а боль­шинство нигде и никогда не состоит из избранных умов, из талан­тов и представителей доблестей.

Только цари могут идти царским путем, только их дорога может быть названа свободною, - свобод­ною от необходимости сводить партийные счеты, применяться ко взглядам сильных мира сего, подлаживаться ко вкусам людей, ни­чего не смыслящих в делах правления. Пушкин называет дорогу полномочных царей свободною потому, что они имеют неограни­ченную власть и сами составляют свой высший суд. Им не нужно наград, они строже всех оценивают свои труды и полагают свое нравственное удовлетворение лишь в сознании исполненного долга и в осуществлении замыслов, направленных ко благу народному. Дорога царей свободна потому, что они не знают никаких ограни­чений своей власти, кроме ответственности перед Богом, перед ис­торией и перед своей совестью. На земле кроме монархов-самодерж­цев не может быть политически свободных людей (мы говорим в данном случае о внешней свободе), ибо каждый гражданин связан тысячами законов, которым он должен подчиняться, хотя бы и находил их вредными. Только неограниченные монархи могут изме­нить и отменить законы во всякое время.

Свободному человеку свойственно иметь и свободный ум - сво­бодный от партийных, сословных и узкоэгоистических соображе­ний и предрассудков, и Пушкин подчеркнул это, уподобив худо­жественное творчество поэта политическому творчеству царя.

Идея сонета сводится к тому, что свобода одинаково необходима как для поэта в сфере искусства, так и для самодержца в государ­ственной деятельности. Пушкин понимал, что самодержавие зиждется на свободе и что этого никак нельзя сказать о других формах правле­ния, основанных на недоверии к нравственному достоинству человека и на боязни предоставить полную свободу кому бы то ни было.

Нужно ли говорить, что Пушкин, обращаясь к поэту, разумел прежде всего самого себя? Когда он сравнивал себя с царем, в его воображении несомненно рисовался образ императора Николая Пав­ловича или Петра Великого.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме